Павлова анна умирающий лебедь – Случайный шедевр. Как родился «Умирающий лебедь» Павловой | Персона | Культура

Случайный шедевр. Как родился «Умирающий лебедь» Павловой | Персона | Культура

Однажды, исполняя свой коронный номер «Умирающий лебедь» перед парижской публикой, Анна Павлова получила одну из главных наград, о которой может мечтать артист балета: после окончания миниатюры в течение нескольких секунд в зале царила полная тишина, зрители были очарованы грациозным исполнением балерины, а затем одарили ее бурными овациями. В тот день Павлова трижды танцевала лебедя. Публика всегда с невероятным восторгом встречала Анну в этом образе, поскольку она была в нем невероятно хороша. Как родился этот танец, рассказывает АиФ.ru.

Друзья детства

Номер «Умирающий лебедь» был поставлен специально для Павловой ее коллегой Михаилом Фокиным. Они вместе учились в Императорском театральном училище, знали друг друга с детства и часто выступали в паре. Когда Фокин стал пробовать свои силы в качестве постановщика, он нашел в лице Павловой идеальную исполнительницу своих замыслов. Она легко соглашалась на перевоплощения, в результате которых ее иногда было просто не узнать на сцене, и не гналась за техническими трюками. Однажды для балета «Египетская ночь» Фокин попросил Анну нанести на тело специальную краску, чтобы походить на восточную девушку, затем удлинил ей разрез глаз и брови с помощью карандаша. Эти нехитрые манипуляции за несколько минут превратили Павлову в ее героиню Таор. Для того времени такие эксперименты были в новинку.    

Удивительно, но и для Анны нельзя было найти более подходящего балетмейстера. Она крайне редко вносила какие-то изменения в первоначальный замысел постановок Фокина, в отличие от других, где принимала участие. Если Павлова не понимала логической связи движений и рисунка танца в целом, она без тени смущения корректировала его под себя.

Импровизация

В начале 1908 года хор Императорского оперного театра попросил Павлову принять участие в их благотворительном концерте, который должен был пройти в Дворянском собрании. К этому событию балерина планировала поставить небольшой номер и попросила Фокина помочь ей выбрать подходящую музыку. Хореограф в то время увлекался игрой на мандолине и старательно разучивал дома «Лебедя» Камиля Сен-Санса, поэтому предложил балерине именно эту композицию. К тому же хрупкий силуэт Павловой говорил, что она создана для этой роли. Анна идею поддержала, и снова обратилась к Фокину с просьбой — на этот раз выступить в качестве балетмейстера номера.

Для постановки танца, который даже спустя годы будет исполняться многими ведущими балеринами по всему миру, хореографу потребовалось всего несколько минут. Практически все от начала до конца было импровизацией. Михаил танцевал перед Анной, она — тут же, позади него. Затем Павлова начала пробовать исполнять номер одна, а Фокин подсказывал ей, как правильно держать руки. В итоге им удалось вложить в эти две с половиной минуты совершенную технику и выразительность, создав самый удачный номер Павловой. Кстати, Сен-Санс был крайне удивлён таким трагическим прочтением своего произведения, поскольку по его задумке лебедь в финале вовсе не умирал.

Анна Павлова в образе «Умирающего лебедя» Фото: Commons.wikimedia.org

Смерть лебедя

Исполнение Павловой «Умирающего лебедя» всегда вызывало восторг и бурные аплодисменты. Возможно, невероятный успех в данном образе состоялся еще и потому, что балерина очень любила этих птиц в реальной жизни. Обосновавшись в Лондоне, она купила просторный дом в типичном английском стиле с лужайкой и искусственным озером, в котором плавали знаменитые лебеди Павловой. С одним из них — любимчиком Джеком у балерины есть невероятно трогательная фотография — на снимке птица как бы обнимает свою хозяйку длиной шеей. 

Внезапная смерть танцовщицы стала настоящим шоком для ее поклонников по всему миру. Особенно трогательно с Павловой простились в Лондоне во время концерта «Общества Камарго»: в перерыве между первым и вторым номером программы дирижер Константин Ламберт объявил зрителям, что в память об Анне Павловой оркестр исполнит «Смерть лебедя». Зазвучала музыка, на затемненной сцене появилось пятно света от прожектора, которое начало передвигаться так, как если бы танцевала сама балерина. Пока шел номер, весь зал стоял, отдавая дань невероятному таланту Павловой.  

 

www.aif.ru

жизнь, творчество, фото и видео.

Блистательная и неподражаемая балерина Анна Павлова… О её подлинной жизни известно мало. Она сама написала прекрасную книгу, но книга эта больше касалась трепетных и ярких секретов её искусства, чем самой её биографии. Её муж и импрессарио Виктор Дандре тоже написал о ней прекрасную и выразительную книгу, где трепетал отблеск живого чувства и боль сердца, ошеломлённого внезапной потерей дорогого и любимого существа. Но и эта книга – лишь малый штрих к тому загадочному, что было, сверкало, переливалось в Анне Павловой, что было самою её сутью, её дыханием, — Вдохновение, что жило во всей её творческой натуре!

