Торт кардинал классик: Торт Kristof Cakes Кардинал классик

«kardinalschnitte» или «полоска кардинал» к дню защитника

Пошаговый рецепт приготовления

Крем:

Взбить сливки с сахаром. Убрать в холодильник.

Если джем густой, то развести его немного кипяченной водичкой где-то 3:1.

Подготовка, выпечка теста:

Миксером взбить белки с щепоткой соли до устойчивой пены.

Ложкой вводить 180 г сахара, все время, продолжая взбивать.

Сделать вторую часть теста – яйца, 2 вида сахара, желтки взбивать миксером на водяной бане до пены.

Постепенно ввести муку ( в несколько заходов).

Разогреть духовку до 180°C. Подготовить противень – у меня размер 35х25. Если у Вас есть с хорошим покрытием, то будет достаточно легонько смазать его растительным маслом, если противень не очень, то его нужно смазать маслом и сверху положить бумагу для выпечки. Ее я тоже !!!слегка смазала маслом.

В пищевой пакет выкладываем белки, с одной стороны отрезаем кончик и отсаживаем, начиная от стенки, 6 полосок в длину, приблизительно на одинаковом расстоянии.

Между этими полосками аккуратно ложечкой выкладываем второе тесто. При этом самая средняя линия должна остаться свободной. Т.е. будет так – белое тесто, желтое, белое, желтое, белое. Снова - белое, желтое, белое, желтое, белое.

Присыпать массу слегка сахарной пудрой.

Выпекать 15 - 20 минут. До золотистого состояния белка.

Вынуть из духовки. Дать немного остыть в помещении без сквозняков.

Разрезать готовое тесто сначала по середине, где осталась пустота. Затем для третьей части от каждого кусочка (у нас их пока 2 длинных) отрезать 1/3. Так у нас выйдет 3 одинаковых по длине полоски. Удалить бумагу. Для этого кусочек полоски перевернуть и аккуратно снять бумагу.

Сборка:

Длинную полоску выкладываем в форму или на блюдо.

Сверху наносим немного джема – буквально три полосочки по длине. Сверху – сливки.

Затем - укладываем средний слой из 2-х маленьких частей. Снова – джем, сливки.

Сверху – третий слой тоже из длинной полосочки. Сверху – немного джема уже без сливок. Убрать в холодильник на 2-3 часа.

Перед подачей посыпать полоску сахарной пудрой, нарезать на 6-7 частей. Всё!

Приятного чаепития!

Всех наших дорогих Мужчин с праздником! Вы нам нужны! Будьте здоровы и счастливы!!!

Дополнительная информация

Продолжаю тему австрийский десертов. Предлагаю попробовать «Kardinalschnitte» - очень легкое, нежное, воздушное пирожное. Пробовали его в Вене. Воспроизвела только сейчас для своего любимого, т.к. по названию очень подходит к мужскому празднику. Запомнилось пироженко тем, что в нём нет как такого бисквита, т.е. есть, но не в том виде, как мы привыкли. Кроме малинного пробовали такие шоколадные и абрикосовые полосочки. Всё было вкусно! И, сейчас нам тоже очень вкусно, что решили к дню рождению дочки (уже через 2 дня )сделать такое же пироженко, только в виде торта. ************** При приготовлении главное правило – не переборщите сахар в сливки и сливки в торт. Удачи!

Торт «Кардинал» Классик «Кристоф.

Фабрика десертов» ООО ГлобусЭлит 500 грамм пл/б*

раздел все Дарим Подарки - Средства для ванны и душа. Ив Роше. Лови Момент !!! Пикник на природе Бакалея - Крупа, каша, хлопья - - Греча - - Рис - - Пшено, Булгур, Кус-Кус - - Крупы - - Хлопья - - Каши - - Бобовые (горох, фасоль, чечевица) - - Yelli - Макароны - - 3 Glocken - - Aida - - Barilla - - Borges - - De Cecco - - Delverde - - Federici - - Grand di Pasta - - La Molisana - - Maltagliati - - Pasta Zara - - Pasteroni  - - Байсад - - Знатные - - Makfa - - МакСтори - - Мистраль - - Роллтон - - Сэн Сой - - Шебекинские - - Другие марки - Мука, крахмал, сухое молоко, сливки - Продукты быстрого приготовления - Масла растительные - - Масла оливковые - - Масла растительные - - Масло кукурузное - - Масло подсолнечное - Сахар, соль, сода, дрожжи - - Сахар - - Соль - Снеки - Соусы, кетчуп, уксус - - Горчица - - Кетчуп - - Соусы - - - Dolmio - - - Heinz - - Томатная паста, аджика - - Уксус, маринад - - Хрен - Специи, приправы сухие, кондитерские п/ф - - Gallina Blanca - - Vegeta - - Cykoria - - Магги - - Каре/ Добрый Гном/ Спец - - Kamis - - Knorr - - Kotanyi - - Santa Maria - - Dr.

Oetker, Ореховые истории - - Домашняя кухня/ Парфэ декор - - Индана, Вкусмастер, Приправыч - - Роллтон - - Трапеза - - Другое - Сухие завтраки, мюсли - Сухофрукты, орехи - - Орехи - - Семечки - - Сухофрукты - - Смеси из орехов и сухофруктов - Грибы сушеные - Восточная кухня - Диетические и диабетические товары - - Сахаразаменители - - Кондитерские изделия - - - Конфеты, шоколад, шоколадная паста - - - Торты, печенья, вафли - - - Варенье, джем, конфитюр - - Напитки для стройности и здоровья - - Продукты питания - - Schar - - Леовит Гастрономия - Майонез - Маргарин, спред - Масло - Сыры весовые - Сыры копченые - Сыры плавленные, фондю - Сыры творожные, мягкие, фета, брынза - - Брынза, фета - - Моцарелла - - Творожный сыр - - Сыры деликатесные, десертные - Сыры фасованные, в нарезке - - Сыры в нарезке - - Сыры фасованные - Яйцо - Салаты готовые, суши, хумус, сэндвичи и другое Мясная гастрономия - Ветчина паштеты - Мясные Деликатесы - - Мясные деликатесы в нарезке - Колбасы вареные - Колбасы варенокопченые и полукопченые - - Колбасы варенокопченые и полукопченые в нарезке - Колбасы сырокопченые и вяленые - - Колбасы сырокопченые и вяленые в нарезке - Сосиски, сардельки Кондитерские изделия - Конфеты - - Карамель, ириски, леденцы и другие - - Конфеты шоколадные - - Конфеты шоколадные в коробках - - - Alpen Gold, Laima, ConFashion, O'Zera - - - Cote d'Or, Mozart, Storck, Esfero - - - Ferrero, Lindt, Fazer - - - Комильфо, А.
Коркунов - - - Россия Щедрая Душа, Сладко, Fluide - - - Рот Фронт, Бабаевский, Красный Октябрь, Вдохновение - - - Фабрика им. Крупской - - - Самарский Кондитер - - - Трюфели - - - Наборы Конфет - Шоколад - Мармелад, пастила, зефир - Восточные сладости - Сироп, варенье, мед, конфитюр - - Мед - - Сироп - Паста шоколадная - Торты, пироги, пирожные - - Пироги, коржи - - Торты вафельные, бисквитные - - Карат плюс - - Кристоф.Фабрика десертов и другое - - Метрополь - - Невские Берега - - У Палыча - - Петра+ - - Север - - Фили Бейкер - - Mirel - Печенье, вафли, круассаны,кексы, рулеты - - Вафли - - Круассаны, десерты  - - Рулеты, кексы - - Печенье и другое - - - Kellogg's, Mars, Milka,Oreo, Twix - - - Bahlsen, Bergen, Coppenrath,  - - - Barilla Mulino Bianco, Grisbi, Delser, Flis Ritto, 7Days, Selga - - - Emco, Tuc, Bonne Maman, Orion - - - Merba, StMichel, McVities, Vestalia - - - Кухмастер, Петро-Хлеб, Bakery Story, Мастер Конд, Русское печенье - - - Бискотти, Konti, Северная Столица, Полет, Каскад, Маска - - - Любятово, Хлебный Спас - - - Посиделкино, Тирлим, Дымка, Лифляндия, РотФронт, Яшкино, Акульчев, Мон Шарне - - - Юбилейное - Печенье, мармелад, восточные сласти весовые - - Вафли - - Восточные сладости - - Мармелад, зефир, конфеты - - Печенье  - Жевательная резинка, освежающие конфеты - Белевские сладости Консервированные продукты - Ветчина, паштеты - Грибы - Мясо - Овощи - - Баклажаны - - Зеленый горошек - - Кабачки - - Кукуруза - - Огурцы - - Перец - - Томаты - - Фасоль - - Лечо - - Ассорти, закуски, салаты - - Другие овощи - Оливки, маслины - Рыба - Фрукты и ягоды Молочные продукты - Братья Чебурашкины - Молоко - Сливки - Сметана - Творог - - Активиа, Danone - - Вкуснотеево - - Домик в деревне - - Простоквашино - - Савушкин продукт - - Valio - - Другие марки - Йогурт - - BioMAX - - Campina Fruttis - - Danone - - Ehrmann - - Epica - - Isey Skyr - - Landliebe - - MilkLabel  - - Valio - - Активиа - - Б.
Ю.Александров - - Био-Баланс - - Большая кружка - - Молочная культура - - Простоквашино - - Савушкин продукт - - Слобода - - Чудо - - Другое - Кефир, ряженка, биопродукты - Молочные напитки, кисель - Молочный коктейль - Творожная масса, глазированные сырки, пирожные - Молочные продукты для детей - - Агуша - - Здрайверы - - Простоквашино - - Растишка - - Тема  - - Смешарики - - Чудо детки - - Фрутоняня - Запеканка, пудинг, каши - Сгущенное молоко - Десерты - - Даниссимо - - Чудо - Мороженое, десерты Рыбная гастрономия - Икра - - Икра красная - - Икра имитированная - - Икра прочих рыб - Рыба вяленая - Рыба деликатесная - Рыба копченая - Сельдь, килька, анчоусы  - Морепродукты, морская капуста - Крабовые палочки, крабовое мясо - Рыбная закуска, паштеты Свежее мясо, рыба, птица - Говядина Мираторг, Блэк Ангус - Мясо - Птица - Полуфабрикаты из мяса - Рыба, морепродукты - Полуфабрикаты (кулинария "Карусель") - Полуфабрикаты (кулинария "Окей") Хлебобулочные изделия - Батоны  - Хлеб - Хлебцы, лаваш, лепешки - Сдоба, рулеты - Пряники, сушки, сухари - Тарталетки - Свежевыпеченные изделия  - - Карусель - - - Батоны - - - Печенье - - - Сладкая выпечка - - - Сытная выпечка - - - Хлеб - - Окей - - - Хлеб - - - Батоны - - - Сладкая выпечка - - - Сытная выпечка - - - Печенье Замороженные продукты - Замороженное мясо, птица - Замороженные морепродукты, рыба, полуфабрикаты рыбные - Замороженные готовые блюда, котлеты, фрикадельки, бифштексы, чебуреки - - Бифштексы, котлеты, шницели, фрикадельки - - Котлеты, Наггетсы из мяса птицы - - Котлеты овощные - - Чебуреки, голубцы, зразы, лазанья - - Готовые блюда - Замороженные пельмени,манты, хинкали, вареники, сырники - Замороженные блины, тесто, пицца,пироги - Замороженные овощи - Замороженные ягоды - Замороженные грибы Овощи, фрукты, грибы - Грибы - Овощи - Зелень, ростки - Салаты Белая Дача, Салаты In Orto - Фрукты - Фрукты экзотические - Ягоды - Соленья - - Соленья - - Соленья весовые Вода, напитки, соки, квас - Вода питьевая - Соки - - Добрый - - Золотая Русь - - J7 - - J7 Тонус  - - Любимый  - - Моя семья - - Мой - - Nar - - Rich - - Santal - - Swell - - Сады Придонья - - Фруктовый сад - - Я - - Другие марки - - PAGO - Лимонад - Чай холодный, напитки - Морс, Узвар - Энергетические напитки - Квас Чай, кофе, какао - Чай - - Чай AKBAR - - Чай АХМАД - - Чай BASILUR - - Чай CURTIS - - Чай DILMAH  - - Чай GREENFIELD  - - ЧАЙ LIPTON - - Чай ПРИНЦЕССА НУРИ, ЯВА, ГИТА - - ЧАЙ RICHARD - - Чай TEEKANNE - - Чай TESS - - Чай TWININGS - - Чай NADIN - - Чай MILFORD  - - Чай NEWBY - - Чай МАЙСКИЙ - - Чай КОНФУЦИЙ - - Чай ЧАЙНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ - - Чай - Чай весовой - - Чай китайский коллекционный весовой - - Чай китайский элитный весовой - - Чай с добавками - Кофе - - Кофе в зернах - - Кофе молотый - - Кофе растворимый - - Кофе в капсулах  - - Кофе развесной (окей) - Какао, горячий шоколад - Кофейный напиток, цикорий Бытовая химия и хозяйственные товары - Кондиционеры, отбеливатели, пятновыводители для белья - - Кондиционеры для белья - - Отбеливатели, пятновыводители для белья - Средства для мытья посуды - Средства для посудомоечной машины - Стиральные порошки - - Ariel - - Deni, Dosia - - Frosch - - Luxus, Burti, Bon, Meine Liebe, и другие - - Losk, BiMax, Sorti - - Persil - - Tide - - Ласка - - Миф - - Аист, Ворсинка, E и другие - Чистящие средства - Хозяйственные товары - - Губки хозяйственные - - Тряпки и салфетки для уборки - Чистящие средства для туалета - Освежители воздуха - Хозяйственное мыло - Frau Schmidt - DR.
Beckmann - Средства защиты от насекомых - - Средства защиты от моли, муравьев, тараканов - - Другое Товары для детей и мам - Молочная смесь - Детское пюре - - Агуша - - Бабушкино лукошко - - Тема - - Фруттоняня - - Bebivita - - Fleur Alpine - - Gerber - - Heinz - - Hipp - - Semper - - Спеленок, Сами с Усами и другое - Каши, супчик, вермишелька, пудинг - Напитки, соки, вода, чай - - Агуша - - Бабушкино лукошко - - Малышам - - Сады Придонья - - Спелёнок, Сами с усами - - Тёма, Винни - - Фрутоняня - - Fleur Alpine - - Gerber - - Heinz, Pediasure - - Hipp - - Nutricia - - Semper - - Вода детская питьевая - - Чай детский, кисель и другое - Печенье - Подгузники - - Happy Bella Baby - - Helen Harper - - Libero  - - Merries - Гигиенические средства детские - - Детская зубная паста - - Детские зубные щетки, прорезыватели - - Детские шампуни - - Детские средства для купания  - - Детский крем, молочко - - Детское масло, присыпка - - Детские влажные салфетки, пеленки одноразовые - Гигиенические товары для мам - Детская бытовая химия Товары для дома - Банные принадлежности - Одноразовая посуда - Раздел автолюбителя - Салфетки, бумажные полотенца - Товары для спорта и отдыха - Товары для сада и огорода - Товары домашнего быта - - Вешалки, мешки для стирки, щетки и другое - - Швабры, щетки и другое для уборки - - Лампочки, удлинители, батарейки и другое - Средства для ухода за обувью - - Kiwi - - Salamandar - - Salton - - Silver - - Штрих - - Другое - Все для ремонта - - Инструменты для ремонта - - Клей Товары для семьи - Косметические средства для женщин - - Дезодоранты - - Косметические средства для лица  - - - Cettua - - - Clearasil - - - Eveline - - - Garnier - - - Himalaya - - - L'oreal - - - Lumene - - - Natura Siberica - - - Nivea  - - - Olay - - - Невская косметика - - - Сто Рецептов Красоты - - - Черный жемчуг - - - Чистая линия, Калина - - - Другие марки - - Крем для тела - - Крем для рук, ног - - Средства для депиляции - - Средства для ухода за волосами - - - Шампуни - - - - Clear Vita Abe - - - - Dessange - - - - Diplona Professional  - - - - Dove - - - - Elseve L'Oreal - - - - Essence Ultime - - - - Garnier Fructis, Garnier  - - - - Gliss Kur - - - - Head and Shoulders - - - - Natura Siberica - - - - Nivea - - - - Pantene PRO-V - - - - Schauma - - - - Shamtu - - - - Syoss - - - - Timotei - - - - Чистая линия - - - - 100 рецептов красоты - - - - Другие - - - Бальзамы, кондиционеры, маски для волос - - - Лаки для волос - - - Воск, гели, муссы, спреи для волос - - - Краски для волос - - - - Garnier - - - - L'Oreal - - - - Schwarzkopf - - - - Фитокосметик - - - - Estel - - Ухоженные ноготочки - Косметические средства для мужчин - - Бритвенные станки - - Кремы, гели и пены для бритья - - Лосьоны, бальзамы после бритья - - Шампуни для волос - - Гель для душа - - Дезодоранты - - Туалетная вода, одеколон - - Уход за кожей - - Краска для волос - Гели для душа, пена для ванны, туалетное мыло - - Гели, скрабы для душа - - Пена, соль для ванны - - Мыло твердое - - Мыло жидкое - Средства по уходу за полостью рта - - Зубная паста - - - Aquafresh - - - Асепта - - - Blend-a-med - - - Colgate - - - Corega - - - Lacalut - - - Лесной Бальзам - - - Новый Жемчуг - - - Paradontax - - - REMDRANDT - - - President - - - R.
O.C.S. - - - Sensodyne - - - Silca - - - Splat - - - 32 Бионорма - - - Systema, Zact - - - Другие пасты - - Ополаскиватели для полости рта, освежители - - Зубные щетки, зубные нити - - Зубочистки - Средства личной гигиены для женщин - - Always - - Bella - - Kotex - - Libresse - - Naturella - - o.b. - - Ola! Русалочка - - MoliMed - - Seni Lady - - Tampax - - TENA - - Depend - - Ежедневные прокладки - - - Always - - - Bella - - - Carefree - - - Discreet  - - - Kotex - - - Libresse - - - Naturella - - - Ola! - - - Другие марки - - Средства для интимной гигиены - Туалетная бумага - Бумажные платочки, косметические салфетки, ватные диски др. - Средства контрацепции, смазки, тесты - - Гели, смазки - - Средства контрацепции - - Тесты - Пластыри, леккер, бахилы - Влажные салфетки Печатная продукция, Канцелярские товары и другое - Газеты - Журналы - - Журналы развлекательные, познавательные - - Журналы о бизнесе, финансах, политике. - - Журналы для женщин - - Журналы для мужчин - - Журнылы для родителей - - Журналы для детей - - Журналы для автолюбителей - - Журналы о доме и саде - - Журналы кулинарные - - Кроссворды, Сканворды - День рождения - Все для офиса и школы - - Тетради, бумага, папки и другое - - Офисная канцелярия - - Письменные принадлежности - - Прочие Товары для животных - Корм для птиц - Корм для грызунов, кроликов - Корм для кошек - Корм для собак - Корм для аквариумных рыбок - Средства по уходу за животными Оплата мобильной связи - БИЛАЙН - МЕГАФОН - МТС - ТЕЛЕ 2 - Офис - - Молочная продукция - - Мясная гастрономия - - Сыр - - Фрукты Овощи Ягоды - - Хлеб Печенье Сдоба