Наверное, секрет отличия Павловой от других танцовщиц, блиставших на сцене до и после неё, крылся в неповторимой индивидуальности её характера. Современники говорили, что, глядя на Павлову, они видели не танцы, а воплощение своей мечты о танцах. Она казалась воздушной и неземной, летая по сцене. В её речи сквозило нечто детское, чистое, не вяжущееся с реальной жизнью. Она щебетала, как птичка, вспыхивала, как дитя, легко плакала и смеялась, мгновенно переходя от одного к другому. Такой она была всегда: и в 15, и в 45.

Газеты посвящали ей пышные рецензии: «Павлова – это облако, парящее над землей, Павлова – это пламя, вспыхивающее и затухающее, это осенний лист, гонимый порывом ледяного ветра…».

«Гибкая, грациозная, музыкальная, с полной жизни и огня мимикой, она превосходит всех своей удивительной воздушностью. Как быстро и пышно расцвел этот яркий, разносторонний талант», — так восторженно отзывалась пресса о выступлениях Анны Павловой.

Одна из подруг и преданных последовательниц балерины, Наталья Владимировна Труханова позже вспоминала с искренней горечью: «Как мне всегда было жаль, что я не могла зарисовать её Танца! Это было что-то неповторимое. Она просто жила в нём, иначе не скажешь. Она была самой Душою Танца. Только вот вряд ли Душа выразима словами..!»

Образ, который обессмертил балерину – это, конечно, Лебедь. Поначалу он не был умирающим. Балетмейстер и друг Николай Фокин придумал для Анны концертный номер на музыку Сен-Санса буквально за несколько минут, импровизируя вместе с нею. Сначала «Лебедь» в невесомой пачке, отороченной пухом, просто плыл в безмятежности. Но затем Анна Павлова добавила в знаменитые 130 секунд танца трагедию безвременной гибели, – и номер превратился в шедевр, а на белоснежной пачке засияла «рана» – рубиновая брошь.

Когда Сен-Санс увидел Павлову, танцующую его «Лебедя», он добился встречи с ней, чтобы сказать: «Мадам, благодаря вам я понял, что написал прекрасную музыку!»

Небольшая хореографическая композиция «Умирающий лебедь» стала её коронным номером. Исполняла она его, по мнению современников, совершенно сверхъестественно. На сцену, огромную или маленькую, спускался луч прожектора и следовал за исполнительницей. Спиной к публике на пуантах появлялась фигурка, одетая в лебяжий пух.

Силы ее ослабевали, она отходила от жизни и покидала ее в бессмертной позе, лирически изображающей обречённость, сдачу победителю – смерти.

Анна включала «Умирающего лебедя» во все свои программы, и кто бы ни были зрители – искушённые балетоманы или впервые увидевшие балет простые люди – этот номер в её исполнении всегда потрясал публику.

М.Фокин писал, что «Лебедь» в исполнении Павловой был доказательством того, что танец может и должен не только радовать глаз, он должен проникать в душу. Её танец, импрессионистический по своей природе, был пластическим воплощением музыки, образный и поэтичный, танец Павловой был одухотворен и возвышен, и поэтому его нельзя было повторить и копировать. Секрет её успеха был не в исполнении па, а в эмоциональной наполненности и одухотворённости танца. «Секрет моей популярности — в искренности моего искусства»,- не раз повторяла Павлова. И была права.

 

Анна Павлова боготворила искусство, любила его с такой страстью, с которой к нему, вероятно, способны были относиться лишь женщины «серебряного века». Ни один музей мира не остался без её внимания. Ренессанс казался ей самой прекрасной из эпох в истории культуры. Любимыми скульпторами Павловой были Микеланджело и Донателло, а любимыми художниками — Леонардо да Винчи, Боттичелли и Содома. И в балете её вкусы сложились под влиянием чистых линий искусства Возрождения. Все её партнеры обладали атлетическими фигурами, подобными фигуре «Давида» Микеланджело.

Однако, было бы неправильно думать, что великая Павлова была приверженцем исключительно петербургской школы классического балета и оттого отвергала новые искания Парижа и Монте-Карло. Нет, некоторые из её хореографических миниатюр: (продолжение статьи на следующей странице)

Источник

Жми «Нравится» и получай лучшие посты в Фейсбуке!

Поделиться на Facebook
ВКонтакте
Twitter
Одноклассники

tvorzhizn.ru

Умирающий лебедь и легенда русского балета.

Умирающий лебедь и история рождения знаменитой на весь мир балерины.  Анна Павлова была с самого начала окутана тайной. Впрочем она сама тщательно скрывала правду о своем социальном происхождении, тем более когда ее талант был признан не только в России, но и за рубежом, а толпы репортеров и газетчиков не давали ей прохода.

По одной из версий Анна была дочерью отставного солдата лейб-гвардии Преображенского полка и прачки. По другой версии, Анна – это незаконнорожденная дочь богатого еврейского банкира Лазаря Полякова, который так и не признал ее своей дочерью.

Несмотря на тяжелое финансовое положение семьи, мать Анны всегда старалась порадовать дочь новым платьем, сладостями и походами в театр. Однажды Анна побывала на премьере “Спящей красавицы” в Мариинском театре. Затаив дыхание, она смотрела на сцену, где спящая красавица исполняла сольную партию.

Именно тогда Анна раз и навсегда решила стать балериной и посвятить свою жизнь искусству бального танца. С этого времени в доме Павловых только и были разговоры о танцах и балеринах. В конце концов, Любовь Федоровна отвела дочь в Императорское театральное училище, куда будущая звезда русского балета была принята в возрасте десяти лет.

Как правило, после театрального училища балерина-выпускница начинала свою карьеру в кордебалете, но Анне сразу доверили самые ответственные партии в классических балетах Мариинского театра. Она уже танцевала партии, пусть и не главные, в “Жизель”, “Спящей красавице” и “Тщетной предосторожности”.

На самом деле, Анна не была особо сильна в технике исполнения классического бального танца, но она умела нечто большее. Делая образ героини живым и эмоционально насыщенным, она будто бы проникала в душу зрителя, превращая танец в мечту.

Как-то раз, на одном из благотворительных вечеров, она исполнила короткую сольную партию “умирающего лебедя”. Публика была в полном восторге, даже автор музыки – композитор Камиль Сен-Санс был поражен столь необычной трактовкой музыкального произведения. С тех пор эта миниатюра стала ее коронным номером в многочисленных гастрольных турах.

Анна Павлова любила все прекрасное, она безумно обожала эпоху Ренессанса, но в тоже время отвергала все уродливое и ужасное в том числе и в танце.

Да, ей были интересны новаторские трактовки классического танца Айседорой Дункан, однако она навсегда оставалась страстной поклонницей строгих канонов бального танца. Анна очень много гастролировала со своей труппой, выступая в Америке, Европе, Индии, Японии, Китае и в каждой стране ей аплодировали стоя, вызывали на бис и толпы поклонников сопровождали ее в турне.

В общей сложности она провела в путешествиях по всему миру двадцать два года. К сожалению, интенсивный график гастролей и слабое от природы здоровье привели к тому, что она смертельно заболела воспалением легких в Гааге – так и не доехав до России. В январе 1931 года ее не стало. Она похоронена вместе с любимым мужем Виктором Дандре в закрытом колумбарии Голдерс-Грин в Лондоне.

Кстати, в лондонском Palace Theatre до сих пор существует место, на которое никогда не продадут билет – это место предназначено призраку Анны Павловой.

tancor.info

Анна Павлова: неумирающий лебедь

Легендарная танцовщица, одна из величайших балерин XX века. Она вернула балетному искусству спонтанность и вдохновение, показала русский балет миру и сделала его достоянием мировой культуры.

Расскажи друзьям:

1. Тайна рождения



Анна Павлова уже при жизни стала легендой. И этому способствовала не только несомненная гениальность танцовщицы, но и завеса тайны, за которой всегда скрывалось её имя.

Балерина никогда не рассказывала подробности своей личной жизни, не любила общаться с прессой и несколько сторонилась собственной известности. Всё, что следует о ней знать – в танце, считала Павлова.

Естественно, это только подогревало интерес публики, которая страстно стремилась ухватиться хоть за краешек юбки Павловой. В прессе регулярно появлялись слухи об очередном любовнике знаменитой балерины, но не менее волнующим вопросом оставалось её детство.

Павлова никогда не рассказывала о себе и своей семье, и тайна её рождения так и осталась нераскрытой.


Читайте также: Матильда Кшесинская — княгиня русского балета>>

Считается, что балерина появилась на свет в семье то ли швеи, то ли прачки. Её отцом в метрике был записан солдат Преображенского полка Матвей Павлов, который с семьей практически не жил и дочь свою никогда не видел. Настоящим же отцом Павловой многие считали известного московского банкира Лазаря Полякова.



Согласно третьей версии отцом Павловой был не солдат, а Шабетай Шамаш – крымский караим (очень малочисленная этническая группа), перебравшийся в Петербург и открывший там прачечную. В этой прачечной Шабетай познакомился с матерью Анны. Для удобства он взял себе русское имя Матвей, отсюда и появилось первоначальное отчество балерины – Матвеевна. Впоследствии она изменила его на Павловну – так благозвучнее.

Кто был отцом Анны Павловой на самом деле до сих пор неизвестно.

2. Душа танца



По легенде мечта стать балериной появилась у Павловой в 8 лет, когда она оказалась на балете «Спящая красавица» в Мариинском театре. Девочка с первого взгляда влюбилась в танец и упросила маму отвести её в балетное училище. Она поступила, но не сразу – только через два года, так как сначала показалась приемной комиссии слишком слабой физически.

Эта история (в некотором смысле – об инициации) вполне соответствует духу той романтической легенды, которая сложилась вокруг имени Анны Павловой. Ведь балерина никогда не удовлетворялась голым совершенством техники, никогда не была просто профессионалом танца.