найти

Вариант из списка всеЗначение из спискаНовое значение из списка

Лучшие австрийские десерты и сладости, которые стоит попробовать

Австрийские десерты не случайно считаются образцом классического кондитерского искусства – они широко известны за пределами страны, а рецепты местных сладостей включены в популярные кулинарные книги. Поэтому, если вы окажетесь в Австрии, обязательно попробуйте хотя бы несколько из лучших национальных десертов.

Яблочный штрудель (Apfelstrudel)

Нежный слоеный рулет с яблоком, корицей, сахаром и изюмом знаком, пожалуй, даже тем, кто сладости не очень любит. Но мало кто знает, что именно в Вене его испекли впервые.

В буквальном переводе Apfelstrudel означает «яблочный вихрь». Именно так нередко описывают свои ощущения туристы, впервые попробовавшие оригинальный десерт в Вене. Тесто для классического штруделя готовится из муки высшего сорта, воды и масла и должно получаться максимально тонким.

В венском кафе Residenz, расположенном при дворце Шенбрунн, периодически проводят так называемое «Штрудель-шоу». Пекарь раскатывает тесто настолько тонко, что сквозь него можно читать газету.

Хорошим местом для знакомства с классическим штруделем в Вене считается кафе Eiles. Кусочек яблочного рулета (4 €) и венский кофе (3,5 €), чудесная атмосфера и изящная обстановка позволят вам почувствовать себя настоящим австрийцем.

Кайзершмаррн (Kaiserschmarrn)

Десерт с труднопроизносимым названием «кайзершмаррн», по сути, является омлетом, порезанным на кусочки, зажаренным до аппетитного хруста и посыпанным сахарной пудрой. Свое название «императорский омлет» получил в честь австрийского правителя Франца Иосифа, который это лакомство очень любил.

Для большей сладости, в Вене кайзершмаррн подают со сливовым повидлом и ванильным соусом. Целых 8 видов этого традиционного австрийского десерта можно попробовать в кафе Heindls, где его готовят с абрикосами, грецкими орехами и брусникой, кусочками груши, сметаной и ромом, лесными орехами и другими шикарными ингредиентами. Стоимость маленькой сковородки – 10,80 €, дегустационная порция – 4,80 €. При желании, к десерту можно выбрать практически любые фрукты и соусы.

Ишльские тортики (Ischler Törtchen)

Ишльские тортики заслуживают отдельного упоминания. Традиционно в Австрии они считаются рождественским печеньем, но во многих кондитерских популярное лакомство подают круглый год. Два коржика из песочного теста соединяются между собой за счет нежной шоколадной кремовой начинки, покрываются слоем шоколадной глазури и украшаются фисташкой.

Придумал десерт известный австрийский кондитер Рихард Курт в 50-е годы прошлого века, когда работал в кондитерской Zauner на горном курорте Бад-Ишль. Именно это место и считается «малой родиной» знаменитых сладостей. К слову, кондитерская до сих пор радушно принимает гостей, 500 грамм десерта здесь стоят 11 €. Попробовать тортик можно и в Вене. Например, в кафе Sluka его цена составляет 5 €.

Пирожное «Кардинал» (Kardinalschnitte)

Пирожное «Кардинал» не самое известное из австрийских сладостей, но раз попробовав, его уже невозможно забыть. Нежное, воздушное, оно определенно понравится любителям изысканных и необычных десертов.

Kardinalscnitte впервые приготовили в венской кондитерской L. Heiner в 1933 году по случаю большого католического праздника. В разрезе готовый десерт имел цвета флага Ватикана. Полоски бисквитного теста в процессе выпекания становились желтыми (оттенок усиливался за счет использования абрикосового конфитюра), а прослойка из безе – белой. Так классическое пирожное в Австрии готовят и в наши дни.

В венской кондитерской Aida на выбор сладкоежкам предлагается сразу 3 варианта «Кардинала»: со вкусом кофе, ванили и малины. Цена десерта – 3,60 €.

Зальцбургские нокерльн (Salzburger Nockerln)

Не только венские сладости известны во всем мире. Так, славится необычными десертами и Зальцбург. Его Nockerln – название лакомства на русский язык можно приблизительно перевести как «клецки» – напоминают нежное суфле, основа для которого замешивается из желтков, муки, сахара. Белки взбиваются отдельно до тех пор, пока не примут форму устойчивых пиков, после чего примешиваются к тесту. Из получившейся массы формируют клецки, которые выпекают на очень слабом огне. Подают сладости с сахарной пудрой или с малиновым соусом.

Считается, что Salzburger Nockerln олицетворяют собой заснеженные горные вершины, окружающие Зальцбург. Своим появлением десерт обязан прекрасной Саломее Альт, дочери местного купца, жившей в начале XVII века.

В 1938 году австрийский композитор Ф. Раймонд написал оперетту Saison in Salzburg (Salzburger Nockerln), в тексте которой десерт назывался «сладким, как любовь, и нежным, как поцелуй».

Оказавшись в Зальцбурге, конечно же, нельзя не попробовать легендарные клецки. Например, в S’Nockerl im Elefant по вашему заказу их приготовят всего за 25 минут. Порция будет стоить 14,90 €.

Пуншкрапфен (Punschkrapfen)

Эти маленькие австрийские пирожные обычно притягивают взгляд необычно ярким цветом. Готовят десерт из слоев бисквитного теста, пропитывая их ромом или пуншем и делая между ними прослойки из абрикосового джема и шоколада. Снаружи сладости покрывают оригинальной розовой сахарной глазурью. Как правило, идеальный Punschkrapfen представляет собой аккуратный кубик с гранями ровно по 4 сантиметра и весит всего 130 грамм.

В Sluka и других венских кондитерских пирожное стоит порядка 3 €. В магазинах оно продается в упаковках по несколько штук.

Гугельхупф (Gugelhupf)

Гугельхупф – десерт австрийского происхождения с итальянскими и французскими корнями. Его также очень любят готовить в Германии, Швейцарии, Чехии и некоторых других европейских странах. Особенно гугельхупф популярен во французском Эльзасе, некогда принадлежавшем Австрии.

Пышный круглый кекс с отверстием посредине готовят из нежного дрожжевого теста с добавлением миндаля, изюма, иногда – других сухофруктов и орехов. Как правило, изюм предварительно пропитывают ромом, коньяком, бренди или глинтвейном – так десерт приобретает невероятные вкусовые нотки и характерный аромат. Перед подачей гугельхупф щедро украшают глазурью или сахарной пудрой.

В Австрии существует множество вариаций приготовления Gugelhupf. Но одно из главных условий – использование светлого и темного теста. Благодаря этому, в разрезе кекс имеет красивый мраморный узор.

В Grand Hotel Wien гугельхупф подают с расплавленным шоколадом. Порционный кусочек стоит 3,5 €, а целый кекс можно купить за 16 €. Во многих венских кондитерских он продается в подарочной упаковке в качестве сувенира или подарка.

«Мавр в рубашке» (Mohr im Hemd)

Этот вкусный десерт – словно уменьшенная копия гугельхупфа. Тесто для маленького кекса замешивают из хлебных крошек, шоколада, желтков, миндаля и красного вина, а затем помещают на водяную баню. Венчают кондитерское творение шоколадный соус и взбитые сливки. Благодаря необычной рецептуре и технологии приготовления достигается идеальная консистенция – «Мавр» буквально рассыпается во рту на множество мягких крупинок.

Но десерт интересен не только своим восхитительным вкусом, но и непривычным названием – его свободный перевод звучит как «негр в рубашке». Именно провокационное выражение стало в свое время причиной многочисленных споров. Из-за частых недоразумений многие рестораны либо отказывались от десерта, либо заменяли его название в меню.

Как бы там ни было, сегодня Mohr im Hemd в Вене можно попробовать практически везде. Например, в кафе Central его подают с шариком ванильного мороженого по цене 7,30 €.

Линцский торт (Linzertorte)

Если описывать Линцский торт в нескольких словах, то его можно представить как нежное рассыпчатое тесто из муки, масла, орехов. Сверху корж заливается большим количеством ягодного варенья и украшается аккуратной «решеточкой». Часто десерт готовят в виде печенья или небольших пирогов. В Австрии он считается одним из любимейших лакомств на Рождество.

Linzertorte – самый распространенный австрийский торт в мире и одновременно – один из старейших в кулинарии. Говорят, что первый рецепт его приготовления датируется 1653 годом.

Название знаменитый десерт получил по названию города, где был придуман. Поэтому лучше всего торт пробовать именно в Линце. Например, в местной кондитерской Jindrak этот десерт можно купить в красивой подарочной коробке (9 €) или выбрать необычный сувенир в виде съедобного брелка Linzertorte (всего за 0,8 €).

Торт «Захер» (Sachertorte)

Знаменитый венский торт «Захер» – это шоколадный бисквит с прослойкой абрикосового джема, покрытый слоем темной глазури. Хотя оригинальный рецепт десерта хранится в строгом секрете, его основные ингредиенты известны. Многие кондитерские в Австрии создают свои собственные вариации Sachertorte.

Торт «Захер» – настоящая венская классика. Его рецепт был придуман в 1832 году Францем Захером для австрийского дипломата Клеменса Меттерниха и его высокопоставленных гостей. Автору будущего кондитерского шедевра было на тот момент всего 16 лет.

Торт, приготовленный по оригинальному рецепту, подают в кафе Sacher в одноименном венском отеле и в кафе Demel. Но не удивляйтесь, когда поймете, что это не один и тот же десерт. Оба кафе могут называться «родиной» Sachertorte, оба ставят на него свою шоколадную печать, различие по большому счету кроется лишь в абрикосовом конфитюре. «Демель» покрывает им верхнюю часть бисквита, в то время как «Захер» наносит его между двух коржей.

Помимо обоих прославленных кафе, где стоимость кусочка торта составляет около 7 €, попробовать изысканный венский десерт можно в каждой австрийской кондитерской. Например, в Aida он стоит почти в 2 раза дешевле – 3,7 €.

Читайте также:

21.07.2019

Больше по теме

Декларация соответствия ЕАЭС N RU Д-RU.РА01.В.79401/20, от 03 сентября 2020 г.

Общее наименование продукции

Торты, пирожные, рулеты и полуфабрикаты для тортов, пирожных, рулетов в ассортименте: (смотри приложение № 1 на одном листе)

Обозначение продукции

Пирожные бисквитные:"Ванильный мусс", "Тропический мусс", "Сливочная феерия", "Тет-а-тет", "Чизкейк кофейный", "Мечта", "Фисташковое", "Ягодный коктейль", «Рулетное», «Чизкейк клюквенный», «Королевское», "Зеркало", "Йогуртовое", "Классик", "Творожное", "Трухлявый пень", "Трюфель", "Черный лес", "Черный принц", "Экзотик"«Бархатный вечер», «Бархатная ночь», «Дубравушка»«Дуэт»«Каннеле»«Птичье молоко»«Роллы» с ванильной начинкой«Роллы» с карамельной начинкой«Роллы» с сырной начинкой«Роллы» с творожной начинкой«Роллы» с ягодной начинкой«Театральное»«Экзотика»«Бабушкино»«Черепаха»«Сметанное» с ананасом«Десертное», «Карамельный десерт», «Кофейное», «Саше», «Элегия», «Бисквитное», «Брауни», «Буше», «Де Лиз», «Йогурт», «Каппучино», «Карамель», «Буше маковое», «Маково-черничное», «Малиновое», «Мудрый еврей», «Мудрый монарх», «Опера», «Пикантное», «Пьяная вишня», «Соблазн», «Творожный десерт», «Тирамису», «Три шоколада», «Сметанное», «Фантазия», «Апельсиновое», «Цитрусовое», «Шоколадный мусс»«Розовый грейпфрут»Рулет бисквитный:«Бархатный вечер», «Мечта», «Фисташковый», «Цитрусовый», «Ягодный коктейль», "Кремовый",«Рулет с вареной сгущенкой и арахисом», «Ореховый», «Рулет с конфитюром и сливками», «Вишневый», «Ночка»,рулет «Шоколадный», «Сластена», «Фантазия», «Фруктовый»,с джемом,«Полено»«Сметанный». Торт бисквитный:"Ассорти", "Четвертинка"«Цитрусовый», «Ягодный коктейль», «Банановый рай», «Детский», «Добрый жук», «Пломбирный», «Бархатный вечер», «Бархатная ночь», «Ветка», «Генерал», «Ириска», «Нежный», «Отелло», «Птичье молоко», «Птичье молоко» с халвой,«Ричард», «Серенада», «Сказка», «Славянка»«Театральный»«Тропический мусс»«Трюфель»«Чизкейк Нью-Йоркский»"Сметанный" с ананасом"Испанец", "Ламанчи", "Любительский"«Гнездо»«Мозайка»«Мокко»«Очарование»«Сладкий магнит»«Чизкейк клюквенный»«Чизкейк кофейный»«Элегия»«Австрийский», «Бабушкин», «Дедушкин сметанный», «Виктория», «Винтаж», «Вишневая фантазия», «Гламур», «Донские узоры», «Заказной», «Зеркало», «Зимняя вишня», «Итальянец», «Йогуртовый», «Йогуртовый со смородиной», «Карамель», «Каро», «Классик», «Маково-черничный», «Маковый», «Малиново-творожный», «Медея», «Мечта», «Мон Плезир», «Мудрый еврей», «Мудрый монарх», «Мужской каприз», «Прага», «Пьяная вишня», «Сказка лесная», «Сметанный», «Соната», «Суфле» лимонное,«Суфле» кофейное,«Творожный», «Творожная фантазия», «Тирамису», «Тропикана», «Трухлявый пень», «Черепаха», «Торжество», «Фисташковый», «Черемуховый», «Черный лес», «Черный принц», «Чизкейк лимонный», «Шогана», «Шоколадная соната», «Шоколадный», «Шоколадно-апельсиновый», «Экзотик», «Элит», «Южный вечер»«Грильяж»«Клубничный»Пирожное вафельное:«Трубочка»Пирожное воздушное:«Безе», «Безе кофейное», «Безе малиновое», «Эстерхази»«Макарони», «Макарони шоколадный», «Рокай ореховый», «Рокай кокосовый», «Рокай кофейный», «Нежность»Торт воздушно-ореховый:«Монблан»«Киевский»Пирожное заварное:«Кольцо», «Профитроли» вкус крем-брюле,«Профитроли» сливочный вкус,«Профитроли», «Флоренция», «Шарм», «Эклер йогуртовый», «Эклер» вкус крем-брюле,«Эклер» сливочный вкус,«Юмбрик»«Шукеты с сыром»Торт заварной:«Дамские пальчики»Пирожное комбинированное:"Кардинал"«Графские развалины»Торт комбинированный:"Чизкейк Искушение", "Ассорти"«Графские развалины», «Рапсодия»«Ричард»;«Гнездо»;Пирожное крошковое:«Картошка»;«Картошка новая»; Пирожное песочное:"Чизкейк Верона"

читать бесплатно онлайн полную версию книги автора Даррен Шэн (Начало книги) #1

кап учуй покой

Если Кардинал ущипнет себя за задницу, на стенах города проступят синяки. Так тесно они связаны – город и Кардинал. Как сиамские близнецы, у которых на двоих одна черная порочная душа.