Павлова брала другим – мастерством импровизации. Её называли «душой танца» и говорили, что танцевальный рисунок Павловой никогда не повторяется в точности. Она буквально придумывала на ходу целые комплексы танцевальных движений и воплощала их на глазах у изумленных педагогов и публики.

«Во время дебюта Павлова очень переживала из-за своих «недостатков». Но ей было суждено вернуть на нашу сцену забытое очарование романтических балетов эпохи Тальони», – вспоминала балерина Тамара Карсавина.

Читайте также: Майя Плисецкая — Кармен в Стране Советов>>


Павлова смягчила строгость классического балета, который к началу XX века уже во многом превратился в технический танец. Она не гналась за виртуозностью как таковой, но создавала выразительные художественные образы. На это работала мягкая пластика балерины, её «говорящие руки» и необычайный талант к импровизации.

3. Умирающий лебедь



В 1899 году Анна Павлова окончила Императорское театральное училище, после чего попала в труппу Мариинского театра. Её сразу же зачислили в корифейки и в кордебалете ей танцевать не пришлось. Через пару лет Павлова получила свои первые главные партии, а в 1906 году стала примой-балериной Мариинского театра.

На сцене Мариинки Павлова танцевала во многих классических балетах: «Щелкунчике», «Жизели», «Коньке-Горбунке», «Раймонде», «Баядерке» и других. Но визитной карточкой балерины стала знаменитая ныне миниатюра «Умирающий лебедь», которую для Павловой поставил реформатор классического балета Михаил Фокин.

Премьера танца состоялась в декабре 1907 года в Зале Дворянского собрания Санкт-Петербурга. «Умирающий лебедь» – это изначально импровизация, миниатюра, подготовленная на случай, но именно она стала одним из самых известных и востребованных танцев в истории балета – вплоть до нашего времени.

Какой танец вам подходит? Пройдите тест>>

Классический рисунок «Умирающего лебедя» проявлялся постепенно. Танец менял очертания при каждом исполнении. Но главное – менялась и содержательная трактовка номера.

Например, сначала лебедь не должен был умирать. Этот завершающий штрих, который наполняет танец драматургической динамикой и создаёт всю трагическую глубину, придумала сама Павлова, ведь изначально в музыкальной пьесе Сен-Санса лебедь не умирал.

Трёхминутный номер очень быстро завоевал популярность. «Лебедь» стал не просто концентрированным выражением индивидуального танцевального стиля Павловой, но и символом всего балетного искусства.

4. Русские сезоны



Расцвет танцевальной карьеры Анны Павловой неразрывно связан с общим расцветом русского балета и его триумфом на европейской сцене.

В 1909 году Павлова приняла участие в знаменитых «Русских сезонах» Дягилева, что заметно увеличило её популярность и фактически стало началом многолетних гастролей балерины по всему миру.

Павлова танцевала у Дягилева всего один сезон, но этого хватило, чтобы стать звездой мирового уровня. Силуэт Павловой на афише, нарисованной Серовым, до сих пор остаётся одной из самых ярких эмблем «Русских сезонов», а имя Павловой – символом русского балета.



Покинув Дягилева Павлова в некотором смысле продолжила его дело. В 1910 году она собрала собственную балетную труппу и отправилась в кругосветное турне, которое затянулось на 22 года – до смерти танцовщицы.

Балерина выступала не только в Европе и Северной Америке, она представляла русский балет на Филиппинах и в Японии, в Индии, Бирме, Египте, Китае, странах Южной Америки и Африки, в Австралии и Новой Зеландии. Павлова объездила буквально весь мир, стала настоящим «пропагандистом» балетного искусства, ведь далеко не везде люди имели представление об этом виде искусства.

В 1920-е годы Павлова была одной из самых известных женщин мира. Куда бы она не приехала, её встречали толпы поклонников. Один из педагогов Павловой, балетмейстер Энрико Чекетти, говорил: «Всему, чем преисполнен танец, научить могу я. Всему, чем преисполнено искусство Павловой, может научить лишь сам Господь Бог!»

5. Икона красоты



Бешеная популярность Павловой превратила её в один из символов своей эпохи. А её образ и стиль оказали несомненное влияние на моду и идеалы женской красоты 1920-х годов.

Уже фигура балерины – отличная иллюстрация удлиненного силуэта женской одежды, вошедшего в моду в начале XX века. Слегка болезненная худоба Павловой, её мягкая кошачья пластика и отсутствие чётко очерченных женских форм – всё это идеально соответствовало духу времени.


Читайте также: Женщины в XX веке — «хлопушки» 1920-х>>

Павлова много снималась в рекламе и регулярно сотрудничала с известными модными домами Европы, позируя для популярных журналов. Она ввела моду на расшитые манильские шали с кистями и драпировкой на испанский манер. Она же способствовала росту популярности женских шляпок, так как регулярно появлялась в них на публике.



Стиль «a la Pavlova» приобрел огромную популярность и в 1920-е годы в честь балерины выпустили специальный модный атлас.