Он занимал все мои мысли, я думал только о нем, пока поезд пережевывал пригороды, петлял между пакгаузами и фабриками, а потом медленно вползал под сень частокола небоскребов. Как завороженный, я прилип носом к грязному стеклу и успел мельком увидеть Дворец. Ослепив меня на миг своим великолепием, здание тут же растворилось во мраке. Там Кардинал работает, живет, спит и вершит судьбы миллионов жалких людишек. Дворец – это сердце мегаполиса.

Число слухов о Кардинале не уступает числу трупов, замурованных в бетонных фундаментах города. Среди них – слухов – попадаются нелепые, чудовищные и ошеломляющие. Про то, например, как однажды Кардинал выиграл у Папы пару стран в шахматы. Про одного президента, который, чем-то рассердив Кардинала, сорок дней и ночей простоял на коленях у входа во Дворец, вымаливая прощение. Про актера, который мог гарантированно получить «Оскара», если поцелует Кардинала в зад. Про террориста-смертника, который в последнюю секунду застыл как статуя под ледяным взглядом Кардинала – говорят, так его и уволокли, рыдающего, неспособного пошевелить пальцем на кнопке детонатора.

Когда поезд уже замедлял ход и перестраивался на путях, вспомнилась еще одна байка – так, несерьезная мелочь, но поучительная и, как большинство мифов, возможно, невыдуманная.

Как-то раз в город прибыл важный посланец от одного нефтяного принца. Его провели на пятнадцатый этаж для личной встречи с Кардиналом, ведь это был не какой-нибудь там курьер, а высокопоставленный вельможа, посланник, избранный самим монархом.

Он вошел, начал свою речь, держа, по обычаю своей страны, глаза долу, а когда поднял взгляд, оцепенел. Кардинал внимательно слушал. Ублажаемый при этом шлюхой-минетчицей.

Увидев, что посланник замолчал, правитель нахмурился и велел ему продолжать. Тот продолжил, запинаясь, глотая слова, не в силах оторвать взгляд от обнаженной шлюхи, присосавшейся к хозяину кабинета.

Кардиналу это блеяние быстро надоело, и он приказал визитеру убираться. Тот, оскорбившись, разразился гневной тирадой, тогда выбившийся из ритма Кардинал вылетел из кресла и, взревев как бык, понесся на гостя, схватил за грудки и швырнул в окно головой вниз. Потом отправил нефтяному принцу ноту, прося больше безмозглых чурбанов к нему не присылать, и выписал чек, покрывающий расходы на чистку тротуара.

Таких баек в городе можно было наслушаться у любого газетного киоска. Но я все равно мотал на ус. За этим я и приехал – перенять опыт у Кардинала, чтобы когда-нибудь, если получится, выстроить на фундаменте злодейства и сладкого порока свою собственную империю.

Небо налилось свинцом. Я вышел из поезда, и город с его хранителем Кардиналом приняли меня в свои объятия. Выжидая, пока схлынет поток пассажиров, я несколько минут постоял одиноким утесом на платформе. Попытался выхватить из общего сумбура отдельные картинки, запахи и звуки, но глаза, нос и уши впитывали все разом, не вдаваясь в подробности. Зато во рту отчетливо ощущался вкус сухого дизельного топлива, горячего пластика и древесины – горький, но почему-то приятный.

Когда последние попутчики скрылись из виду, я решил, что пора и мне. Надо приниматься за дела, меня тут ждут, да и вообще, жизнь начинается. Вскинув сумку на плечо, я приказал застоявшимся ногам двигаться в путь.

Контролера на выходе не обнаружилось. Постояв в ожидании, я оглянулся, сжимая корешок билета в руке, – нездоровая провинциальная законопослушность. Когда стало ясно, что билет проверять некому, я убрал корешок в карман, на память.

Вокруг вокзала сплетались мрачные серые улицы. В другой день кого-то другого они, наверное, вогнали бы в депрессию. Понурые здания только под снос, затянутое тучами небо, машины и такси, задыхающиеся в собственных выхлопах, сопящие прохожие с недовольными лицами, бредущие по делам. Однако меня увиденное наполняло энергией: вот холст, на котором расцветет яркими красками моя мечта.

Я завертел головой в поисках такси – и увидел чудо.

Неподалеку собралась небольшая толпа. Она выделялась на этом унылом, безжизненном фоне – сбившиеся стайкой люди о чем-то возбужденно галдели, показывали пальцами. Хотя с моего места и так было видно, куда они показывают, я подошел ближе, чтобы рассмотреть повнимательнее и принять участие.

С неба лился поток дождя. Он падал стеной, около пяти футов в длину и пару футов в толщину, а капли тянулись прямыми серебристыми нитями, уходящими в облака, будто ниточки, привязанные к огромным воздушным шарам.

Женщина рядом со мной перекрестилась.

– Чудо господне! – восхищенно прошептала она.

– Это боженьке отлить приспичило, – съязвил другой зевака, но осекся под гневными взглядами, и следующие несколько минут мы взирали на чудо в благоговейной тишине.

Практически в самый последний момент кто-то из толпы вдруг выскочил под «душ». Невысокий мужчина в белой хламиде, с длинными волосами, которые тут же, намокнув, прилипли к спине. Сперва я принял его за городского сумасшедшего, но, когда он раскинул руки и запрокинул голову, я понял, что он еще и слепой. Вместо глаз светились два бельма молочного цвета. А из-за бледной кожи, когда он улыбался, вместо лица получался сплошной белесый блин, как у актеров в старом немом кино.

Он повернул голову влево, потом вправо, будто обводя взглядом толпу. Я шагнул ближе, чтобы лучше видеть, и он тут же вперил свои бельма в меня. Руки слепого безвольно повисли, и тогда…

Я не знаю точно, что произошло. То ли тень, то ли пыль в кап лях дождя тому виной, но глаза слепого будто ожили. В обоих молочных бельмах вдруг появились коричневые точки, которые разрастались, пока не заполнили всю радужку.

Он уставился на меня своими новыми глазами. Поморгал, но карие пятна никуда не делись. Слепой протянул ко мне руки и шевельнул губами, но едва я успел напрячь слух, он вышел из-под водопада и пропал в толпе. Когда зеваки расступились, его уже не было видно.

И тогда дождь перестал. Долетели до земли последние капли, на этом все кончилось. Народ разошелся и как ни в чем не бывало побрел дальше по своим делам. Я стоял дольше всех, сперва оглядываясь в поисках слепого, а потом в надежде, что зрелище повторится, но в конце концов тоже плюнул и махнул рукой, подзывая такси.

Водитель спросил, куда мне. Он разговаривал с непонятным акцентом, повышая голос в неожиданных местах и странно расставляя ударения. Адрес я ему назвал, но попросил сперва покатать по городу – хотелось осмотреться.

– Любой каприз за ваши деньги, – ответил он. – Хотите кататься – пожалуйста, хоть до вечера. До восьми. В восемь у меня конец смены.

Он погрузился в угрюмое молчание и больше не произнес ни слова, поэтому я сосредоточился на видах города.

Вскоре пошел дождь (на этот раз самый обычный), и стекла затянуло серой пеленой. Указатели, дома, светофоры, бегущие пешеходы – все казались на одно лицо и сливались в общий незнакомый фон. В глазах рябило. Пришлось оставить осмотр достопримечательностей на потом и попросить водителя отвезти меня домой. То есть к дяде Тео. Это к нему я сюда приехал. Чтобы он сделал из меня гангстера.

Тео Боратто в прошлом обещал стать крупным гангстером. Он рано показал себя, поэтому к двадцати пяти под его началом уже ходило пятьдесят человек и он слыл грозой фешенебельного юго-запада. Он мог быть безжалостным, но справедливым – не выводите его из себя, тогда вам нечего бояться. Но самое главное, ему благоволил Кардинал. Тео Боратто шел в гору, и его ждало блестящее будущее.

А еще он был любящим мужем. Жену свою, Мелиссу, обожал до самозабвения. Сперва он влюбился в ее уши.

– У нее были такие крошечные ушки, Капак, – сказал он мне. – Крошечные, изящные. Я глянул – и пропал.

Пропал и с жаром принялся ухаживать. И завоевал, хотя девушка и не хотела иметь ничего общего с его миром жестокости и насилия. Об их свадьбе писали все колонки светской хроники. Он потратил целое состояние, чтобы устроить пышный прием, о котором она не просила, но, по его мнению, меньшего не заслуживала. Сам Кардинал прислал в подарок торт, поручив изготовление белоснежного шедевра лучшему кондитеру города. Оркестр играл безукоризненно, и во всем зале не нашлось ни одного неуклюжего танцора. Прекрасные женщины в дизайнерских платьях, красавцы мужчины в сшитых на заказ смокингах. В такой вот день и осознаешь сполна, зачем живешь на свете.

Четыре долгих года они любили друг друга. Тео по-прежнему занимался своим черным делом: поджигал дома, ломал руки-ноги, торговал наркотиками, не обходилось и без убийств. Однако счастливее его не было гангстера в этом городе. Если на вас кто-то наехал и угрожает избить, молитесь, чтобы это оказался Тео Боратто.

Для полного счастья не хватало только ребенка. И вот тогда все пошло прахом.

Сперва супруги не беспокоились, уверенные в том, что всему свое время и пополнение не заставит себя ждать. Мелисса полагалась на Бога, а Тео – на фамильную плодовитость. Но месяцы шли, складываясь в годы, и уверенность таяла, уступая место сомнениям.

Врачи твердили, что все в порядке, советовали не оставлять попыток и не волноваться – ребенок появится. Но годы шли все так же, мир менялся, а детская стояла пустой. Они перепробовали уйму знахарей, заговоров и поз в сексе, перечитали гору литературы, пересмотрели кучу фильмов, неустанно молились и давали Господу обеты. Наконец, когда они почти потеряли надежду, какое-то шустрое семя все-таки пробило себе дорогу и сумело завязаться.

Увидев долгожданные две полоски, Тео закатил шикарную вечеринку. Супруги переехали в дом побольше и опустошили все магазины детских товаров. В семью вернулось счастье.

Ненадолго.

Роды проходили с осложнениями. Дрожащий акушер поставил Тео перед выбором – спасти либо роженицу, либо младенца. Никаких «если», никаких «может быть», никаких ложных надежд. Один выживет, другой нет. Выбор за Тео.

Он медленно кивнул, глядя на доктора покрасневшими глазами. В душе все перегорело. Тео задал единственный вопрос: мальчик или девочка? Доктор ответил, что мальчик. «Оставляйте ребенка», – велел Тео. И умолк на долгие месяцы.

Жену похоронили до крещения младенца, и душа Тео отправилась в могилу вместе с ней. Он тосковал, то и дело впадая в депрессию. Он мог бы найти спасение в ребенке, жить ради сына, но судьба отняла у него и эту возможность. Мальчик родился слабый, болезненный. Он въехал в этот мир на горбе смерти и жил под ее зловещим крылом. Семь беспокойных месяцев врачи гнали костлявую прочь, но в конце концов мальчик отправился к своей матери, красавице с маленькими ушками. Срок, отпущенный ему на земле, оказался короче, чем срок, проведенный в материнском чреве.

Жизнь Тео покатилась под откос. Деньги утекали сквозь пальцы прямиком в чужие загребущие руки, которые вскоре захапали и дом, и машины, и драгоценности, и вещи. Последнее, на что у Тео хватило душевных сил, – отнести игрушки сына в приют, пока не добрались и до них. Остальное его уже не трогало.

На работу его погнали голод и холодная зима. Он зарабатывал ровно столько, чтобы хватило на еду и оплату задрипанного номера в самом дешевом мотеле. Лишь бы не думать. Потрошил рыбу на фабрике при доках, пока не провонял настолько, что его выгнали из той дыры, где он обитал. Торговал на уличных развалах овощами-фруктами, иногда цветами. Через пять-шесть лет вернулся в криминал, его брали на кражи и взломы. Времена, когда он обедал с Кардиналом и был вхож во Дворец, остались далеко позади. Но Тео было все равно. Сыт, в тепле – и ладно.

Как-то раз случилось неизбежное – его накрыли во время очередной кражи. Арест, суд, полтора года тюрьмы. Тюрьма изменила его, заставив погрузиться в размышления о жизни. Он увидел, до чего докатился, понял, что буксует на месте, и решил, что пора брать себя в руки, хотя было ясно: до конца справиться с горем он не сможет. Тео сомневался, что когда-нибудь снова станет счастливым или взлетит так же высоко, как раньше. Но ведь не обязательно болтаться на дне, есть и середина. Раз уж он не собирается идти путем наименьшего сопротивления и кончать с жизнью, почему бы не попытаться сделать ее чуть более достойной.

Он принялся завязывать контакты, открывающие ему путь к сделкам и схемам; уходя, старался запасти себе некоторое количество «подкожных» и перекидывал мостик к следующей работе, постепенно раскручиваясь. На то, чтобы выкарабкаться, потребовались годы. У больших авторитетов он доверием не пользовался – сломался один раз, может не выдержать снова. Ненадежен. Но Тео держался, менял занятия, доказывал свою состоятельность, карабкался вверх, пока не достиг того положения, когда можно выступать с собственной инициативой и действовать от себя. Тогда он начал потихоньку обзаводиться громилами, костюмами, стволами и, в общем, вернулся в бизнес.

Еще несколько лет ушло на раскрутку, расширение территории, уничтожение соперников послабее – Тео медленно, но верно шел вперед. Почувствовав, что встал на ноги, он решил: пора искать преемника, кого-то, кто сможет продолжить дело после его ухода. За неимением сына Тео обратил взор на многочисленных племянников. Месяц, потом другой он выбирал, сравнивал и, наконец, остановился на одном – с порочными чертами, со стальными нервами и с желанием победить любой ценой. Выбор Тео пал на Капака Райми. Это я.

Тео, встречавший меня у подножия лестницы, сперва попытался устроить разнос за опоздание, и такси отъезжало еще под его гневные тирады. Однако радость перевесила, и долго кипятиться он не смог, поэтому на середине лестницы уже сиял улыбкой, как именинник.

Широко распахнув объятия, он крепко прижал меня к себе. Я никак не ожидал такой железной хватки от тщедушного на вид человека и еще меньше ожидал, что прошедший огонь и воду, воскресший из небытия гангстер вроде Тео Боратто будет рыдать.

– Мальчик мой, мой мальчик, – причитал он, утирая слезы дрожащей рукой.