Павлова – высокая, стройная, необыкновенно хрупкая и утончённая женщина с печальным взглядом – стала одним из ярких воплощений декаденствующей эстетики начала ХХ века.

6. Pavlova



К середине 1920-х имя Анны Павловой превратилось в настоящий бренд, который знали во всем мире.

Павлова фактически была лицом нескольких домов моды. Она рекламировала обувь от «H. & M. Rayne», соболя дома «Дреколь», сотрудничала с домом моды князя Феликса Юсупова IRFE.

В её честь называли продукты, например, появились шоколадные конфеты «Pavlova», сорт роз «Павлова» и духи её имени.



Во время гастролей Павловой по Австралии и Новой Зеландии придумали новый десерт, настолько легкий и воздушный, что его решили назвать именем легендарной балерины. Со временем десерт стал почти также популярен, как и сама Павлова. Сегодня существует более 650 его разновидностей.

Впрочем, всё это уже история. Гораздо важнее, что имя Павловой было и остаётся не только символом русского балета, но и балетного искусства в принципе. Ей в самом деле удалось стать душой танца.

Биографии, жизненные позиции и особенности стиля других знаменитых женщин – в нашей постоянной рубрике Персона>>


Подготовлено редакцией сайта «Апрель»

Расскажи друзьям:

april-knows.ru

«Умирающий Лебедь» Анны Павловой — Реалии нашей жизни

В 1908 году Анна Павлова первая станцевала танец «Умирающего лебедя».

Сейчас мало кто знает, что этот танец балетмейстер Михаил Фокин придумал именно для Павловой и это был самый известный танец Павловой.

Говорят, что Фокин расплатился этим моноспектаклем с Аннушкой за денежный долг, но столь ли важно, что натолкнуло его на идею создания этого шедевра. Костюм создал художник Леон Бакст , а Павлова приколола на него алую брошь, символизирующую рану лебедя.

Этим лебедем Анна говорила Дандре о своей боли, о годах разочарования и потерянной любви. Ее нежные, гибкие руки взлетали, точно крылья, и когда лебедь опускался на землю, чтобы испустить последний вздох, она мечтала умереть, чтобы упрекнуть его своей смертью.

Увидев этот танец, композитор Камиль Сен-Санс воскликнул: «Мадам, благодаря вам я понял, что написал прекрасную музыку!»

«Первая поездка в Ригу. Из Риги мы поехали в Гельсингфорс, Копенгаген, Стокгольм, Прагу и Берлин. Всюду наши гастроли приветствовали как откровения нового искусства», – пишет Павлова.

Лебедь родился из печали и тоски в душе Анны, и уже затем обрел реальные черты под рукой Фокина и Бакста, чтобы подняться в небо, зачарованный музыкой Сен-Санса. Полетел смертельно раненной птицей, чей полет очень скоро закончится. Это ведь Анна приколола к платью лебедя кроваво-красную брошь, она обнажила эту многолетнюю рану, выставив ее на всеобщее обозрение. Пусть все видят, как мне больно. Пусть ОН знает!

Но тот, кто должен был прочесть послание умирающей от любви и унижения женщины, воспринял образ лебедя по-своему. Сделавшись импресарио Анны, Дандре множество раз заставлял фотографов снимать Павлову в компании ее любимого лебедя Джека, живущего в Айви-Хаусе. Изначально у Джека не были подрезаны крылья, так как Анна не желала калечить птицу и надеялась, что тот полюбит их и задержится в имение добровольно. Но после того, как любимец совершил побег, Дандре приказал проделать операцию.

Лебедь с подрезанными крыльями – любимая игрушка Анны Павловой, стал символом другого пленника Айви-Хауса – Виктора Дандре.

Понимая, что вот-вот умрет, Павлова попросила одну из своих балерин Нину Кирсанову сходить в русскую церковь и помолиться за нее.

В разговоре с журналистами рыдающий Виктор Дандре сообщил, что перед смертью Анна обратилась к нему и слабеющим голосом попросила: «Принесите мне мой костюм лебедя», после чего не произнесла больше ни слова.

На следующий день в театре звучала музыка Сен-Санса «Умирающий лебедь», но ни одна балерина не посмела выйти вместо легендарной Павловой, весь ее путь прочертил на совершенно пустой сцене луч прожектора. Зрители смотрели на это действие стоя, многие рыдали. Так администрация театра дала понять, что Анны Павловой больше нет на этой земле.

Замечательно то, что смерть Анны Павловны сделала как бы невозможным исполнение этого танца. Почувствовали ли сами исполнительницы недопустимость этого или поняли, что публика примет это за профанацию, но «Лебедь» исчез».