Потом, всхлипывая и несмело улыбаясь, повел меня в дом и аккуратно прикрыл за нами дверь.

Только в гостиной, где горели все лампы и в камине полыхал жаркий огонь, я наконец разглядел дядю как следует. С нашей последней встречи прошло много лет, я уже плохо его помнил, и мы смотрели друг на друга все равно что впервые.

Смотреть было особо не на что. Дядя не отличался статью – ростом ниже пяти футов шести дюймов, щуплый, жилистый. Волосы распадались на прямой пробор, который сделал бы честь Моисею, – четкая полоска голой кожи с проступающими коричневыми пятнами. Седые волосы аккуратно подстрижены. Тео часто моргал, по-совиному, так что иногда белки глаз совсем пропадали за тяжелыми веками. А еще он был гладко выбрит, и, судя по блестящей коже, брился не реже двух раз в день. На ногах легкие кожаные туфли. В верхнем левом кармане строгого костюма щегольский красный платок. Типичный гангстер, хоть портрет пиши. Не хватает только любовницы в юбке с разрезом, со стервозной ухмылкой и пахитоской[1] в уголке рта.

– Как тебе город? – спросил дядя, когда мы уютно устроились в гостиной.

– Я его толком и не видел, – признался я. – Дождь полил.

– Он огромный. И все разрастается, как опухоль. – Дядя помолчал, наверное задумавшись о смерти и о Мелиссе. – Хорошо, что ты приехал, Капак. Я так долго был один. Всегда считал, что у меня будет сын и я передам дела ему, но не вышло… Ну, ты знаешь… С тех пор так все и лежит в руинах, – продолжил он. – Я не имею в виду бизнес, он процветает. Я про семью. Семья – вот что главное. После Мелиссы я остался один. Братья пошли другой дорогой. Колледж, приличная работа, настоящая жизнь. Да мы и не были особо близки никогда. А сестры… ну, они пишут время от времени. – Он печально покачал головой. – Старый, одинокий человек. Зачем жить, для кого? – Дядя, наклонившись, похлопал меня по коленке и улыбнулся. – Но теперь есть ты… Что тебе налить? – спросил он, вставая. – Чаю, кофе, вина?

– Пива, если можно.

– Завсегда! – Дядя со смехом выудил из холодильника пару бутылок.

Я осушил свою одним долгим жадным глотком и счастливо вздохнул. Уже и не вспомнить, когда я последний раз пил пиво. Тео прихлебывал медленно, смакуя.

– Сколько тебе лет, Капак? – поинтересовался он, когда я начал вторую бутылку. – Двадцать семь, двадцать восемь?

– Около того.

– Хороший возраст. Ты еще достаточно молод, чтобы учиться, но уже достаточно взрослый, чтобы обходиться без няньки. Поэтому я тебя и выбрал. Не только поэтому – хорош бы я был, если бы смотрел только на возраст, выбирая преемника, – но в очень большой степени. Дело у нас нелегкое, – серьезно продолжил он. – Не знаю, как ты его себе видишь, но на шик-блеск пока не рассчитывай. Чем выше, тем шикарнее, это да. Но мы еще внизу. Защита, крышевание, рэкет – вот наш основной источник дохода. Наезжаем на мелких торговцев и бизнесменов, а потом собираем дань в обмен на то, что их фирмочки останутся в целости и сохранности. Если не платят, наказываем, чтоб другим неповадно было. Без жестокости не обойтись. Как ни крути, мы зло. Но бизнес, хоть и криминальный, остается бизнесом. Платим налоги, как все, ведем отчетность. Подставляться нельзя. Напортачишь с бумагами – и тебя тут же возьмут за жабры. О подчиненных надо заботиться. Расходы, издержки, прикрытие – это все тоже требует внимания. В разы сложнее, чем вести легальный бизнес. Птицы высокого полета могут себе позволить зубастых юристов, но нам это не по карману. Так что ты и швец и жнец – и громила, и юрист, и бизнесмен, и бухгалтер. Большие деньги будут, но только если все делать чисто и не подставляться ни блюстителям, ни конкурентам. Ни Кардиналу…

Умолкнув, он многозначительно поднял палец.

– Никогда не нарывайся, если имеешь дело с Кардиналом, Капак. Никогда. Не рыпайся на его территорию, не трогай даже самую мелкую из его шестерок. Если кто-то из его людей потребует долю от сделки, к которой ты подбирался несколько месяцев, отдавай без разговоров, даже если в итоге останешься в минусе. Под Кардиналом тут всё и вся. Сколько было парней, которые чуть раскрутятся, приподнимутся – и лезут им в голову шальные мысли: мол, Кардинал не так уж и крут, можно его свалить. Такие парни долго не живут. Так что повторюсь, безо всяких с Кардиналом шутки плохи. Держись от его людей подальше. Если все-таки сведет судьба, уважь их по полной. Потому что, если перейдешь дорожку Кардиналу, отправишься прямиком на тот свет. Без вариантов.

– А часто вы с ним дела ведете? – спросил я.

Тео отвел взгляд:

– Нет. Несколько месяцев назад перекинулись парой слов через третьих… да какое там третьих, через четвертых или даже пятых лиц. Но напрямую – нет. Я для него слишком мелкая сошка.

Он врал. Почему, непонятно, и я решил оставить выяснения на потом. При всем моем безграничном уважении к дяде Тео и уверенности, что многому смогу у него научиться, я все же метил гораздо выше. Так что придется наплевать на дядины предостережения, поскольку, если выпадет случай, я обязательно постараюсь «нарваться» на людей Кардинала. Он единственный, кто может привести к настоящей власти. Если боишься сунуться ему на глаза, так и будешь до конца жизни крышевать мелкие магазинчики.

Тео поболтал бутылкой, глядя, как вихрится внутри золотистый водоворот, и поспешно сменил тему.

– Капак Райми… – протянул он. – Необычное имя. Никогда такого не встречал. Попадался пару раз кто-то по фамилии Райми, но имена при этом самые банальные. Джозеф или Джоэль. Откуда у тебя такое взялось?

– От отца. – Я задумчиво свел брови. – Фамилия его, а насчет имени – не знаю, наверное, какое-нибудь старинное или из книги. А что, мама вам не говорила?

Дядя смущенно кашлянул и снова отвел взгляд:

– Я с твоей мамой после ее замужества и не общался почти. Как-то потеряли друг друга из вида. Раскидало в разные стороны. Каким он был, твой отец?

– Он… – Я попытался его представить. – Хороший. Только он умер очень давно, поэтому я его почти не помню, но человек он был хороший.

– А твоя мама? – Тео подался вперед, впившись в меня взглядом и даже перестав моргать.

– Ну… мама как мама. – У меня вырвался неловкий смешок. – Какие обычно бывают мамы? Она… – Я запнулся, невольно смущаясь, будто хотел скрыть некие неприглядные подробности своего прошлого. – Она ведь ваша сестра. Вы сами ее знаете не хуже меня.

– Конечно, – торопливо согласился дядя. – Просто любопытно, сильно ли она изменилась с тех пор, как я в последний раз… с тех пор, как…

Он крякнул, допил остатки пива, взял еще пару бутылок и больше никаких вопросов ни о моих родных, ни о прошлом не задавал.

Я показал себя прирожденным преступником. Все давалось легко, я схватывал на лету, действовал по наитию. Внимательно слушал наставления Тео и мотал на ус. Дядя учил меня, как вести себя с подчиненными, с клиентами (мы никогда не называли их жертвами, только клиентами) и с враждебными группировками. Как сводить дебет с кредитом, как использовать легальное прикрытие для отмывания денег, как выворачиваться из длинных лап закона.

Город раскинулся огромным многоликим спрутом. Царство анархии – на первый, невооруженный взгляд, но если присмотреться и разобраться станет ясно: организовано все очень четко. Деньги сосредоточены на севере, где живет большинство богачей (независимо от того, честным или нечестным путем нажиты капиталы). Никаких классовых предубеждений: деньги водятся – добро пожаловать. Улицы блестят, все фонари светят, скорость никто не превышает. О наркотиках, сутенерах, уличных шлюхах и речи быть не может. Никто не смеет вторгнуться в уютный мирок добропорядочных северян. Краж со взломом – и тех почти не случалось: соблазн хорошенько поживиться мерк перед неотвратимостью возмездия.

На востоке и юго-востоке заправляли черные. Не гетто, но близко к тому.

В свое время город сильно пострадал от расизма. В начале восьмидесятых прошли крупные беспорядки, по количеству жертв и разрушений сравнимые с землетрясением. Потом все утихомирились и перестали обращать внимание на цвет кожи. Улучшение качества школьного образования, карьерных возможностей и жилищных условий снизило накал расовой борьбы, однако годы угнетения и ненависти не сотрешь из памяти движением руки. Некоторые вещи меняются очень медленно.

Центр города отводился под деловой сектор – банки, офисные башни и дорогущие рестораны. Огромные здания постройки второй половины века, от которых веяло морозом и прагматичностью. На северо-востоке, юге, юго-западе и западе располагались одно этажные пригороды. Юго-запад притягивал тех, кто побогаче, восток – тех, кто победнее. Северо-запад давал приют приезжающим на заработки, но по большей части состоял из неосвоенных пустырей, полей и парков. Там же разместились несколько университетов, парк развлечений и несколько больших спортивных комплексов.

Вдоль реки вытянулись фабрики и пакгаузы – в основном старые и свое отжившие. Город рос в те времена, когда судоходство и власть были синонимами. Самые старые фабрики уже успели перекупить и переоборудовать, но дело двигалось медленно и буксовало при каждом экономическом спаде.

Границы другого рода – между сферами влияния гангстерских банд – определялись сложнее. Восточные районы держали черные – бесчисленные мелкие банды-однодневки. Время от времени кто-то из влиятельных людей делал попытки их объединить и организовать, но Кардинал эти опасные поползновения быстро пресекал на корню. Разрозненность и постоянная грызня между черными устраивали его куда больше.

В остальных районах подвизались все понемногу. Семьи посильнее и послабее, несколько больших независимых группировок, десятки уличных банд, распадающихся, едва успев вылезти из канавы. Сотни наркобаронов и тысячи пушеров. Гангстеры, поднявшиеся на сутенерстве. Сколотившие состояние на торговле оружием. Крупные воры, специализирующиеся на золоте-бриллиантах, и множество живущих за счет мелких краж и рэкета.

Итальянцы, ирландцы, кубинцы и выходцы из Восточной Европы распределялись более-менее равномерно, нельзя сказать, чтобы кто-то выделялся. Большой босс в городе был всего один, недосягаемый для всех остальных, – Кардинал. Он всецело властвовал в центре, а в остальных районах – постольку-поскольку. В него упиралось всё, он являл собой доказательство, что человек господин не только сам себе, и плевать ему на поддержку или вмешательство других.

Тео обрабатывал юго-запад. Там он вырос, на улицах, которые патрулировал со своей первой, еще подростковой бандой под названием «Пачинос». Райончик довольно мирный, деньги делать особо не на ком, но и там хватало банковских служащих, скучающих домохозяек, за которыми водятся грешки, и молодняка, падкого на дорогостоящие пристрастия. Продажные полицейские продавались задешево, местные власти виляли хвостом. В общем, удобный полигон для учебы.

Мы с Тео почти все время работали вместе, он готовил меня к тому дню, когда я смогу действовать самостоятельно. По его прикидкам, где-то через полгода можно будет отдать бразды правления в мои руки – сперва потихоньку, потом постепенно отпускать поводья. До тех пор я у него на попечении, и дядя не отпускал меня от себя, я в прямом смысле стал его правой рукой.

Ужиться оказалось нелегко. За день нам пришлось из абсолютных незнакомцев превратиться в партнеров. Будто брак по расчету. Трудно проводить столько времени с человеком, которого едва знаешь, а тем более подписаться на отношения, где верность, честность и доверие – непременное условие. Но через несколько недель притирки мы прониклись друг к другу симпатией, а через месяц нам уже не приходилось притворяться друзьями, мы и вправду подружились.

Тео был строгим наставником. Долговременные связи с женщинами запрещал. Секс – пожалуйста, проститутки и постельные знакомства – можно, но не более того. Он говорил, что мне еще рановато ввязываться в романы. Всему свое время: сперва учеба, потом любовь. Женщина меня сейчас только отвлечет от дела, собьет настрой. Мне так не казалось, но хозяин – барин, поэтому я, дав себе слово слушаться и не возникать, прикусил язык и подчинился.

Кроме того, я был загружен под завязку, и бегать за юбками при любом раскладе оказалось некогда. Любовь требует сил и времени, а они целиком уходили на дневные задания и учебу.

Пока я работал на Тео, наш участок расширился. Мы взяли пару старых, заброшенных кварталов и лелеяли планы отстроиться заново, чтобы привлечь новые фирмы. Еще мы перекупали дела у слабых или уходящих на покой боссов, переманивали их людей, брали на себя их долги, собирали их дань. Мы занялись наркотиками, поставляя любителям «полетать» их «ангельскую пыль». Немного поучаствовали в торговле оружием, перетаскав контрабандой в город содержимое пары схронов. Тео был прав, предупреждая, что придется марать руки: чем прибыльнее, тем грязнее.

Хотя мне отводилась прежде всего роль наблюдателя, я не мог оставаться в стороне. В этих кругах хочешь не хочешь, а приходится поработать кулаками иной раз. Драки вспыхивали неожиданно, требовалось держать оборону и уметь постоять за себя. Хуже всего было с наркошами. Вот вроде все путем: у тебя товар, у них деньги. Идет мирный разговор, улыбки, дело сделано – и тут вдруг кто-то выхватывает нож или цепь, и пошло-поехало.

Я справлялся. За все время с Тео я ни разу не вышел из схватки побежденным. Я держал форму, следил за питанием, каждый вечер устраивал себе дома тренировку. Я мог похвастаться отменной реакцией и острым зрением. Несколько раз, правда, мне досталось, но удары пришлись в живот, так что никаких следов. Лицо со дня приезда тоже не пострадало, нос оставался прямым, уши – целыми. Конечно, рано или поздно и мне не поздоровится, но пока удавалось выходить сухим из воды.

Я никого не убивал. Кости ломать доводилось, головы пробивать, выкидывать людей из машины на ходу. Но от убийства дядя меня удерживал. Говорил, что не хочет взваливать на меня все и сразу. Одно дело проучить зарвавшегося нарика так, чтобы усвоил, и совсем другое – вытащить пушку и устроить ему последний звонок. Иногда приходится и убивать, но по возможности лучше обойтись без этого. Тео за всю жизнь убил только двоих. И предпочел бы на два эту цифру уменьшить.

– Чужая смерть вернется и за тобой, – часто бормотал он себе под нос. Красиво, на эпитафию тянет.

* * *

Мы вываживали Кардинала, как крупную рыбу. Что бы там ни говорил Тео в первую встречу, каждое наше действие было приманкой. Где-то существовал предел нашей независимости, мы не могли бесконечно действовать от себя. Если мы собирались расти и выходить на элитные круги, надо было обрести благосклонность Кардинала. А до этого, пока не получим вызов во Дворец или приглашение на обед в «Шанкар», мы обречены бултыхаться в лягушатнике.

Зов судьбы раздался во вторник, где-то через полгода после моего приезда. Все эти полгода мы пахали как каторжные: строили планы, подготавливали почву, просчитывали возможности. Мы отлично сработались, пробуждая друг в друге скрытые таланты. Я всколыхнул в Тео жажду успеха, а он учил меня отделять возможное от невозможного, гениальные идеи от дурацких фантазий. С его опытом и моим рвением мы могли свернуть горы.

Когда на нас вышел Нил Уэйн, стало ясно, что мы на верном пути. Он не принадлежал к людям Кардинала, однако обладал большим весом в гангстерских кругах. С ним тоже шутки шутить не стоило, поскольку Кардинал благоволил ему, а в городе это решало все. Поработать с ним значило еще на шаг приблизиться к Дворцу. Уэйн – это проверка, нас прощупывают. Выдержим достойно – будут прощупывать дальше. Уэйн – это дверь в новый мир, мир высокой коррупции, политики и всевластия. Преступный мир Кардинала. Уэйн предлагал нам продать партию наркотиков. Доставку в город он организовал сам, но распродать такое количество в одиночку ему было не по силам. Предполагалось, что мы возьмем треть с полной предоплатой и еще отстегнем ему процент с прибыли. Жирновато, но деньги в данном случае не имели значения. На этом деле мы много не наварим, зато перспектива… Самая выгодная сделка за все время нашей работы.

Встречу назначили в заброшенном пакгаузе, поздно вечером во вторник. Добыть нужную сумму за такое короткое время стоило нам огромных трудов (тоже часть проверки), но стоило проломить пару черепов, напомнить кое-кому о старом долге – и деньги нашлись.

Тео готов был пуститься в пляс от радости. Он моргал часто-часто, так что зрачков не разглядеть. А еще у него подергивались руки и сердце молотило так, что я слышал за десять шагов.

– Получилось, Капак, – шепнул он, сжимая мое плечо. – Я и не надеялся, что выйдет так скоро. Все благодаря тебе. Не отрицай! До тебя дела шли неплохо, но с тобой – просто небывалый прогресс.

– Перехваливаете, – возразил я. – Я ведь просто выполняю указания. Ничего особенного.

– Не прибедняйся. Все, что мы сегодня получим, чего добьемся, – все благодаря тебе. Сегодня твоя ночь. Пользуйся. Оторвись по полной. – Он прикусил губу, сдерживая слезы. Таких сантиментов я за ним не замечал с нашей первой встречи. – Пойдем. Посмотрим, что нам приготовила судьба.

Мы вышли из арендованного лимузина – какой же гангстер без лимузина? – и в сопровождении троих наших прошествовали в заброшенный пакгауз. Уэйн терпеливо поджидал у своего автомобиля с дипломатом в руке и улыбкой на лице. Тео, перейдя на рысцу, выбежал вперед, раскрывая объятия, не в силах скрыть восторг и сохранять деловую солидность.

– Нил! – взревел он. – Нил, боже, как я рад тебя видеть! Сколько лет…

Пули прошили его грудь как бумажный пакет. Он взмахнул руками, ноги подкосились. Веером брызнула кровь. Выстрелы продолжали греметь, хотя дядя был уже явно мертв. Его крутило волчком, как дервиша в танце. Я увидел застывшее на дядином лице изумление, с которым ему было суждено отправиться в мир иной. Однако следующая пара пуль стерла все разом: и изумление, и лицо.

Двое из наших сопровождающих продемонстрировали профессиональную выдержку и брызнули в стороны, на ходу вытаскивая из кобуры пистолеты. Третий обделался со страху, повалился на колени и начал, рыдая, просить пощады. Смертоносный свинцовый град скосил всех троих.

Через пять секунд я стоял в луже крови, окруженный четырьмя трупами, от которых в ночном холоде поднимался пар. Эхо от выстрелов постепенно затихало, растворяясь в глухих стенах.

Я прирос к полу. Пять секунд назад я был на пути к богатству и славе. А теперь вот-вот стану трупом. Я скосил глаза на дядино тело, лежащее мешком на бетоне, недоумевая, где Тео мог ошибиться. Мы не ссорились с Уэйном. Мы нигде не перешли ему дорогу. За что расплата?

Еще несколько секунд прошло как в тумане, прежде чем я осознал, что до сих пор жив. Ошарашенно моргая, я обвел взглядом пакгауз.

Снайперы спускались по лестнице со второго этажа, покуривая, посмеиваясь и подсчитывая, кто сколько подстрелил. Нил Уэйн невозмутимо стоял на прежнем месте, не впечатленный шквальным огнем и лужами крови. Скользнув по мне равнодушным взглядом, он повернулся на звук приближающихся шагов.

Из тени выступил грузный мужчина с каменным лицом. Коротко кивнув Уэйну на ходу, он подошел вплотную ко мне. Оглядел с головы до ног:

– Ты Капак Райми?

Я уставился на него с открытым ртом, абсолютно не догоняя, что происходит. Наверное, мне все снится. Сейчас проснусь и…

Он отвесил мне оплеуху.

– Ты Капак Райми? – повторил он свой вопрос, повысив голос.

Повторять он не привык. Я видел по глазам, что молчать нельзя, иначе одним трупом станет больше. Но язык не повиновался.

Еще один человек отделился от дальней стены. Примерно моего возраста, типичный гангстер-щеголь. Смерив меня взглядом, он сплюнул мне под ноги и заломил шляпу набок:

– Это не тот, Тассо. Это какой-то клоун. Пришлепнем его и разойдемся. У меня сегодня свидание. – Он наставил на меня пистолет, целя на сантиметр ниже подбородка. – Можно я?

– Подожди, Винсент, – остановил его старший.

– Чего ждать? Это не тот. Какой-то придурок, который язык проглотил. Только время теряем. Давай…

– Я… Я Капак Райми, – просипел я.

Они недоверчиво переглянулись.

– Чем докажешь? – поинтересовался старший.

Я принялся лихорадочно шарить по карманам в поисках удостоверений и визиток, которых у меня все равно не водилось: я никогда не был поклонником кредиток или клубов, где требовали членскую карточку. С водительскими правами та же история. А паспорт наверняка валялся где-то дома, и то не факт.

Увидев, как у меня трясутся руки, убийцы осклабились.

– Твою мать, Тассо, – протянул младший. – Он тут, похоже, вообще случайно приблудился.

Вскинув пистолет, он ткнул меня дулом в левое ухо.

Старший покачал головой и мрачно усмехнулся:

– Что, ни клочка, ни огрызка с твоей фамилией? Уж кредитки-то у всех есть. Неужели ни единого ошметка пластика? – Он погрозил мне пальцем. – Парень, на кону твоя жизнь. Предъяви хоть что-нибудь, а не то…

– Ничего нет, – отрезал я, приготовившись встретить смерть с достоинством. Ухмыляясь, я поглядел убийце в глаза. – Давай, гад, стреляй, не тяни. – Сам себе бы поаплодировал стоя. Помирать – так с музыкой, гордо подняв голову. Многие отдали бы целое состояние, чтобы обставить свой уход так же.

Киллер поскреб подбородок.

– Он предупреждал, что ты так и скажешь, – пробормотал он. – Тот парень во сне так и поступил. Шел бы он со своими снами! Ладно! – Он хлопнул в ладоши, разгоняя столпившихся вокруг гангстеров по машинам. – Винсент, ты со мной.

Винсент послушно кивнул и, развернувшись, погнал к одному из лимузинов, притаившихся в темноте у дальней стены этого пакгауза, ставшего бойней.

– Уэйн, забери деньги. – Он пнул ногой дипломат Тео. – Не забудь долю Кардинала.

– Что? – Уэйн нахмурился. – Но я ведь ему помог! Мы его выручили, черт дери! Я думал, он по меньшей мере…

– Плохо ты думал, – отрезал мой похититель. – Дело есть дело, Нил, там свои законы. Закон гласит – Кардиналу положена доля. Наколоть его – преступление, хуже которого не придумаешь, разве что отлить на дьявола, спускаясь в ад.

– Ладно, – проворчал Уэйн, подбирая чемоданчик. – Кардинала учтем. Я не дурак.

– Рад слышать. Думаю, нам пора, мистер Райми. После вас. – Он жестом пригласил меня пройти к подъезжающему лимузину.

Я посмотрел на него, потом на автомобиль, потом на Нила Уэйна. Неизвестно, чем еще грозила мне эта ночь, но, поскольку от меня уже все равно мало что зависело, я решил послушаться и прокатиться. Запахнувшись поплотнее, но все равно ежась от холода и пережитого шока, я уселся в машину.

Минут десять мы в молчании катили по тихим улицам. Меня охватывало беспокойство. Первоначальный ступор, который затмил весь ужас гибели Тео, понемногу рассасывался, и легче было что-то говорить, чем вспоминать его растерянное лицо и рубиново-алую кровь. Припомнив, как Винсент обращался к старшему там, в пакгаузе, я откашлялся и робко спросил:

– Вы Форд Тассо?

Он безразлично обернулся:

– Да.

– Знаменитый Форд Тассо, – ухмыльнулся сидевший за рулем Винсент. – Проклятие на сотне языков. Все сюда! Кланяйтесь!..

– Заткнись, – велел Тассо негромко, но внушительно. До поры до времени он пропускал кривляния Винсента мимо ушей, но и его терпению мог настать предел, и пройдоха Винсент не собирался искушать судьбу.

Форд Тассо. Второе лицо после Кардинала. Сильнейшая рука неофициального правителя города, его боялись не меньше, чем того единственного, кого он называл хозяином. Если Кардинала окружал ореол мифа, то Форд Тассо слыл легендой.

Я рассматривал его в скользящем янтарном свете уличных фонарей. Мужчина в летах, где-то под шестьдесят. Рослый, шесть футов два дюйма, грузный, как медведь. Густые, черные как смоль волосы. Баки – дань эпохе диско, тонкие усы. Лицо холодное и суровое. Дышит мерно, ровно. Черный костюм, белая сорочка, золотые запонки, кольца и цепи. Мертвые глаза.

Этот человек вместе с Кардиналом вот уже тридцать лет правил городом, убивая и закатывая в асфальт всех, кто вставал ему поперек дороги. Облик вполне соответствовал легендам. При виде его на ум приходили два слова: «холодный» и «кровавый», – но с языка я им, разумеется, сорваться не дал. Когда-то, в молодости, у Тассо было прозвище – Ящерица. Оно ему не нравилось. Последнего, кто позволил себе сострить на эту тему, нашли мертвым пару дней спустя, с выпотрошенным брюхом, набитым змеями и игуанами. С тех пор Тассо называли строго по имени-фамилии.

Меня привезли во Дворец. Сердце города. Здесь живет и работает Кардинал. Самое безопасное место в мире – для приглашенных. Погибель – для безумца, который рискнет сунуться без спроса. Винсент высадил нас у самого входа, и Форд, шагнув на тротуар, отпустил подручного.

– Еще понадоблюсь сегодня? – спросил тот.

– Нет. Но завтра с утра жду тебя в «Шанкаре». Дел будет много.

– Когда их было мало? – пробурчал Винсент, захлопывая дверь, и, взвизгнув шинами, автомобиль умчался, оставив запах паленой резины.

Я поднял глаза, рассматривая огромное здание. Видеть я его, конечно, уже видел, но ни разу так близко. Оно было старинным, со всякими завитушками и прибамбасами – раздолье для архитектора, кошмар для строителя. Огромные окна, цоколь из красного кирпича, выше – грубый песчаник. Похоже на перестроенную церковь, но я-то знал, что все окна бронированные и оборудованы камерами наблюдения. Каждый этаж защищен самой дорогой сигнализацией. Повсюду вооруженная охрана, готовая пристрелить незваного гостя в любое время дня и ночи. Это здание – неприступная крепость. Ходили слухи, что глубоко внизу имеется даже ядерный бункер, укомплектованный в расчете на сто лет.

У массивных парадных дверей стояли два привратника, одетых в красные тужурки, форменные кепки и перчатки. Безобидные и дружелюбные. Пять вооруженных охранников с каждой стороны, впрочем, отличались гораздо меньшим дружелюбием. Это были гвардейцы – личная армия Кардинала. У него ушло немало времени, чтобы получить от правительства зеленый свет на формирование и вооружение собственной гвардии. Половину городских властей он купил, другую пришлось перебить. Полиция устраивала гражданские демонстрации и марши протеста. Это напоминало войну.

Кардинал желал иметь собственную официально признанную армию. Все остальные – что вполне логично – его рвения не разделяли. В конце концов Кардинал, как всегда, победил, и в городе появилась гвардия. Числом в пять сотен, но число это постоянно росло. Сперва главнокомандующим был Форд Тассо, однако потом он занялся более масштабными вещами.

В вестибюле на равном расстоянии друг от друга стояли другие гвардейцы, готовые при малейшем подозрении моментально открыть огонь. Я их нервировать не собирался.

Первый этаж являл собой мраморно-изразцовое царство, где эхом гулял перестук каблуков. Но это только первый этаж, дальше везде были ковры. Персидские, индийские – слава о них шла по всему городу. Начиная со второго этажа они устилали полы целиком, до последнего дюйма, даже на лестницах и в туалетах.

Любая обувь на этих этажах объявлялась вне закона. Все служащие и посетители, прежде чем подняться наверх, обязаны были разуться и сдать обувь на хранение у одного из шести регистрационных столов в вестибюле. Все, без исключений. Можно босиком, можно в носках, остальное запрещено, даже шлепанцы. И боже упаси вас от вонючих ног – как минимум один случай ампутации в городе уже был известен. Кардинал отличался на редкость чувствительным обонянием и не допускал осквернения своей святая святых неприятными запахами.

Мы с Фордом Тассо сдали обувь и получили квитанции, а наши ботинки, водруженные на непрерывно движущийся конвейер, поехали на склад. В отличие от сдержанного и невозмутимого Форда, я только и делал, что вертел головой, пока мы шли к лифту.

Несмотря на поздний час, в вестибюле было многолюднее, чем в большинстве зданий днем. Группки бизнесменов с ноутбуками, обсуждающие положение на рынке. Сменившиеся с дежурства гвардейцы в дальней зоне отдыха. Десятки секретарей за конторками – регистрируют посетителей, записывают на прием, отвечают на телефонные звонки, держат связь с сотнями работающих «на объектах».

Лифт будто перенесся из прошлого. Просторный, с ковром на полу, мягкой обивкой на стенах и приятной, успокаивающей музыкой. Управлял им постоянно находящийся внутри лифтер, который нажатием рычага посылал свой корабль в путешествие по длинной шахте в двадцать три этажа. Приветливый вид лифтера не помешал мне разглядеть у него под форменной тужуркой очертания пистолета.

Тео любил этот лифт. Рассказывал о нем не раз. Как-то даже выдал, что, будь его воля, он хотел бы умереть в одном из этих старинных дворцовых лифтов. При воспоминании о Тео я почувствовал комок в горле, но усилием воли справился с собой. Погоревать нелишне, только как знать – вдруг я доживаю свои последние минуты? Глупо тратить их на скорбь по умершим. Останусь в живых – вот тогда буду вспоминать Тео сколько угодно. Думаю, дядя меня за такой подход только похвалил бы.

– Добрый вечер, мистер Тассо, – улыбнулся лифтер. – Какой этаж?

– Пятнадцатый, – буркнул Тассо.

– Разумеется, сэр. – Он закрыл дверь и произнес в микрофон: – Пятнадцатый этаж. Мистер Тассо.

– Идентификация, – раздался в ответ сухой компьютерный голос.

Форд назвал свою фамилию, а потом, когда под микрофоном, щелкнув, открылась маленькая панель, надавил на нее пальцами. Немного подумав, лифт начал подниматься – неожиданно быстро и плавно. Как и фасад здания, он только казался отголоском прошлого, скрывая под антикварной патиной отлаженный, современный, отлично работающий механизм.

Пятнадцатый. Этаж Кардинала, вот почему такие строгие меры предосторожности. Охренеть. Мелкой сошке на пятнадцатый хода нет. Меня везут к большому боссу.

Лифт прибыл. Мы вышли. Кабина поехала вниз.

Проход охраняли два гвардейца с пистолетами наизготовку. Напротив – еще трое. В остальном этаж выглядел безлюдным.

Кондиционеры здесь были настроены на пару градусов ниже обычного, и от холода у меня побежали мурашки по спине. Ковры источали легкий аромат свежевыстиранного белья. Я поворошил мягкий ворс пальцами ног и на всякий случай ущипнул себя, чтобы убедиться: нет, не сплю.

Форд Тассо двинулся вперед, но я прирос к полу, не собираясь сходить с места. Он притормозил. Оглянулся. Удивленно поднял бровь:

– Ну?

– Что происходит? – спросил я. – Час назад я ехал на самую обычную встречу. Теперь мой дядя покойник, мое будущее раздолбано, а я сам почему-то оказался на пятнадцатом этаже Дворца, чтобы, как я понимаю, явиться перед Кардиналом. Что за фигня? – Вполне законный вопрос, по-моему.

Тассо равнодушно пожал плечами:

– Не знаю, парень. Кардинал велел тебя доставить – я доставил. Зачем ты ему понадобился, не знаю и знать не хочу. Я мотивами Кардинала не интересуюсь.

– Но что-то он ведь должен был сказать. Хоть как-то…

Он помотал головой:

– Если жив останешься, поймешь, что Кардиналу не обязательно чем-то руководствоваться, и уж конечно он никому ничего не объясняет. Так что заканчивай с вопросами, и пошли. Ответы скоро сам получишь.