Когда Анна умерла и Виктор произнес рекламную фразу относительно лебединого костюма, вслед за любимой хозяйкой из Айви-Хауса улетела лебедиха, и лебедь с подрезанными крыльями остался один.

filaretuos.livejournal.com

«Умирающий лебедь» русского балета. Судьба великой балерины Анны Павловой | Персона | КУЛЬТУРА

Из всех балерин XX столетия Павлову можно назвать одной самых красивых и впечатляющих своим обаянием женщин. Удивительная грация, гордая посадка головы и непременная чуть заметная улыбка не могли не вызывать восхищения. Однако, несмотря на огромный успех у мужчин о личной жизни Павловой известно немногое. Может быть, всё дело в том, что балерина считала служение искусству смыслом своей жизни и даже сказала однажды: «По-моему, истинная актриса должна жертвовать собой, своему искусству. Подобно монахине, она не вправе вести жизнь, желанную для большинства женщин». Вероятно, поэтому история, хранящая огромнейший материал о её карьере, оставила очень мало сведений о ней самой.  


12 февраля, в день рождения Павловой, SPB.AIF.RU вспоминает историю жизни великой балерины. 

Рождение легенды


Известно, что Анна Павлова родилась в дачном посёлке Лигово, где находились фешенебельные особняки и куда предпочитала выбираться из города на лето петербургская знать. Своего отца, бывшего отставного солдата Преображенского полка Матвея Павлова, девочка не помнила, да и мало кто верил в то, что она была дочкой обычного служивого. Поговаривали, что её настоящим отцом являлся Лазарь Поляков, банкир и младший брат известного строителя железных дорог Самуила Полякова. К тому бедное детство будущей примы плохо увязывалось с летним отдыхом в двухэтажной дачей в Лигове, частые ее посещения Мариинского театра, где абонировались лучшие места, а также обучение в Императорской балетной школе, уроки в которой могли брать дети только очень обеспеченных родителей.


«Пушинка на ветру – она будет летать на сцене»


Характер Павловой — волевой, решительный и целеустремлённый — начал проявляться ещё в детстве. В возрасте восьми лет девочка, сидя на спектакле в Мариинском театре, категорично сказала своей материи: «Я буду танцевать «Спящую Красавицу» в этом театре!». Желание скоро стало претворяться в жизнь: девять лет Павлова провела в балетной школе, где уклад жизни был по-монастырски суров, а обучение – тяжёлым, но плодотворным. Здесь следовали традициям классического балета, великолепно ставили технику и не терпели лени. Однако на пути поступления в балетную школу Павлову встретили препятствия. Первая попытка поступить сюда закончилась провалом: балетмейстеры сочли девочку слишком хрупкой и чересчур болезненной. Судьба её решилась во время второй попытки, когда знаменитый на весь мир солист балета и хореограф Мариус Петипа, увидев пробы юной Павловой, сказал: «Пушинка на ветру – она будет летать на сцене». После такого резюме Павлова была принята в школу.





Характер Павловой — волевой, решительный и целеустремлённый — начал проявляться ещё в детстве.  Фото: Commons.wikimedia.org

После окончания Вагановского училища, в 1899 году Анна Павлова поступила в труппу Мариинского театра, где танцевала партии в классических балетах «Щелкунчик», «Конёк-Горбунок», «Раймонда», «Баядерка», «Жизель». Железная воля и не терпящий поблажек характер, благодаря которому даже во время болезни она выходила на сцену и каждый раз выступала лучше, чем в предыдущий, помогли ей в 1906 году стать ведущей танцовщицей труппы. Уже тогда критики балета выделили её уникальную и самобытную манеру танца, которая, не выходя за рамки классического балета, была оригинальной и превращала знакомые сюжеты в шедевральные динамические зарисовки, где было много драматичного, эмоционального и одновременно сдержанного. 


«Умирающий лебедь» Фокина и «Русские сезоны» Дягилева


Первым наиболее заметным скачком в карьере стало участие Павловой в 1907 году на благотворительном вечере в Мариинском театре, где она исполнила специально поставленную для неё выдающимся хореографом Михаилом Фокиным миниатюру «Лебедь». Позже номер, ставший символом русского балета, получил название «Умирающий лебедь».


Балет Фокина стал новым этапом в формировании русского танца, который приверженцы классики восприняли как откровенное оскорбление и опошление традиций. Однако новый век требовал новых решений, и когда в 1908 году Александр Бенуа представил известному  антрепренёру Сергею Дягилеву Фокина, тот пришёл в восторг и пригласил балетмейстера к себе в труппу, которая должна была отправиться в Европу с программой «Русские сезоны» и показать миру, что значит «танец по-русски».


В труппу, которая должна была отправиться в Париж, вошли также Тамара Карсавина, Вацлав Нижинский и Анна Павлова – тройка самых мощных мастеров отечественного танца. Русские сезоны имели шумный успех, портрет кисти Серовой с изображением Павловой стал эмблемой программы, а выступление «Лебедя» — «доказательством того, что танец может и должен не только радовать глаз, но должен проникать в душу».





Номер, ставший символом русского балета, получил название «Умирающий лебедь». Фото: Commons.wikimedia.org

Всемирная слава и почитание


Триумф Павловой был воистину грандиозным. Имя балерины стали произносить с обожанием и поклонением. Однако Анна сделала неожиданный ход. Несмотря на то, что на протяжении дальнейших двадцати лет она танцевала «Умирающего лебедя», всегда с теплотой отзывалась о своём участии в «Русских сезонах», буквально сразу после окончания гастролей Анна решила собрать собственную труппу и уйти от Дягилева.


Всё дело в том, что наряду с демонстрацией достоинств русского балета, «в Париже русское искусство подавали, как и русские кушания, по обычаю слишком роскошно, слишком уж сытно…», — писала Павлова. Позже она говорила, что «не танцевала там того, чем создала себе имя…».


Павлова ценила эстетику танца и считала, что её не должны заслонять шикарные декорации, грандиозное оформление, даже если оно создано самим Леоном Бакстом. По её представлению, танец должен был оттенять сам себя, не прибегая к подручным средствам.


После уход из труппы Дягилева Павлова создала свою, с которой гастролировала около двадцати лет, заслуживая овации в самых отдалённых частях света.





Триумф Павловой был воистину грандиозным.  Фото: Commons.wikimedia.org

«Приготовьте мой костюм лебедя»


Последнее выступление Павловой в Мариинском театре состоялось в 1913 году, а в России — в 1914 году, после чего она безвозвратно уехала в Англию. На родину Павлова так никогда и не вернулась. Возможно, если бы колесо истории России покатилось в иную от социализма сторону, она бы приезжала с гастролями и, может быть, даже переехала обратно, однако Павлова и её слишком свободный балет не вписывались в формальное искусство советской России. Балерина осталась в столице Англии.


Умерла Павлова в возрасте 49 лет, когда зимой 1931 года, переезжая в Голландии с одного концерта на другой, балерина попала в железнодорожную катастрофу. Она осталась жива, однако оказавшись в лютый мороз в одном лишь тонком платье, она простудилась и скончалась в последний день января в Гааге.  Ее похоронили в Лондоне. Поговаривают, что последними словами великой балерины были «Приготовьте мой костюм лебедя».

www.spb.aif.ru

Анна Павлова: неумирающий лебедь — Рамблер/субботний

1. Тайна рождения

Анна Павлова уже при жизни стала легендой. И этому способствовала не только несомненная гениальность танцовщицы, но и завеса тайны, за которой всегда скрывалось её имя.

Балерина никогда не рассказывала подробности своей личной жизни, не любила общаться с прессой и несколько сторонилась собственной известности. Всё, что следует о ней знать — в танце, считала Павлова.

Естественно, это только подогревало интерес публики, которая страстно стремилась ухватиться хоть за краешек юбки Павловой. В прессе регулярно появлялись слухи об очередном любовнике знаменитой балерины, но не менее волнующим вопросом оставалось её детство.

Павлова никогда не рассказывала о себе и своей семье, и тайна её рождения так и осталась нераскрытой.

Считается, что балерина появилась на свет в семье то ли швеи, то ли прачки. Её отцом в метрике был записан солдат Преображенского полка Матвей Павлов, который с семьей практически не жил и дочь свою никогда не видел. Настоящим же отцом Павловой многие считали известного московского банкира Лазаря Полякова.

Согласно третьей версии отцом Павловой был не солдат, а Шабетай Шамаш — крымский караим (очень малочисленная этническая группа), перебравшийся в Петербург и открывший там прачечную. В этой прачечной Шабетай познакомился с матерью Анны. Для удобства он взял себе русское имя Матвей, отсюда и появилось первоначальное отчество балерины — Матвеевна. Впоследствии она изменила его на Павловну — так благозвучнее.

Кто был отцом Анны Павловой на самом деле до сих пор неизвестно.

2. Душа танца

По легенде мечта стать балериной появилась у Павловой в 8 лет, когда она оказалась на балете «Спящая красавица» в Мариинском театре. Девочка с первого взгляда влюбилась в танец и упросила маму отвести её в балетное училище. Она поступила, но не сразу — только через два года, так как сначала показалась приемной комиссии слишком слабой физически.

Эта история (в некотором смысле — об инициации) вполне соответствует духу той романтической легенды, которая сложилась вокруг имени Анны Павловой. Ведь балерина никогда не удовлетворялась голым совершенством техники, никогда не была просто профессионалом танца.

Павлова брала другим — мастерством импровизации. Её называли «душой танца» и говорили, что танцевальный рисунок Павловой никогда не повторяется в точности. Она буквально придумывала на ходу целые комплексы танцевальных движений и воплощала их на глазах у изумленных педагогов и публики.

«Во время дебюта Павлова очень переживала из-за своих «недостатков». Но ей было суждено вернуть на нашу сцену забытое очарование романтических балетов эпохи Тальони», — вспоминала балерина Тамара Карсавина.

Павлова смягчила строгость классического балета, который к началу XX века уже во многом превратился в технический танец. Она не гналась за виртуозностью как таковой, но создавала выразительные художественные образы. На это работала мягкая пластика балерины, её «говорящие руки» и необычайный талант к импровизации.

3. Умирающий лебедь

В 1899 году Анна Павлова окончила Императорское театральное училище, после чего попала в труппу Мариинского театра. Её сразу же зачислили в корифейки и в кордебалете ей танцевать не пришлось. Через пару лет Павлова получила свои первые главные партии, а в 1906 году стала примой-балериной Мариинского театра.

На сцене Мариинки Павлова танцевала во многих классических балетах: «Щелкунчике», «Жизели», «Коньке-Горбунке», «Раймонде», «Баядерке» и других. Но визитной карточкой балерины стала знаменитая ныне миниатюра «Умирающий лебедь», которую для Павловой поставил реформатор классического балета Михаил Фокин.

Премьера танца состоялась в декабре 1907 года в Зале Дворянского собрания Санкт-Петербурга. «Умирающий лебедь» — это изначально импровизация, миниатюра, подготовленная на случай, но именно она стала одним из самых известных и востребованных танцев в истории балета — вплоть до нашего времени.

Классический рисунок «Умирающего лебедя» проявлялся постепенно. Танец менял очертания при каждом исполнении. Но главное — менялась и содержательная трактовка номера.

Например, сначала лебедь не должен был умирать. Этот завершающий штрих, который наполняет танец драматургической динамикой и создаёт всю трагическую глубину, придумала сама Павлова, ведь изначально в музыкальной пьесе Сен-Санса лебедь не умирал.

Трёхминутный номер очень быстро завоевал популярность. «Лебедь» стал не просто концентрированным выражением индивидуального танцевального стиля Павловой, но и символом всего балетного искусства.

4. Русские сезоны

Расцвет танцевальной карьеры Анны Павловой неразрывно связан с общим расцветом русского балета и его триумфом на европейской сцене.

В 1909 году Павлова приняла участие в знаменитых «Русских сезонах» Дягилева, что заметно увеличило её популярность и фактически стало началом многолетних гастролей балерины по всему миру.

Павлова танцевала у Дягилева всего один сезон, но этого хватило, чтобы стать звездой мирового уровня. Силуэт Павловой на афише, нарисованной Серовым, до сих пор остаётся одной из самых ярких эмблем «Русских сезонов», а имя Павловой — символом русского балета.

Покинув Дягилева Павлова в некотором смысле продолжила его дело. В 1910 году она собрала собственную балетную труппу и отправилась в кругосветное турне, которое затянулось на 22 года — до смерти танцовщицы.

Балерина выступала не только в Европе и Северной Америке, она представляла русский балет на Филиппинах и в Японии, в Индии, Бирме, Египте, Китае, странах Южной Америки и Африки, в Австралии и Новой Зеландии. Павлова объездила буквально весь мир, стала настоящим «пропагандистом» балетного искусства, ведь далеко не везде люди имели представление об этом виде искусства.

В 1920-е годы Павлова была одной из самых известных женщин мира. Куда бы она не приехала, её встречали толпы поклонников. Один из педагогов Павловой, балетмейстер Энрико Чекетти, говорил: «Всему, чем преисполнен танец, научить могу я. Всему, чем преисполнено искусство Павловой, может научить лишь сам Господь Бог!»

5. Икона красоты

Бешеная популярность Павловой превратила её в один из символов своей эпохи. А её образ и стиль оказали несомненное влияние на моду и идеалы женской красоты 1920-х годов.

Уже фигура балерины — отличная иллюстрация удлиненного силуэта женской одежды, вошедшего в моду в начале XX века. Слегка болезненная худоба Павловой, её мягкая кошачья пластика и отсутствие чётко очерченных женских форм — всё это идеально соответствовало духу времени.

Павлова много снималась в рекламе и регулярно сотрудничала с известными модными домами Европы, позируя для популярных журналов. Она ввела моду на расшитые манильские шали с кистями и драпировкой на испанский манер. Она же способствовала росту популярности женских шляпок, так как регулярно появлялась в них на публике.

Стиль «a la Pavlova» приобрел огромную популярность и в 1920-е годы в честь балерины выпустили специальный модный атлас.

Павлова — высокая, стройная, необыкновенно хрупкая и утончённая женщина с печальным взглядом — стала одним из ярких воплощений декаденствующей эстетики начала ХХ века.

6. Pavlova

К середине 1920-х имя Анны Павловой превратилось в настоящий бренд, который знали во всем мире.

Павлова фактически была лицом нескольких домов моды. Она рекламировала обувь от «H. & M. Rayne», соболя дома «Дреколь», сотрудничала с домом моды князя Феликса Юсупова IRFE.

В её честь называли продукты, например, появились шоколадные конфеты «Pavlova», сорт роз «Павлова» и духи её имени.

Во время гастролей Павловой по Австралии и Новой Зеландии придумали новый десерт, настолько легкий и воздушный, что его решили назвать именем легендарной балерины. Со временем десерт стал почти также популярен, как и сама Павлова. Сегодня существует более 650 его разновидностей.

Впрочем, всё это уже история. Гораздо важнее, что имя Павловой было и остаётся не только символом русского балета, но и балетного искусства в принципе. Ей в самом деле удалось стать душой танца.

weekend.rambler.ru

Отправить ответ

avatar
  ать  
рия