Он повел меня длинными коридорами, мимо штабных комнат, церемониальных залов и нескольких компьютерных помещений. Пятнадцатый этаж оказался, по сути, отдельным офисным зданием, автономным и независимым, призванным обеспечивать все нужды Кардинала. В кабинетах работали и ходили какие-то люди, но двигались они бесшумно и неслышно, как тени. Атмосфера внушала священный трепет.

Тассо остановился перед дверью с табличкой «База». Секретарь в приемной не поднимала головы от компьютера. Секретари всегда должны быть на посту. Кардинал нередко работал круглыми сутками, поддерживая связь с самыми разными часовыми поясами.

Кто пришел, секретарша определила не глядя.

– Здравствуй, Форд, – произнесла она, барабаня по клавиатуре.

– Привет, Мэгз. Он нас примет?

– Да. Но только гостя. Ты подожди тут, со мной. – Она наконец вскинула взгляд и подмигнула: – Может, он пытается нас свести? А что, мы были бы неплохой парой.

Тассо коротко хохотнул:

– Ну, парень, ты слышал. Давай вперед.

Я подошел к двери, занес руку, чтобы постучать, и, замерев, оглянулся на Тассо в ожидании напутственного слова.

– Вперед! – гаркнул он.

Я вдохнул поглубже, открыл дверь и шагнул в драконье логово.

6 кулинарных рецептов от классиков литературы

Текст: Андрей Цунский

Итак – с открытием дачного сезона! Можно читать, полеживая на солнышке, дремать в гамаке с журнальчиком, спрятаться с ноутбуком в тени, или, проклиная все, сидеть в городе и ждать, когда же наступит пятница…

А еще дачный сезон открывает нам новые возможности – помимо домашней кухни доступны огненные развлечения с мангалом, коптильни, а у кого и летние уличные римские печи, и даже тандыры. Самое время поговорить о кулинарной литературе. Кстати – само слово происходит от имени служанки Асклепия Кулины (а сестру его звали Гигия, Гигиея или Гигея… в общем, от нее нам досталась наука о чистоте).

Римский пир. Мозаика из Аквилеи (Италия), V век

Первая кулинарная книга – несомненно греческая, но до нас дошли только обрывки. А вот полностью дошел до нас «Корпус Апиция», написанный в IV веке нашей эры… или не нашей… Не, лень и писать не хочется. А читателям каково… Нет, мы не будем терзать читательские глаза академизмом и пассажами вроде «Apici decem libri de re coquinaria, 468 рецептов которого…»

Тест! Лучше всего – кулинарный тест с доступными зимними и летними блюдами разной сложности, с фруктами и свежей зеленью, с мясом и всякими недиетическими продуктами, и даже со спиртными напитками.

Итак, друзья-гурманы, гурме, поварята и шеф-повара, предлагаемый вам тест – не из тех, после которых вы сами себе ставите высшую отметку и радуетесь своей эрудиции. Тут все будет посложнее.

Вам предлагается шесть кулинарных рецептов. Ваша задача – назвать автора рецепта (или – любителя этого блюда) – NN, название блюда (…), и – главное! – указать, какой ингредиент или действие (***) не указаны.

Тот, кто с честью пройдет этот тест, может не только порадовать друзей интересным разговором – но и знает, чем их угостить! Но это не все. Автор теста иногда будет делать прозрачные и не очень - намеки на ответы, а иногда вводить вас в заблуждение, уводить в сторону и водить за нос, прямо как французские бесы.

Что ж, безумству храбрых поем мы песню! Для начала – на дорожку, пробка, как говорится, пробка в потолок!

Рецепт № 1

  • (…)
  • В серебряную, медную кастрюлю или вазу влить 2 бутылки шампанского, 1 бутылку лучшего рому, 1 бутылку хорошего сотерну, положить два фунта сахара, изрезанный ананас и вскипятить на плите; вылить в фарфоровую вазу, наложить на ее края крестообразно 2 серебряные вилки или шпаги, на них большой кусок ***, полить его ромом, зажечь и подливать ром, чтобы весь сахар воспламенился и растаял. Брать серебряной суповой ложкой жженку, поливая ***, чтобы огонь не прекращался, прибавляя свежего рому, и уже разливать … в ковшики или кубки. В походе можно обойтись и медной луженой кастрюлей или пищевым баком, хорошо вываренными с содой или золой.

М. Шемякин. Алкоголизм

Любитель (NN):

  • 1. Гаргантюа
  • 2. Пушкин
  • 3. Свидригайлов

Название (…):

  • 1. Французский пунш
  • 2. Таганский грог
  • 3. Жженка

Пропущено (***):

  • 1. Сахар
  • 2. Лимон
  • 3. Шоколад

Справились? Ну, это вообще-то был вопрос для разминки, ничего сложного, как сказано выше - аперитив (хотя, согласен, по составу несколько не то). Где бы ни родился человек, он должен есть. В этом состоит великая забота и дикаря, и цивилизованного человека. Только дикарь ест по необходимости, а цивилизованный человек – из-за чревоугодия. У дикаря нет необходимости дополнительно возбуждать свой аппетит. Первый вопрос не в счет, мы приступаем к завтраку, и за столом – ни слова о работе!

Рецепт № 2

  • (…)
  • 1 чашка ***
  • 1/2 чашки говяжьего бульона
  • 1 небольшой лавровый лист
  • 1 1/2 чайной ложки мелко нарубленного зеленого лука
  • 1 веточка петрушки
  • 1/2 чайной ложки соли
  • 1 размолотое зерно черного перца
  • 2 английских круглых булочки
  • 4 крупных яйца
  • 1 столовая ложка сливочного масла
  • 1 столовая ложка муки
  • Вскипятите *** и бульон в мелкой кастрюльке и оставьте стоять на маленьком огне. Добавьте лавровый лист, лук, петрушку, соль и перец. Разрежьте и поджарьте в тостере булочки. Сварите яйца-пашот в кипящей смеси, и когда они будут готовы, осторожно выньте их и переложите в поджаренные булочки. Поставьте их прогреваться в духовку. Тщательно разотрите масло с мукой в пасту. Положите ее в жидкость, в которой варились яйца, и прокипятите смесь в течение нескольких минут, непрерывно помешивая, пока соус не загустеет. Полейте им яйца. Подавайте немедленно (на две персоны).

Любитель (NN):

  • 1. Эркюль Пуаро
  • 2. Ниро Вульф
  • 3. Анастасия Павловна Каменская

Название (…):

  • 1. Яйца пашот с коньяком
  • 2. Вареные яйца по-бургундски
  • 3. Закуска яичная по-карибски

Пропущено (***):

  • 1. Коньяк, разбавленный водой 1:2
  • 2. Сухой мартини с лимонным соком
  • 3. Бургундское вино

Есть, что обсудить обсудить, что есть

Ну что, справились? Если вы когда-нибудь готовили не только яичницу и заглядывали хоть в одну кулинарную книгу, то для вас это было несложно. Кто-то скажет: «Фу, какое мещанство! Смешивать пищу духовную с пищей грубой и материальной». Однако – «подумают и станут кушать». И кстати, где-где, а у нас в России тощее духовное лицо – это даже несолидно как-то, и уж точно – нетрадиционно. В общем, я стану аббатом, если сочту нужным. Но пока что я вольный писатель и, как таковой, говорю все, что мне вздумается: истинный духовный аристократ никогда не тяготится условностями. Вот вам, кстати, рецепт одного аристократического блюда.

Рецепт № 3

  • Очистите часть телячьей вырезки и полторы части говяжьего жира, мучнистого на вид. Мелко порубите мясо, смешайте с жиром и еще раз порубите все вместе как можно мельче, добавьте соли со специями, немного мускатного ореха и четыре яйца; продолжайте молоть еще несколько минут, затем разомните в ступке до тех пор, пока станет невозможно различить хоть крошку жира или мяса. Выньте (…) из ступки и положите на пару часов в прохладное место.
  • Растолките двумя порциями, слегка смочите промытыми водой кусочками *** размером с куриное яйцо: от этого (…) становится гладким и совершенно однородным. При этом старайтесь правильно смочить (…), до консистенции фарша для фрикаделек. Далее поместите (…) в большую миску и таким же способом разомните оставшуюся часть. Положите все в миску, добавив бархатистого соуса, и ложкой мелко нарубленного лука татарки. Используйте далее (…) так же, как фарш для фрикаделек. «Когда я рекомендую разминать *** вместе с мясом, – говаривал, подбоченясь, повар NN, – это связано с тем, что *** удивительным образом способствует загустению фарша и его однородности, придавая ему столь желаемую нежность и мягкость».

Любитель (NN):

Название (…):

  • 1. Годиво по рецепту Ришелье
  • 2. Баварские тефтели
  • 3. Мясные крокеты по-славянски

Пропущено (***):

  • 1. Сахар
  • 2. Лед
  • 3. Морская соль

Гюстав Доре. А кто изображен - узнали

Раз уж речь пошла об аристократизме, не буду вас спрашивать, удалось ли вам правильно ответить на непростые вопросы предыдущего рецепта. Ну и, между нами говоря, только абсолютный пле… скажем так, playboy может все это знать. Разве мы с вами кухмистеры? А вы, Cherie, разве кухарка? Да у вас и блендера приличного нет, не говоря о фритюрнице. И кухнями своими многие из нас так недавно обзавелись…

Кстати, под каким бы соусом подать вам следующее блюдо?

Рецепт № 4

  • (…)

  • Возьмите:
  • полфунта обрезков телячьих;
  • одно вымя;
  • обрезков дичи;
  • пятнадцать ***

  • Все это припустите в кастрюле в масле, но до краски не доводите.

  • Прибавьте в кастрюлю:

  • щепоть соли;
  • десять штук перца крупного;
  • мускатного ореха — на конце ножа;
  • один пучок душистых трав;
  • полморкови изрезанной;
  • две луковицы с гвоздичками;
  • три столовые ложки муки крупитчатой;
  • три кухонные ложки бульона.
  • полбутылки белого вина
  • Поставьте на огонь на полтора часа и потом пропустите сквозь сито. Ложка такого соуса улучшает всякий другой.

Любитель (NN):

  • 1. Лодевейк ван Дейссел
  • 2. Владимир Одоевский
  • 3. Мигель де Сервантес Сааведра

Название (…):

  • 1. Голландский крестьянский соус
  • 2. Испанский мещанский соус
  • 3. Рейнский бюргерский соус

Пропущено (***):

  • 1. Шампиньоны
  • 2. Яблоки
  • 3. Сливы

Джордж Крукшенк "Чревоугодие"

Ну ладно, ладно. Я сразу сказал, что тест трудный и в чем-то издевательский, но прошу заметить – все блюда можно приготовить из продуктов, что есть в наших магазинах. Не поняли, что значит «луковица с гвоздичкой»? Берете одну луковицу. Одну гвоздичинку (не цветок) - втыкаете в луковицу и так оставляете на сутки или двое. Но хватит о соусах, напитках и тяжелой еде. У вас дети есть? Что? Внуки?! Вот, тогда это именно для вас. Ну и признайтесь, вы сладкоежка? Нет? Ах, вы серьезный человек? Извините. Ах, по-вашему, это излишество и баловство? Извините, но вы человек несерьезный. Вы тоскливый. Так я и думал. Не нравится – не ешьте! Нравится, но вы человек строгий? – ну и мучайтесь. И не превращайте поедание пирожного в каминг-аут! А мы с добрым читателем и читательницей, которые вовсе не тайные сладкоежки, любят детей, тем более внуков, и готовы приготовить для них любимое блюдо великого писателя, прямо как мама Юрия Деточкина (это из эпохи черно-белого кино, не насилуйте память) - приступаем к десерту:

Рецепт № 5

  • (…)
  • Ингредиенты: 12 …, разрезанных на 4 части; 30 г очищенного миндаля, 170 г сливочного масла, 1 щепотка соли; (на тесто) — 300 г муки, 2 яйца, 130 г сахарного песка; (на … компот) — 8 …, нарезанных крупными кубиками, 50 г сливочного масла, 50 г сахарного песка, 1 стручок ванили.
  • Приготовление. Тесто для сладких пирогов. Высыпать на доску муку и сделать в ней углубление. Взбить вилкой яйца, сахар и соль и налить их в углубление. Добавить охлажденное, нарезанное кубиками масло, быстро вымесить все, чтобы получилось гладкое тесто, и скатать его в шар. Завернуть в пищевую пленку и поставить на 30 минут в прохладное место. Разогреть духовку до 180 градусов. Подложив снизу и расстелив сверху пищевую пленку или бумагу для выпечки, раскатать тесто скалкой до толщины 2 мм и вырезать из него кружок диаметром чуть побольше, чем диаметр формы для пирога — снять верхний слой пленки и, перевернув тесто, опрокинуть его на форму. Уложить тесто в форме так, чтобы оно заполнило дно и распределилось по краям; делать это очень осторожно, чтобы не продырявить тесто и не дать ему растрескаться. Поставить в духовку и слегка запечь, не давая подрумяниться. Вынуть форму из духовки и поставить наполовину испекшееся тесто остывать. Духовку не выключать. Компот. Растопить в кастрюле сливочное масло с сахаром, добавить кубики … и разрезанный пополам стручок ванили и варить, пока не получится компот. В конце варки, если потребуется, добавить сахара. Пирог. Выложить компот на дно формы с тестом. Покрыть четвертушками …, разложив их разрезом кверху. Посыпать сахаром и разбросать очищенный миндаль. Снова поставить в духовку при температуре 200 градусов и печь, все время следя, чтобы не подгорело. Вынуть из духовки, когда края станут золотистыми, а … на срезе начнут карамелизироваться.

Любитель (NN):

Название (…):

  • 1. Персиковый торт l'incubo del Monaco
  • 2. Грушевый десерт La lujuria del Inquisidor
  • 3. Абрикосовый карамельный пирог Les rêves des misérables

Пропущено (***):

  • 1. Абрикосы
  • 2. Оливки
  • 3. Груши

Между прочим, у Толстых аппетит всегда был здоровый. И здоровенный

Не дурак был и Лев Николаевич почаевничать

Но если у вас нет возможности уехать на дачу, но есть деньги, а летние рестораны все же наконец открылись – почему бы не попросить подать вам то, что делают вот так? Сами вы вряд ли справитесь, сразу говорю. Тут нужна сноровка.

Рецепт № 6

  • (…)
  • 1 кг ***, 400 г овощей, 500 г говяжьих костей, 60 г жира, 30 г муки, мускатный орех, красный перец, черный перец, имбирь, майоран, соль, 50 г тильзитского или швейцарского сыра. *** тщательно очистить ножом, несколько раз промыть в теплой воде, вычистить солью и щеткой, снова промыть. 2—3 раза залить холодной водой, вскипятить, процедить воду, обдать *** холодной водой. Овощи промыть. Кости обмыть, залить холодной водой, сварить бульон, 1/2 л бульона отлить, в оставшийся положить ***, варить до мягкости, вложив к концу варки половину овощей. *** варить примерно 4 ч. Оставшиеся овощи нарезать соломкой, положить на растопленный жир, влить 1/2 л воды и варить под крышкой до мягкости. Растопить 30 г жира, подрумянить на нем муку до светло-золотистого оттенка, вымешать, развести холодным бульоном, вскипятить. *** снять с огня, охладить в бульоне. Затем вынуть, нарезать тонкими полосками, положить в соус, прибавить овощи (смесь по густоте должна напоминать суп), посолить, приправить по вкусу перцем, мускатным орехом. Подать в суповой миске. Отдельно подать натертый сыр, красный перец, молотый имбирь и майоран.

Любитель (NN) (указаны только фамилии!):

  • 1. Драгунский
  • 2. Розенталь
  • 3. Булгаков

Название (…):

  • 1. Сыр в требухе по-Ниро-Вульфовски
  • 2. Фляки господарские
  • 3. Баранья требуха по-еврейски

Пропущено (***):

  • 1. Рубец говяжий
  • 2. Кишки телячьи
  • 3. Требуха баранья

Ну что, друзья. Каюсь, в последнем рецепте названия далеки от канонических, так что ищите те, что больше подойдут! Ответы ниже. Надеюсь, что вы себя проверите! ;0)

Итак, правильные ответы:

…:

1. Жженка

2. Вареные яйца по-бургундски

3. Годиво

4. Бархатный мещанский соус

5. Сладкий пирог с карамелизованными абрикосами

6. Фляки господарские

***:

1. Сахар

2. Бургундское вино

3. Лед

4. Шампиньоны

5. Абрикосы

6. Рубец говяжий

Ну и самое интересное:

NN:

1. Пушкин конечно! Но осторожнее с этим напитком:

«Орлов и Алексеев продолжали играть на бильярде на интерес и в придачу на третью вазу жженки… Первая ваза кое-как сошла с рук, но вторая сильно подействовала, в особенности на Пушкина… Пушкин развеселился, начал подходить к краям бильярда и мешать игре. Орлов назвал его школьником, а Алексеев присовокупил, что школьников проучивают... Пушкин рванулся от меня и, перепутав шары, не остался в долгу и на слова; кончилось тем, что он вызвал на дуэль обоих, а меня пригласил в секунданты», – это из воспоминаний генерал-майора Ивана Петровича Липранди. Ну и цитата:

  • Кто в сбруе весь, кто без штанов,
  • Пируют — в их кругу туманном
  • Дубовый стол и ковш на нем,
  • И пунш в ушате деревянном
  • Пылает синим огоньком.

А ну, кулинары, в чем подвох?

Писательский банкет по случаю новоселья. Об этом подробнее в статье о...

2. Ну как его не узнать…

Иногда Вульф завтракает в постели, а иногда за столом у окна. "Утро выдалось на редкость солнечное, и он предпочел сесть у окна. Взглянув на необъятных размеров желтую пижаму, зазолотившуюся в веселых солнечных бликах, я невольно заморгал". Вульф старается никогда не начинать разговор, пока не опустошит неизменный стакан апельсинового сока, который выпивает отнюдь не залпом, поэтому я напустил на себя кроткий вид и смиренно ждал. Наконец он отставил пустой стакан, трубно прокашлялся и принялся намазывать полурастаявшее масло на горячий блинчик.

А тут все по-честному. Одного я понять не могу. Как Арчи Гудвин, столько лет работая у Вульфа и проживая в его доме – и с ним питающийся стряпней Фрица Бреннера, не растолстел… Хотя Рекс Стаут говорил, что Вульфу всегда будет пятьдесят, а Арчи – тридцать. Я и сам в тридцать был… да что говорить…

3. Кто же он, этот замечательный и остроумный автор, неуловимый настолько, что его нельзя посадить в Бастилию? Тот, который говаривал: «Для государства нет ничего опаснее, чем люди, которые пытаются управлять государством по правилам, вычитанным из книг». Арман! - Жан! - Дю! - Да Ришелье, конечно же. Владелец четырнадцати кошек и котов, любитель сыров, крепленых вин и паштетов.

  • - Возьмите! – говорю я вам. - Я взял у вас один открытый лист
  • и взамен даю другой. На этой грамоте не написан новый рецепт, впишите его сами.

4. «С другой стороны, поверьте, господа, что кухня гораздо теснее связана с семейственным благоденствием, нежели как обыкновенно думают. Я боюсь на сем свете двух родов людей: голодных и тех, которые страждут дурным пищеварением. Этих людей может усмирить лишь благоразумная рациональная кухня и ничто более. Будьте уверены, что все эти, по-видимому, маленькие обстоятельства, как-то: хороший стол, меньшая издержка, здоровье, — действуют сильно на все наши семейные отношения; человек, хорошо пообедавший, меньше принимает к сердцу разные житейские огорчения; досада словно некстати, и прочее тому подобное падает на пол; хорошо пообедавшему лень за этою дрянью нагибаться, а будь он голоден, поднял бы с полу, и эта бы дрянь росла, росла — и выросла бы с доброго слона; в этом вся тайна семейного спокойствия».

Этот воистину мудрый человек – Владимир Федорович Одоевский. Кстати, почитайте об Одоевском у нас на сайте!

5. «За едой этот человек стал понемногу приходить в себя. Брат подливал ему отличного мовского вина, которое сам он не пьет, считая, что оно слишком дорого. Все эти подробности он рассказывал с той непринужденной веселостью, которая вам хорошо знакома, и время от времени прерывал свой рассказ, ласково обращаясь ко мне Он много раз принимался хвалить ремесло "сыродела", словно желая натолкнуть нашего гостя на мысль, что это занятие было бы для него спасением, но не советуя ему это прямо и грубо. Меня поразило вот что. Я уже сказала вам, кто был этот человек. Так вот, за исключением нескольких фраз об Иисусе Христе, сказанных сразу по приходе незнакомца, брат в продолжение всего ужина и даже всего вечера не обмолвился ни одним словом, которое могло бы напомнить этому человеку о том, кто он такой и кто такой…»

Да не мучайтесь!

«Естественная история знает три великих желудка: утки, акулы и Виктора Гюго», - писал Шарль Огюстен Сент-Бёв.

А вот диалог Честертона и Бернарда Шоу:

  • Честертон. Посмотреть на вас, так покажется, что Британия голодает.
  • Шоу. Посмотреть на вас, так кажется ясным, кто в этом повинен.

А хоть Льва Николаевича Толстого армейские сослуживцы и прозвали «Тигр Николаевич Тощий» - его аппетит был известен. Кстати, и сладкоежка был – но при этом честный человек.

«Помню, раз мне дали немного варенья, но мне хотелось еще. Мне сказали, что нельзя. Я сам потихоньку пошел в буфет, где стояло незапертое варенье, и стал его таскать из банки в рот прямо рукой. Когда наелся, так у меня варенье было и здесь, и здесь, и здесь»…

И все-таки – Виктор Гюго. Рецепт записан его сыном Флорианом, как и многие другие любимые блюда отца.

Ну и…

6. Все три фамилии подходят! Драгунский – (не Денис Викторович и не его папа) один из завсегдатаев описанного Булгаковым летнего ресторана в Грибоедове. Розенталь – это же Арчибальд Арчибальдович, списанный с легендарного Бороды - Якова Даниловича Розенталя, персонажа, достойного отдельной книги. Ну и, конечно, сам Булгаков, думаю, тоже ценил это блюдо. Как и Фока и Амвросий, хотя, полагаю, этим малосимпатичным персонажам не раз доставалось виноградной кистью по морде.

«Оплывая потом, официанты несли над головами запотевшие кружки с пивом, хрипло и с ненавистью кричали: «Виноват, гражданин!» Где-то в рупоре голос командовал: «Карский раз! Зубрик два! Фляки господарские!!» Тонкий голос уже не пел, а завывал: «Аллилуйя!» Грохот золотых тарелок в джазе иногда покрывал грохот посуды, которую судомойки по наклонной плоскости спускали в кухню. Словом, ад».

У нас всегда знали толк в еде. Не только писатели

Если спросите, откуда цитата, – останетесь без сладкого!

А если вы все и всех угадали… Тут уж, как говорилось в эпоху толстых телевизоров в передаче «В гостях у сказки» – напишите мне, а лучше – нарисуйте! :0)

А еще лучше – изучите книги, про которым составлен этот тест:

1. Владимир Одоевский. "Лекции господина Пуфа, доктора энциклопедии и других наук о кухонном искусстве".

2. Семён Гейченко, Жорж Журибеда. "Рецепты из поваренных книг семейства Пушкиных-Ганнибалов".

3. Рекс Стаут. "Поваренная книга Ниро Вульфа".

4. Александр Дюма-отец. "Большой кулинарный словарь".

5. Флориан Гюго. "Кулинарная книга Гюго".

80-летие Папы Франциска: на покой не пора - миссия не окончена!

  • Дэвид Уилли
  • Корреспондент Би-би-си в Ватикане

Автор фото, AFP

В воскресенье, 18 декабря, папе Франциску, первому понтифику из Латинской Америки, исполняется 80 лет.

Это тот возраст, когда кардиналы, избирающие папу на конклаве, теряют право голоса.

Папский престол больше не является пожизненной прерогативой, и папа Франциск может в какой-то момент решить уйти на покой, следуя примеру своего предшественника Бенедикта XVI, в свои преклонные 89 лет отдыхающего от дел в стенах Ватикана.

Согласно недавнему папскому указу, все высокопоставленные служители церкви, работающие в Ватикане, автоматически теряют свою работу по достижении ими 80 лет. Но на самого папу Франциска это не распространяется.

Несмотря на то что он ранее намекал, что его понтификат будет довольно коротким, впечатление такое, что не завершенная реформа бюрократической системы Ватикана потребует его присутствия во главе церкви в течение еще нескольких лет.

Подготовка нового поколения церковных деятелей и последующее продвижение по церковной иерархической лестнице новых епископов и кардиналов в соответствии с идеей папы Франциска создать "церковь для бедных" - процесс по определению медленный.

Пока папе удалось заменить лишь треть членов коллегии выборщиков, которые в конце концов выберут его преемника, так что людей, которые управляли Ватиканом под руководством двух таких разных его предшественников - Иоанна Павла II и Бенедикта XVI - по-прежнему вдвое больше, чем тех, кого привел сам Франциск.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Туристы с удовольствием посещают бывшую летнюю резиденцию папы римского в Кастель-Гандольфо

Здоровье у папы Франциска, по всей видимости, неплохое, несмотря на тот факт, что в молодости он потерял одно легкое в результате болезни. Он страдает от радикулита и во время проведения служб в Ватикане опирается на руку своего церемониймейстера.

Но когда видишь его вблизи, он выглядит здоровым и жизнерадостным. Он редко берет выходной, даже во время традиционно длинных летних каникул, обычно принятых в Ватикане.

Он не стал жить в просторном пентхаусе, который в прошедшие 100 лет занимали его предшественники, и удовлетворился небольшой квартирой в гостевом доме Ватикана.

Он также выказал равнодушие по поводу замка в Кастель-Гандольфо, ранее служившего летней резиденций пап, а ныне превращенного в музей.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Танго на площади Святого Петра в Ватикане в декабре 2014 года

Два года назад в день рождения Франциска католические пары танцевали на вымощенной булыжником площади Святого Петра танго - традиционный аргентинский танец в честь папы, родившегося в Аргентине.

Теперь же некоторые из 120 кардиналов, высокопоставленных советников понтифика, высказывают мнение, что папа не в ладах с традиционным католицизмом - а может, и вовсе перестал распознавать суть католической веры.

Четверо из них - из Италии, США и Германии - даже обвиняют Франциска в сеянии раздора среди верующих и требуют, чтобы он разъяснил свое мнение по официально принятым Католической церковью положениям относительно однополых союзов и повторного вступления в брак разведенных пар.

Однако он не дает ответа, а подобная критика его не беспокоит.

Он заявляет, что "ему не мешают спать" сомнения, высказываемые в адрес его руководства, называя их "мелочными взглядами". При этом сам он обладает удивительно прямой и честной манерой изъясняться - как на публике, так и в приватной обстановке.

Довольно часто папа Франциск откладывает в сторону текст, написанный для него спичрайтерами, и говорит от себя, без бумажки.

Когда он говорит по-испански или по-итальянски - то есть на языках, наиболее для него комфортных, - то по-прежнему использует яркие, сочные выражения своего родного диалекта Буэнос-Айреса.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Папа Франциск общается с пациентами педиатрической клиники в Риме

Уцелеют ли реформы?

В отличие от двух своих предшественников - польского и немецкого - папа Франциск в течение четырех лет противостоит соблазну посетить свою родную страну - Аргентину.

Его планы на 2017 год включают турне в Португалию и ряд азиатских государств, включая Индию и две преимущественно мусульманские страны - Индонезию и Бангладеш, - а также, возможно, ему удастся нанести быстрый визит в Колумбию, чтобы отметить окончание в этой стране длительной гражданской войны.

Пока неясно, какое именно наследие оставит после себя в Ватикане папа Франциск, каким бы ни было окончание его правления - будь то досрочное отречение или же смерть на престоле.

Пока что реформы движутся очень медленно. Консультативный совет кардиналов - орган, учрежденный папой за пределами Ватикана, чтобы иметь возможность обходить бюрократические препоны, чинимые Святейшим престолом, - продолжает собираться каждые три месяца, однако никаких радикальных решений пока принято не было.

Банк Ватикана был вынужден начать жить по-новому и публиковать свои расходные ведомости, пообещав избегать в будущем обвинений в отмывании денег.

Впервые счета Ватикана подверглись профессиональной аудиторской проверке.

При нынешнем папе была создана еще одна специальная комиссия для разбирательства с давними обвинениями католического духовенства в педофилии и для защиты жертв подобных преступлений в будущем.

Пресс-служба Ватикана также была реформирована.

Ключевым вопросом, однако, остается следующий: сумеет ли первый в мире папа, взявший имя Франциска - в честь средневекового святого Франциска Ассизского, аскета и учредителя нищенского ордена, - привести себе на смену Франциска II?

Потому что совершенно очевидно, что будущие выборы папы римского станут ареной ожесточенной борьбы и могут явить миру такой конклав, какого еще никто не видывал.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Кондитеры испекли в честь папы Франциска огромный торт в виде земного шара

Классический кардинальный ломтик - Joe Pastry

Вот то, что мне известно из авторитетных источников, - это классический кардинальный ломтик: два слоя безе с пальцами и малиновое варенье. Конечно, поскольку я ничего не могу оставить в покое, я добавила в джем много свежей малины и заправила все это киршем. Привет, Вена!

Легко увидеть, где у этого есть более сильные претензии на имя «кардинал». Его цвета больше напоминают кардинала католической церкви: золотой, белый и малиновый.Как он соотносится с приведенной ниже версией крема для эспрессо? Что ж, оба они воздушно-легкие, но полные яичного аромата и элегантных контрастов текстур. В то время как версия с кремом для эспрессо очень насыщенная, малиновая версия сладкая и острая. Честно говоря, мне очень сложно выбрать фаворита.

Этот фрагмент требует больших слоев. Так что, если вы хотите попробовать, нарежьте полоски пергамента так, чтобы они были шириной пять дюймов вместо трех, и положите их на отдельные противни, чтобы они не сливались. Используйте кондитерский мешок без наконечника , проследив за тем, чтобы отверстие было примерно на дюйм шириной.Осторожно сожмите самый конец пакета, пока вы трубите трубку, чтобы отверстие не смялось и не выдавите жир, трубчатые полосы.

Одного и того же количества теста хватит на любую версию. У вас будет немного дополнительного теста для безе и едва ли достаточно теста для божьих пальцев. Выпекайте слои немного дольше, 7-9 минут при 375, затем 10-15 при 300, вращая сковороды сверху вниз. После охлаждения необязательно замораживать слои. Просто посыпьте их сахаром, чтобы с ними было легче обращаться.

Когда вы будете готовы придать форму, посыпьте рабочую поверхность сахарной пудрой, закройте ее одним из верхних слоев и осторожно снимите пергамент. Выложите начинку по вашему выбору. Другой слой порежьте на кусочки размером с порцию и выложите сверху. Затем просто нарежьте и подавайте. Если вы используете малину, вам нужно собрать ее непосредственно перед подачей на стол, чтобы варенье не впиталось в тесто.

Удачи!

Четвертый рождественский торт

Это наша третья ежегодная серия праздников …. 12 рождественских тортов !! Мы восхищаемся и восхищаемся более чем двенадцатью чудесными дизайнами торта, созданными специально для этой серии! Совершенно новое, никогда ранее не встречавшееся, созданное вашими любимыми пекарями! В рамках нашей темы в этом году мы используем момент, чтобы поразмыслить над нашими любимыми рождественскими воспоминаниями и традициями. Это хороший месяц, когда празднуют мелочи, которые делают этот сезон ярким. Каждого из представленных нами пекарей попросили создать торт, основанный на классической рождественской традиции.

Завершаем неделю тортом номер четыре. Наш четвертый торт отмечает центр наших гостиных и место, где мы сближаем нашу семью. Жердочка, которую мы с радостью украшаем из года в год, добавляя уюта нашим домам и поднимая настроение нашим сердцам. От чулок и ваз до легкого снега - мы красиво оформляем его и наблюдаем, как он светится. Четвертый рождественский торт был вдохновлен…. каминная накидка!

Четвертый торт в нашей серии приходит к нам от Рэйчел Тойфель, владелицы Intricate Icings Cake Design в Эри, Колорадо.Мы уже много лет любим торты Рэйчел и очень рады, что она вернулась во второй раз в нашей рождественской серии. У Рэйчел такой элегантный стиль и неповторимое чутье, когда дело касается тенденций. Она может взять тенденцию и воплотить ее в великолепном дизайне торта, изысканном и совсем не «модном». Ей нравились такие невероятные вещи, как блестки, помпоны, мешковина и торты в стиле платьев. Птицы, шарики и любимые вещи. Я не могу даже начать перечислять их все, поэтому я просто назову вам ссылку и позволю вам просмотреть все ее функции здесь, в блоге.Поэтому неудивительно, что сегодняшний торт великолепен и включает в себя домашний декор, который вскоре станет следующей тенденцией к торту! Стекло ртутное ! Пришло время «Четвертый рождественский торт»!

Рэйчел из Intricate Icings Cake Design разделяет вдохновение, лежащее в основе ее дизайна:

«Когда я думаю о своих любимых рождественских традициях, украшение мантии занимает первое место в моем списке… сразу после выпечки печенья и обрезки елки.Мое вдохновение для этого торта - венок из заснеженных сосновых шишек, наполненный красными кардиналами и стеклянными украшениями, а также потрясающая ваза из ртутного стекла с белыми цветами и серебряной мишурой. Я объединил элементы обоих предметов вдохновения, чтобы создать этот простой торт, полный деталей ».

Рэйчел из компании Intricate Icings Cake Design рассказывает о своей технике:

«Основа этого торта была создана путем текстурирования моделирующей шоколадной панели, которую затем покрыли листами для переноса сусального серебра, чтобы придать мерцающий эффект ртутного стекла.Я также использовал сусальное серебро на тонкой проволоке, чтобы создать вид мишуры. Сосновые шишки были сделаны из лепного шоколада и покрыты блеском, чтобы придать им текстуру снега. Я вручную вылепил кардинала и добавил расписанные вручную детали, чтобы оживить его ».

Совершенно захватывающе! Спасибо Рэйчел из Intricate Icings за создание этого невероятного рождественского торта. И за то, что поделилась с нами своими советами и методами ... Рэйчел не только талантливый дизайнер, но и талантливый учитель и инструктор по искусству.Я лично наблюдал за ее невероятным мастерством и учился на ней. Я знаю, что вы будете рады услышать, что она создала учебные пособия в формате PDF для сосновых шишек и серебряного листа, показанных на этом дизайне. Вы можете найти их в ее магазине в Facebook.

Подводя итоги недели, я просто хочу напомнить вам в последний раз. Сегодня ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ участия в нашей сказочной розыгрыше смесителя KitchenAid ! Один счастливый читатель получит лучший продукт - KitchenAid объемом 7 литров! Этот миксер умоляет быть на вашей кухне ... Войдите, чтобы выиграть сейчас !!

ПРОДАВЦЫ И КРЕДИТЫ
Торт: замысловатый дизайн торта с обледенением
Фотография: Shalynne Imaging
Сосновые шишки и серебряный лист Учебные пособия: витрина с затейливым обледенением
Фото вдохновения: Жизнь на Среднем Западе через два Inspire Design

Кардинальных положений

6

ЯЙЦО И СЫР

классическая яичница из двух яиц и сыр на булочке

6

ADD колбаса, свиной рулет, бекон 4

ADD авокадо 3

9

ЯЙЦО И ЗЕЛЁНЫЕ

яичница из двух яиц, сыр чеддер, авокадо, дижон, местная зелень, бриошь

9

ADD колбаса, свиной рулет, бекон 4

15

BIG SKETCHY BAGEL (веганский)

сливочный сыр из кешью, кокосовый бекон, авокадо, местная зелень, все рогалики

15

16

БЕКОН, ЯЙЦО + BRIE

яичница из двух яиц, бекон Нойске, домашнее ягодное варенье, двойной сливочный бри, домашний круассан

16

14

ГРАВЛАКС

копченый лосось, сливочный сыр свекла-хрен, красный лук, каперсы, зелень, все рогалики

14

17

БУРГЕР

Пирожки конте сухой выдержки на 8 унций, томатный соус, дымчатый майонез, домашняя булочка для гамбургеров

17

16

BLT

бекон, копченый на древесине черри, помидоры Джерси, салат бибб, майонез с травами, мягкий хлеб Benchmark soft pullman

16

ЛЕТНИЙ ГРИЛЬ ЧИКС

Органическая курица на гриле, медовая горчица Брандо, авокадо, листья салата, лук, мультизерновая булочка

16

VEGAN SUB!

дымчатый запеченный и нарезанный тофу, тертый салат, томат, лук, банан, перец, домашний майонез, орегано, масло + уксус и немного дижона на суб-ролле

16

Austrian Cardinal Slice - Кулинарные беседы

Следуя моим местным фирменным блюдам, «Kardinalschnitte» или австрийский кардинальный ломтик, очень традиционный и роскошный десерт среди всех.Сочетание типичных христианских церковных цветов - белого и золотого, в сопровождении взбитых сливок и мармелада на ваш вкус (в зависимости от вашего сладкого языка). Несмотря на то, что это выглядит относительно сложно, на самом деле сделать это довольно просто. Соберитесь с любимым и насладитесь этим маленьким кусочком рая.

Общее время: 1,5 часа

Список покупок

Губка Classic:
2 целых яйца + 7 яичных желтков
35 г сахарной пудры высшего сорта + 1 упаковка ванильного сахара
50 г муки грубого помола, просеянная
1 чайная ложка разрыхлителя, просеянного

Белая губка:
150 г сахарной пудры + 1 пакет ванильного сахара
6 яичных белков
1 капля уксуса для завершения

Начинка:
1 банка взбитых сливок (250-300 мл)
4-5 столовых ложек желаемого мармелада (я использовал мармелад из смородины хорошего качества)
2 столовые ложки сахарной пудры, чтобы посыпать
Сезонные фрукты для подачи: клубника или малина

Инструкции

Классический бисквит

дюйма в большую миску поместите яйца с желтками и сахаром.Начните взбивать на низкой скорости, пока все яйца не разбегутся.
Затем увеличьте скорость до максимальной и перемешивайте около 5 минут (в зависимости от вашего миксера), пока смесь не станет более белой и пенистой.

Затем осторожно вмешайте муку с разрыхлителем. Выполнено.

Белая губка

Поместите яичные белки и сахар в металлическую миску среднего размера и перемешайте. Начните с более низкой скорости, затем увеличивайте ее до максимальной, пока не получите твердые снежные вершины. Добавьте немного уксуса и аккуратно перемешайте ложкой для взбивания.Выполнено.

Разогрейте духовку до 180 градусов.

Presentation

Наполните 2 больших пакета для глазури. Один с классическим бисквитным тестом, другой - с белым бисквитным тестом. Обрежьте концы шириной примерно 1,5 см.
Выкрутите тесто спиралью прямо на противень, выстланный бумагой для выпечки (я использовал более глубокий противень 35x25 см), как показано ниже.

5 полосок белого бисквитного теста. Это количество для 2 хороших слоев, вы можете красиво положить их друг на друга.

Затем возьмите пакет для глазури с классическим бисквитным тестом и заполните промежутки между ними белыми полосами, всего 4.

Поместите бисквит в духовку и запекайте 10 минут. Затем убавьте огонь до 150 градусов и продолжайте сушку еще 15 минут. Выполнено.

Выньте и дайте ему полностью остыть.

Начинка

Когда бисквит будет готов к работе, разрежьте торт посередине.

Переложите ½ на бумагу для выпечки, посыпанную сахарной пудрой (вверх дном, плоской стороной вверх).Легко снимите бумагу для выпечки сверху. Положить хорошее количество мармелада и покрыть взбитыми сливками.

Осторожно удалите бумагу для выпечки со второй половины торта и положите ее хрустящей стороной сверху. Посыпать сахарной пудрой. Подавать сразу с желаемыми фруктами или хранить в холодильнике до подачи. Вкусный!

На 10 порций.

Kardinalschnitten (Cardinal Slices) - ВЕНА - Сейчас. Навсегда

Кардинальные ломтики - популярный десерт венской кухни и божественный вкус - в прямом смысле этого слова.Фактически, название венского деликатеса связано с его внешним видом. Бисквитная смесь в сочетании со взбитыми яичными белками идеально соответствует цветам католической церкви - желтому и белому. Не сомневайтесь, отведайте кусочек этого райского наслаждения!

Обслуживает: 8

Состав:

Для первой смеси:

  • 350 г (0,7 фунта) яичного белка
  • 240 г (2 стакана) сахарной пудры
  • 1 чайная ложка ванильного сахара
  • щепотка соли
  • сахарная пудра для присыпки

Для второй смеси:

  • 3 яйца
  • 4 яичных желтка
  • 80 г (2/3 стакана) сахарной пудры
  • цедра лимона (тертая)
  • 75 г (2/3 стакана) муки (мелкой)

Для третьей смеси:

  • 400 мл (0,6 pt) сливок
  • 2 листа желатина
  • 40 г (! / 3 стакана) сахарной пудры
  • 2 столовые ложки растворимого кофе
  • 2 кл адвокат
  • щепотка соли
  • 300 г (0,7 фунта) свежей малины
  • 3 сл (0,05 пт) малинового бренди
  • 1 горсть бритого миндаля (жареного)

Приготовление:

Для первой смеси взбейте яичные белки, сахарную пудру, ванильный сахар и соль, пока смесь не станет густой и жесткой.
Для второй смеси взбейте яйца с желтками, сахарной пудрой и цедрой лимона до образования пышной массы. Добавьте муку. Вырежьте две полоски бумаги для выпечки (14 х 35 см) и выложите на противень. Наполните мешок для глазури большой круглой насадкой и наполните его смесью. На каждом листе бумаги для выпечки выдавите по 3 линии на расстоянии примерно 2 см друг от друга. Сделайте то же самое со смесью яичных белков, сжимая эти линии между первой смесью. Обильно посыпать сахарной пудрой.
Поместить в предварительно разогретую духовку и выпекать при температуре 180 ° C при приоткрытой дверце (масса должна высохнуть).Дать остыть, затем перевернуть на блюдо и удалить бумагу для выпечки.
Для третьей смеси замариновать малину в бренди. Взбейте сливки с растворимым кофе, пока они не станут густыми. Замочите и слейте желатин. Нагрейте адвокат и добавьте желатин, пока он не растворится. Добавьте сливки, сахарную пудру и соль. Дать загустеть в прохладном месте.
Наполовину залейте смесь в кондитерский мешок и выдавите на первую основу. Сверху выложите маринованную малину и выдавите оставшуюся смесь.Выложите вторую основу поверх крема и посыпьте миндалем и сахарной пудрой. Нарезать кусочками острым ножом.

Наслаждайтесь с: Сладкое вино

Рецепт взят из:

Кристоф Вагнер / Александра Винклер
The New Sacher Cookbook
ISBN: 978-3-85431-380-9
Pichler Verlag

Другие рецепты: www.ichkoche.at/Viennese-Cuisine/

Теперь вы можете заказать этот популярный торт Ube в Себу онлайн!

Есть тяга к пирогу? Что ж, не ждите больше, вы наконец сможете ощутить вкус этого рая через пушистый и вкусный торт Ube.

Теперь вы можете завершить празднование карантина, будь то день рождения, годовщина или пристрастие к сладкому, свежеиспеченным тортом и выпечкой Cebu Cardinal Bakeshop.

От безупречной формы до сочного вкуса этот торт Ube уже поразил многие двери. Помимо торта Ube, они также предлагают пандесал с сыром Ube, который действительно вкусен.

  • Фото Eyah Yang
  • Фото Eyah Yang
  • Фото Eyah Yang

ЦЕНА

  • Торт Ube: ₱ 450.00
  • Ube Cheese Pandesal: 300 ₱ / коробка (9 шт.)

ОТДЕЛЕНИЯ, ОТКРЫТЫЕ ДЛЯ ВЫБОРКИ

  • Cardinal Coffea на улице Don Jose Avila, город Себу
  • Cebu Cardinal Bakeshop Gran Tierra Suites, филиал
  • Cebu Cardinal Bakeshop The Space A.S Fortuna Branch
  • Cebu Cardinal Bakeshop Talisay Dumlog Branch

ДОСТАВКА ПОДАЧИ

  • Cebu City
  • Mandaue City
  • Talisay City
  • Minglanilla

ГДЕ ЗАКАЗАТЬ ОНЛАЙН-ПЛАТЕЖИ :

СПОСОБ ОПЛАТЫ ЧЕРЕЗ ОНЛАЙН-ЗАКАЗ:

ПРИМЕЧАНИЕ:

  • Нет границы до границы, если вы не предоставите своего собственного курьера.
  • Нет C.O.D (наложенный платеж)
  • Тем, кто предпочитает платить наличными при получении в филиале, вы можете позвонить по этим контактным номерам филиалов, ближайшим к вашему дому sweet home.

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

  • CARDINAL COFFEA
    • Расположение: улица Дон Дж. Гарсия, угол Дон Хосе Авила, Капитолий, город Себу
    • 0919-0660766
    • 0917-6308080
    • (032) 888-7658
  • RA ЛЮКС
    • Адрес: 207 Don Mariano Cui Cor.Дон Хосе Авила, Капитолий, город Себу
    • 0919-0660765
    • 0919-0660766
    • (032) 253-3575
    • (032) 412-4562
  • TALISAY DUMLOG
    • , местонахождение: Думлог, Талисай Сити
    • 0919-0660763
    • 0922-4063861
  • ПРОСТРАНСТВО AS FORTUNA
    • Расположение: AS Fortuna St. Corner P. Remedios St. Banilad, Mandaue City
    • 0917-55

      5501 -0660768

Cebu Cardinal Bakeshop не имеет авторизованных реселлеров для обеспечения наилучшего качества и надлежащей безопасности при обращении с пищевыми продуктами.

Сделайте так, чтобы ваш опыт UbeLicious стал реальностью!

СКИДКА до 50% на ближайшие отели в Себу.

ВАЖНОЕ ПРИМЕЧАНИЕ: Тарифы, контактные данные и другая информация, указанные в этом сообщении, верны с момента написания, но могут быть изменены без уведомления Sugbo.ph. Если вы знаете обновленную информацию, напишите нам на Facebook .

2pc Cardinal Classic Doublee Six / Nine Colour Dots Dominoes w / Tin case Kids Game

2pc Cardinal Classic Doublee Six / Nine Colour Dots Dominoes w / Tin case Kids Game

Магазин не будет работать корректно, если куки отключены.

Похоже, в вашем браузере отключен JavaScript. Для наилучшего взаимодействия с нашим сайтом обязательно включите Javascript в своем браузере.

Классический двухместный 6

Развлекайтесь с семьей и друзьями с двойным 6-цветным домино Cardinal Classic в жестяной банке.

Включает 28 прочных пластиковых домино цвета слоновой кости, которые аккуратно складываются в емкость для хранения.

Научитесь играть разными способами с помощью прилагаемых инструкций.

Количество игроков: 2+ игрока

Включает:

1x олово для хранения

28x Домино

Рекомендуемый возрастной диапазон: 8 лет +

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: опасность удушья - мелкие детали. Не для детей младше 3 лет.

Классический двухместный 9

Семейная игровая ночь? Барбекю на заднем дворе с друзьями? Каким бы ни был повод, Double Nine Dominoes может развлечься и объединить людей.В этот набор входят 55 прочных пластиковых домино цвета слоновой кости, которые аккуратно складываются в удобную коробку для хранения. Игроки выбирают семь плиток наугад и пытаются сопоставить их с плитками в игре. Побеждает тот, кто первым выложит все свои плитки. Научитесь играть 16 различными способами с помощью прилагаемых инструкций.

Включает:

1x Кардинал Классическое двойное 6-цветное домино в жестяной банке

1x Кардинальное классическое двойное 9-цветное домино в жестяной банке

Классический двухместный 6

Цвет: разноцветный

Конструкция: пластик

Классический двухместный 9

Позволяет играть в более сложные игры Domino

Добавляет разнообразия в простые игры Domino

Удобная банка для хранения идеальна для путешествий

Рекомендуемый возраст 8+

СОДЕРЖАНИЕ

55 пьес домино

Удобная банка для хранения идеальна для путешествий

Инструкции

Дополнительная информация
Название продукта 2pc Cardinal Classic Doublee Six / Nine Color Dots Dominoes w / Tin Case Kids Game
Марка Кардинал
Авторские права © 2021 - Click Frenzy Pty Ltd.

Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *