Автор строк умом россию не понять – … () / .

Умом Россию не понять…

Умом — Россию не понять,

Аршином общим не измерить.

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

  


КОММЕНТАРИИ:

Автограф — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 32. Л. 2.

Список в Альбоме Тютч. — Бирилевой. С. 51, ее рукой.

Первая публикация — Изд. 1868. С. 230. Вошло в Изд. СПб., 1886. С. 288; Изд. 1900. С. 296.

Печатается по автографу.

В автографе своеобразная расстановка знаков препинания. Обращает на себя внимание тире в первой строке: «Умом — Россию не понять» (оно сохраняется как обозначающее паузу в ритме стиха). Отсутствует какой-либо знак в конце всего четверостишия, во 2-й строке вместо точки тире, а в 3-й поставлена запятая после «У ней».

Датируется 28 ноября 1866 г. согласно помете в списке Альбома Тютч. — Бирилевой (и датировки первой публикации).

И. С. Аксаков писал, что «любовь к России, вера в ее будущее, убеждение в ее верховном историческом призвании владели Тютчевым могущественно, упорно, безраздельно, с самых ранних лет и до последнего издыхания. Они жили в нем на степени какой-то стихийной силы, более властительной, чем всякое иное, личное чувство. Россия была для него высшим интересом жизни: к ней устремлялись его мысли на смертном одре…». Тютчев ранее других постиг революцию как «нравственный факт общественной совести, обличающий внутреннее настроение человеческого духа и оскудение веры в Западной Европе». Мысль об антихристианском начале, вдохновлявшем революцию и доставившем ей «такое грозное господство над миром», обусловливала взгляды Тютчева на историческую роль России, «прежде всего державы христианской», которые были высказаны им еще в статье «Россия и революция», написанной в 1848 г. Видя в «Западных царствах» цивилизацию, «убивающую себя собственными руками», Тютчев сравнивал Россию с всплывающим над «громадным крушением» «святым ковчегом» (

Биогр. С. 76, 135–138, 148). Уподобление библейскому Ноеву ковчегу очевидно.

Стихотворение часто цитировалось в конце XIX — начале XX в., т. е. в период серьезных в истории России перемен, среди прочих и такими деятелями русской словесной культуры, как В. Г. Короленко (см., напр., «Волжский вестник». 1890, 13/25 дек.) и М. Горький (Заметки о мещанстве // Новая жизнь. 1905. № 1, 4, 12). Кроме того, М. Горький, как впоследствии и многие другие, пародировал тютчевское четверостишие (Беглые заметки // Нижегородский листок. 1896. № 229, 20 августа; то же — Горький М. Собр. соч.: В 30 т. М., 1953. Т. 23. С. 177) (

Ф. Т.).


ftutchev.ru

Кто автор известного утверждения "Умом Россию не понять"?

Кто автор известного утверждения "Умом Россию не понять"?

  • Это известное утверждение написал поэт Федор Тютчев

    Умом Россию не понять

    Аршином общим не измерить

    У ней особенная стать-

    В Россию можно только верить.

  • Умом Россию не понять,

    Пока не выпито ноль пять! )

    Ельцин Б.Н

  • Автором этих строк

    **Умом Россию не понять,

    Аршином общим не измерить:

    У ней особенная стать -

    В Россию можно только верить.**

    яляется Федор Иванович Тютчев. Русский поэт, дипломат и публицист. Очень красивы его лирические стихи, на которые была написана музыка и получились прекрасные романсы))

  • Автором этих известных строк является Фдор Иванович Тютчев. Когда я училась в школе, это произведение (стихотворение) Тютчева входило в школьную программу, и все озвучивали его наизусть. quot;В Россию можно только веритьquot; - строки актуальные и по сей день.

  • Умом Россию не понять - первая строчка в известном четверостишии, а автором этих строк является не кто иной как великий поэт Фдор Иванович Тютчев.

    А полностью все четверостишие выглядит вот так :

    Существуют разные трактовки этого стихотворения, но я точно уверена, что Тютчев имел в виду особую роль России в мире.

  • Замечательные строки замечательного поэта. Федор Иванович Тютчевсейчас не знаю есть ли он в школьной программе или нет с этими реформами в школе все перевернулось с ног на голову. Так вот это он является автором этих строк. А это оригинал этого четверостишья:

  • Прекрасно. Раз все равно-не понять, не нужно и пытаться.

    Мне ближе другой стих. Губермана. quot;Давно пора, е...на мать, умом Россию понимать.quot;

  • Это не утверждение, а стихотворение Фдора Тютчева: quot;Умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать - в Россию можно только веритьquot;.

  • Умом Россию не понять

    Автор этого ставшего крылатым выражения - великий поэт Фдор Иванович Тютчев. Все мы помним со школьной скамьи строки о том, что в Россию можно лишь верить, а понять умом можно даже не пытаться!

  • info-4all.ru

    Умом Россию не понять — Википедия (с комментариями)

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    «Умо́м Росси́ю не поня́ть» — стихотворение (четверостишие), написанное 28 ноября 1866 года поэтом Фёдором Тютчевым:

    Умом Россию не понять,
    Аршином общим не измерить:
    У ней особенная стать —
    В Россию можно только верить.

    Философские миниатюры

    Кроме этого стихотворения, Тютчев написал несколько других философских миниатюр-моностроф («Когда пробьёт последний час природы», «Природа — сфинкс», «Нам не дано предугадать»)

    [1].

    И. С. Тургенев сказал: «Самые короткие стихотворения Тютчева почти всегда самые удачные». Ю. Н. Тынянов отмечал, что тютчевская афористическая краткость «позволяла сосредоточить силу оды на маленьком пространстве»[2].

    Написание и публикация

    Стихотворение было написано Тютчевым на клочке бумаги. Оригинал хранится в Пушкинском Доме (РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 32. Л. 2.[3]), копия есть в Муранове[4]. Датируется через пометку в альбоме Тютчевой-Бирилёвой, где содержится копия стихотворения. Первая публикация в 1868 году (Стихотворения Ф. И. Тютчева М., 1868, с. 230)[5].

    Автограф содержит необычную пунктуацию: тире в первой строке: «Умом — Россию не понять», отсутствие знака препинания в конце четверостишия, тире вместо точки во второй строке, запятая после «У ней» в третьей строке. При перепечатке иногда сохраняется тире в первой строке для подчёркивания паузы[3].

    Анализ

    Стихотворение написано четырёхстопным ямбом, одическим размером, вошедшим в русскую поэзию благодаря М. В. Ломоносову. Тютчев часто использовал ямб, им написано более половины его стихотворений (125 из 230)

    [2]. Четверостишие применяется как классический пример использования ударений:

    • тактового (синтагматического) на слова «понять» (вариант: «Умом»[2]), «измерить», «особенная», «верить»
    • фразового на слово «верить»[6].

    Стихотворение, по мнению Г. Э. Голышевой, состоит из трёх частей, организованных в порядке, традиционном для рассуждения: тезис — аргумент — вывод[2]. Первые две строки утверждают мысль об особой роли России; повтор отрицательной частицы «не» служит для усиления высказывания. Вторая часть (третья строка) содержит объяснение, а третья часть (четвёртая строка) — вывод-идею. Поэт противопоставляет ум и веру, непонимание и гармонию.

    Согласно Г. Э. Голышевой, стихотворение «держится» на глаголах, которые «создают внутреннее движение образа»[2].

    По мнению Ф. Б. Тарасова, Тютчев понимал революцию как «нравственный факт общественной совести, обличающий внутреннее настроение человеческого духа и оскудение веры в Западной Европе». Антихристианские корни революции привели Тютчева к мысли о России как «святом ковчеге», всплывавшем над всеобщим «громадным крушением». Ф. Б. Тарасов считает, что уподобление России Ноеву ковчегу здесь «очевидно»

    [3]. В течение XX века поэтичность стихотворения ставилась под сомнения, его сводили к «лозунгу мессианской роли России»[2].

    Согласно А. П. Сковородникову и Г. А. Копниной, всё творчество Тютчева свидетельствует о том, что в стихотворении речь идет об уникальности и самобытности России и её народа[7], но оно сегодня используется для пропаганды с использованием тактики манипулятивного использования цитат (на примере статьи «Встреча со свинксом»[8], в которой стихотворение используется как иллюстрация тезиса о том, что Тютчев придумал свой «парадокс» потому, что был «иностранцем»). Манипулятивные возможности использования этого четверостишия подчёркивает и Александр Кушнер: «Существует особое искусство выдергивать из поэта цитату, как перо из птицы, — и затем размахивать ею…»[9].

    Русский менталитет

    Четверостишие неоднократно использовалось философами при обсуждении русского менталитета

    .

    Н. А. Бердяев цитирует стихотворение для иллюстрации своего тезиса: для освобождения русского сознания «от характерного космополитического отрицания и иноземного рабства» следует признать очевидную для него антиномичность культуры России, её противоречивость[10].

    По мнению О. Д. Волкогоновой, четверостишие является типичной иллюстрацией характерного для России подчёркивания уникальности опыта России, несравнимости с опытом других народов и стран[11].

    Многие авторы рутинно отождествляют мысль четверостишия с русским иррационализмом («апология русского маниакального иррационализма»[12]).

    В. В. Кожинов предлагает совершенно другую трактовку: по его мнению Тютчев не говорил об иррациональности русских, он хотел сказать, что Россия существует только благодаря вере её обитателей. Когда потеряна вера, быстро разрушается и сама страна[13].

    Влияние на культуру

    Бердяев использовал первые две строки четверостишия для иллюстрации тезиса об отражённых Достоевским противоречиях русского духа, его антиномичности, допускающей возможность самых противоположных суждений о России и русском народе[14]

    .

    Максим Горький противопоставлял революционеров, ориентированных на Запад, на котором «горел, не угасая, огонь свободы», «мещанам», считающим, что формы жизни Запада не годятся для русского народа: «В эти дни, когда рыцари бились насмерть со змеем, мещанство в стихах и прозе доказывало, что „Умом Россию не понять“»[15]. К мещанам Горький при этом относил как самого Тютчева, так и Толстого с Достоевским. Горький, как впоследствии и другие, также написал пародию на четверостишие (Беглые заметки // Нижегородский листок. 1896. № 229, 20 августа)[3].

    В конце XX века первая строка четверостишия стала популярной цитатой[16], породив как известную пародию Губермана 1970-х годов[17] (также приписываемую Юзу Алешковскому)[16], так и названия многочисленных книг[18][19][20].

    Президент России В. В. Путин, принимая в Кремле президента Франции Н. Саркози, процитировал строки Тютчева, заменив строчку «в Россию можно только верить» на — «в Россию нужно просто верить»[21].

    Экс-президент Франции Жак Ширак, получая Государственную премию РФ, прочитал строчки из Тютчева «Умом Россию не понять…»

    [22].

    Напишите отзыв о статье "Умом Россию не понять"

    Примечания

    1. Светлана Валюлис. Справочник по литературоведению. Швиеса, 2004. С. 158.
    2. 1 2 3 4 5 6 Голышева, Галина Эриевна. Как рождается художественный образ? : анализ стихотворения Ф. И. Тютчева «Умом Россию не понять…». // Русский язык в школе. — 2012. — № 4. — С. 23—27.
    3. 1 2 3 4 [www.litmir.net/br/?b=110967&p=102 Комментарии к стихотворению]. // Ф. И. Тютчев. Полное собрание сочинений и писем в шести томах. Том 2. Стихотворения 1850-1873. С. 102.
    4. [www.muranovo.com/home/izobrazitelnyj-fond/fotografii/albomnye-fotografii/2657/rubriki-arkhdok/umomrossiyu-95 Автограф] на сайте усадьбы «Мураново».
    5. [www.prosv.ru/ebooks/lib/45_Tutchev_Lirika/5.html Комментарии к книге Ф. И. Тютчев. Лирика. Серия «Школьная библиотека»].
    6. [yarus.aspu.ru/?id=451 Типы ударений] на сайте ЯРУС
    7. А. П. Сковородников, Г. А. Копнина. [journals.uspu.ru/attachments/article/204/Политическая%20лингвистика_2012_3(41).pdf#page=36 Способы манипулятивного речевого воздействия в российской прессе]. Политическая лингвистика 3 (41), 2012.
    8. [www.novayagazeta.ru/society/26785.html Встреча со свинксом]. Новая газета. 2005. № 53.
    9. Александр Кушнер. [magazines.russ.ru/novyi_mi/1996/5/kushner-pr.html Заметки на полях]. «Новый Мир» 1996, № 5.
    10. Бердяев Николай. [www.lib.ru/HRISTIAN/BERDQEW/rossia.txt_with-big-pictures.html Судьба России].
    11. О. Д. Волкогонова. [philosophy.ru/library/volk/berd.html#_edn1 Н.Бердяев. Интеллектуальная биография]
    12. Сергей Трунин. [www.elib.bsu.by/bitstream/123456789/30110/1/SMI_Bondareva_2012.pdf#page=536 Трансформация романных жанров в эпоху постмодерна]. СМИ и современная культура. БГУ, 2012. С. 536.
    13. Юрий Крупнов. [www.naslednick.ru/archive/rubric/rubric_367.html Пути русского развития]. Наследник, № 32.
    14. Николай Бердяев. [www.magister.msk.ru/library/philos/berdyaev/berdn008.htm Миросозерцание Достоевского].
    15. Максим Горький. [www.net-lit.com/writer/560/books/52351/gorkiy_maksim/zametki_o_meschanstve/read/8 Заметки о мещанстве]. // Новая жизнь. 1905. № 1, 4, 12.
    16. 1 2 Константин Душенко. [books.google.com/books?id=ZJtKKdpKCjsC&pg=PA135&dq=Умом+Россию+не+понять Словарь современных цитат: 5200 цитат и выражений ХХ и ХХI вв., их источники, авторы, датировка]. Эксмо, 2006. С. 135.
    17. Губерман И. М. [www.guberman.info/poetry/13/32.html Давно пора, ебёна мать, умом Россию понимать!]. Неофициальный сайт Игоря Губермана. Проверено 8 июля 2014.
    18. Эльгиз Абдулович Поздняков. «Умом Россию не понять…». Бослен, 2008.
    19. Вячеслав Апанасенко. «Умом Россию не понять…». Минувшее, 2007.
    20. А. Ю. Кожевников, Т. Б. Тихонова. Умом Россию не понять: словарь приколов. ОЛМА Медиа Групп, 2006.
    21. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=814396 Оговорка государственной важности. Обозреватель Ъ Сергей Строкань о противоречии между Владимиром Путиным и Федором Тютчевым.]
    22. [www.polit.ru/news/2008/06/13/5000000.html Полит.ру: Умом Россию не понять]

    Литература

    • Ф. Б. Тарасов. [www.litmir.net/br/?b=110967&p=102 Комментарии к стихотворению]. // Ф. И. Тютчев. Полное собрание сочинений и писем в шести томах. Том 2. Стихотворения 1850-1873. С. 102.
    • Г. Сырица Непереводимое в переводах (стихотворение Ф.Тютчева «Умом Россию не понять…»). — Valoda — 2004.
    • Голышева, Галина Эриевна. Как рождается художественный образ? : анализ стихотворения Ф. И. Тютчева «Умом Россию не понять…». Русский язык в школе. — 2012. — № 4. — С.23-27.
    • О. Д. Волкогонова. [philosophy.ru/library/volk/berd.html#_edn1 Н.Бердяев. Интеллектуальная биография].
    • Тютчев Ф. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.
    • Бердяев Н. Душа России. — М.: Тип. И. Д. Сытина, 1915. — 42 с.

    Ссылки

    • [www.ruthenia.ru/tiutcheviana/publications/trans/umomrossiju.html Переводы стихотворения «Умом Россию не понять…»] на различные языки
    • [www.ruthenia.ru/tiutcheviana/stihi/audio/umomrossiju.mp3 Аудиозапись стихотворения ] (читает И. Смоктуновский)

    Отрывок, характеризующий Умом Россию не понять

    Действия русского и французского войск во время обратной кампании от Москвы и до Немана подобны игре в жмурки, когда двум играющим завязывают глаза и один изредка звонит колокольчиком, чтобы уведомить о себе ловящего. Сначала тот, кого ловят, звонит, не боясь неприятеля, но когда ему приходится плохо, он, стараясь неслышно идти, убегает от своего врага и часто, думая убежать, идет прямо к нему в руки.
    Сначала наполеоновские войска еще давали о себе знать – это было в первый период движения по Калужской дороге, но потом, выбравшись на Смоленскую дорогу, они побежали, прижимая рукой язычок колокольчика, и часто, думая, что они уходят, набегали прямо на русских.
    При быстроте бега французов и за ними русских и вследствие того изнурения лошадей, главное средство приблизительного узнавания положения, в котором находится неприятель, – разъезды кавалерии, – не существовало. Кроме того, вследствие частых и быстрых перемен положений обеих армий, сведения, какие и были, не могли поспевать вовремя. Если второго числа приходило известие о том, что армия неприятеля была там то первого числа, то третьего числа, когда можно было предпринять что нибудь, уже армия эта сделала два перехода и находилась совсем в другом положении.
    Одна армия бежала, другая догоняла. От Смоленска французам предстояло много различных дорог; и, казалось бы, тут, простояв четыре дня, французы могли бы узнать, где неприятель, сообразить что нибудь выгодное и предпринять что нибудь новое. Но после четырехдневной остановки толпы их опять побежали не вправо, не влево, но, без всяких маневров и соображений, по старой, худшей дороге, на Красное и Оршу – по пробитому следу.
    Ожидая врага сзади, а не спереди, французы бежали, растянувшись и разделившись друг от друга на двадцать четыре часа расстояния. Впереди всех бежал император, потом короли, потом герцоги. Русская армия, думая, что Наполеон возьмет вправо за Днепр, что было одно разумно, подалась тоже вправо и вышла на большую дорогу к Красному. И тут, как в игре в жмурки, французы наткнулись на наш авангард. Неожиданно увидав врага, французы смешались, приостановились от неожиданности испуга, но потом опять побежали, бросая своих сзади следовавших товарищей. Тут, как сквозь строй русских войск, проходили три дня, одна за одной, отдельные части французов, сначала вице короля, потом Даву, потом Нея. Все они побросали друг друга, побросали все свои тяжести, артиллерию, половину народа и убегали, только по ночам справа полукругами обходя русских.
    Ней, шедший последним (потому что, несмотря на несчастное их положение или именно вследствие его, им хотелось побить тот пол, который ушиб их, он занялся нзрыванием никому не мешавших стен Смоленска), – шедший последним, Ней, с своим десятитысячным корпусом, прибежал в Оршу к Наполеону только с тысячью человеками, побросав и всех людей, и все пушки и ночью, украдучись, пробравшись лесом через Днепр.
    От Орши побежали дальше по дороге к Вильно, точно так же играя в жмурки с преследующей армией. На Березине опять замешались, многие потонули, многие сдались, но те, которые перебрались через реку, побежали дальше. Главный начальник их надел шубу и, сев в сани, поскакал один, оставив своих товарищей. Кто мог – уехал тоже, кто не мог – сдался или умер.

    Казалось бы, в этой то кампании бегства французов, когда они делали все то, что только можно было, чтобы погубить себя; когда ни в одном движении этой толпы, начиная от поворота на Калужскую дорогу и до бегства начальника от армии, не было ни малейшего смысла, – казалось бы, в этот период кампании невозможно уже историкам, приписывающим действия масс воле одного человека, описывать это отступление в их смысле. Но нет. Горы книг написаны историками об этой кампании, и везде описаны распоряжения Наполеона и глубокомысленные его планы – маневры, руководившие войском, и гениальные распоряжения его маршалов.
    Отступление от Малоярославца тогда, когда ему дают дорогу в обильный край и когда ему открыта та параллельная дорога, по которой потом преследовал его Кутузов, ненужное отступление по разоренной дороге объясняется нам по разным глубокомысленным соображениям. По таким же глубокомысленным соображениям описывается его отступление от Смоленска на Оршу. Потом описывается его геройство при Красном, где он будто бы готовится принять сражение и сам командовать, и ходит с березовой палкой и говорит:
    – J'ai assez fait l'Empereur, il est temps de faire le general, [Довольно уже я представлял императора, теперь время быть генералом.] – и, несмотря на то, тотчас же после этого бежит дальше, оставляя на произвол судьбы разрозненные части армии, находящиеся сзади.
    Потом описывают нам величие души маршалов, в особенности Нея, величие души, состоящее в том, что он ночью пробрался лесом в обход через Днепр и без знамен и артиллерии и без девяти десятых войска прибежал в Оршу.
    И, наконец, последний отъезд великого императора от геройской армии представляется нам историками как что то великое и гениальное. Даже этот последний поступок бегства, на языке человеческом называемый последней степенью подлости, которой учится стыдиться каждый ребенок, и этот поступок на языке историков получает оправдание.
    Тогда, когда уже невозможно дальше растянуть столь эластичные нити исторических рассуждений, когда действие уже явно противно тому, что все человечество называет добром и даже справедливостью, является у историков спасительное понятие о величии. Величие как будто исключает возможность меры хорошего и дурного. Для великого – нет дурного. Нет ужаса, который бы мог быть поставлен в вину тому, кто велик.
    – «C'est grand!» [Это величественно!] – говорят историки, и тогда уже нет ни хорошего, ни дурного, а есть «grand» и «не grand». Grand – хорошо, не grand – дурно. Grand есть свойство, по их понятиям, каких то особенных животных, называемых ими героями. И Наполеон, убираясь в теплой шубе домой от гибнущих не только товарищей, но (по его мнению) людей, им приведенных сюда, чувствует que c'est grand, и душа его покойна.
    «Du sublime (он что то sublime видит в себе) au ridicule il n'y a qu'un pas», – говорит он. И весь мир пятьдесят лет повторяет: «Sublime! Grand! Napoleon le grand! Du sublime au ridicule il n'y a qu'un pas». [величественное… От величественного до смешного только один шаг… Величественное! Великое! Наполеон великий! От величественного до смешного только шаг.]
    И никому в голову не придет, что признание величия, неизмеримого мерой хорошего и дурного, есть только признание своей ничтожности и неизмеримой малости.
    Для нас, с данной нам Христом мерой хорошего и дурного, нет неизмеримого. И нет величия там, где нет простоты, добра и правды.

    Кто из русских людей, читая описания последнего периода кампании 1812 года, не испытывал тяжелого чувства досады, неудовлетворенности и неясности. Кто не задавал себе вопросов: как не забрали, не уничтожили всех французов, когда все три армии окружали их в превосходящем числе, когда расстроенные французы, голодая и замерзая, сдавались толпами и когда (как нам рассказывает история) цель русских состояла именно в том, чтобы остановить, отрезать и забрать в плен всех французов.
    Каким образом то русское войско, которое, слабее числом французов, дало Бородинское сражение, каким образом это войско, с трех сторон окружавшее французов и имевшее целью их забрать, не достигло своей цели? Неужели такое громадное преимущество перед нами имеют французы, что мы, с превосходными силами окружив, не могли побить их? Каким образом это могло случиться?
    История (та, которая называется этим словом), отвечая на эти вопросы, говорит, что это случилось оттого, что Кутузов, и Тормасов, и Чичагов, и тот то, и тот то не сделали таких то и таких то маневров.
    Но отчего они не сделали всех этих маневров? Отчего, ежели они были виноваты в том, что не достигнута была предназначавшаяся цель, – отчего их не судили и не казнили? Но, даже ежели и допустить, что виною неудачи русских были Кутузов и Чичагов и т. п., нельзя понять все таки, почему и в тех условиях, в которых находились русские войска под Красным и под Березиной (в обоих случаях русские были в превосходных силах), почему не взято в плен французское войско с маршалами, королями и императорами, когда в этом состояла цель русских?
    Объяснение этого странного явления тем (как то делают русские военные историки), что Кутузов помешал нападению, неосновательно потому, что мы знаем, что воля Кутузова не могла удержать войска от нападения под Вязьмой и под Тарутиным.
    Почему то русское войско, которое с слабейшими силами одержало победу под Бородиным над неприятелем во всей его силе, под Красным и под Березиной в превосходных силах было побеждено расстроенными толпами французов?
    Если цель русских состояла в том, чтобы отрезать и взять в плен Наполеона и маршалов, и цель эта не только не была достигнута, и все попытки к достижению этой цели всякий раз были разрушены самым постыдным образом, то последний период кампании совершенно справедливо представляется французами рядом побед и совершенно несправедливо представляется русскими историками победоносным.
    Русские военные историки, настолько, насколько для них обязательна логика, невольно приходят к этому заключению и, несмотря на лирические воззвания о мужестве и преданности и т. д., должны невольно признаться, что отступление французов из Москвы есть ряд побед Наполеона и поражений Кутузова.
    Но, оставив совершенно в стороне народное самолюбие, чувствуется, что заключение это само в себе заключает противуречие, так как ряд побед французов привел их к совершенному уничтожению, а ряд поражений русских привел их к полному уничтожению врага и очищению своего отечества.
    Источник этого противуречия лежит в том, что историками, изучающими события по письмам государей и генералов, по реляциям, рапортам, планам и т. п., предположена ложная, никогда не существовавшая цель последнего периода войны 1812 года, – цель, будто бы состоявшая в том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с маршалами и армией.

    wiki-org.ru

    у ней особенная стать – в Россию можно только верить

    Умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать – в Россию можно только верить

     


     

    5 декабря исполняется 210 лет со дня рождения автора этих прекрасных строк – Федора Ивановича Тютчева (1803–1873), русского поэта-философа, дипломата.

    Тютчев родился в стародворянской среднепоместной семье в усадьбе Овстуг Орловской губернии, где прошло его детство. В 12 лет Федор уже успешно переводил Горация.

    В 1819 году юноша поступил на словесное отделение Московского университета и сразу принял живое участие в его литературной жизни. Окончив университет в 1821 году со степенью кандидата словесных наук, в начале 1822 года Тютчев поступил на службу в Государственную коллегию иностранных дел. Через несколько месяцев был назначен чиновником при Русской дипломатической миссии в Мюнхене. На чужбине Тютчев провел двадцать два года, из них двадцать – в Мюнхене. Здесь он женился, здесь познакомился с философом Шеллингом и подружился с Г.Гейне, став первым переводчиком его стихов на русский язык.

    В 1829–1830 годах в журнале «Галатея» были впервые опубликованы стихотворения Тютчева, но настоящее признание его поэзия получила в 1836 году, когда в пушкинском «Современнике» появились сразу 16 стихотворений.

    В 1837 году Тютчев был назначен первым секретарем Русской миссии в Турине, где пережил первую тяжелую утрату: умерла жена. В 1839 году служебный проступок Тютчева (самовольный отъезд в Швейцарию для венчания со второй женой) положил конец его дипломатической службе. Подал в отставку и поселился в Мюнхене, где провел еще пять лет, не имея никакого официального положения. Настойчиво искал пути возвращения на службу.

    В 1844 году переехал с семьей в Россию, а через полгода вновь был принят на службу в Министерство иностранных дел.

    В 1843–1850 годах выступил с политическими статьями «Россия и Германия», «Россия и Революция», «Папство и римский вопрос», делая вывод о неизбежности столкновения между Россией и Западом и конечного торжества «России будущего».

    В 1848–1849 годах, захваченный событиями политической жизни, он создал такие прекрасные стихотворения, как «Неохотно и несмело...», «Когда в кругу убийственных забот...», «Русской женщине» и др., но не стремился напечатать их.

    В 1854 году вышел первый сборник стихотворений и был напечатан цикл стихов о любви, посвященных отношениям немолодого поэта с ровесницей его дочери, которые продолжались в течение четырнадцати лет и были очень драматичны.

    Член-корреспондент петербургской Академии Наук (1857), в 1858 году он был назначен председателем Комитета иностранной цензуры, не раз выступая заступником преследуемых изданий.

    В творчестве Тютчева 1860–1870 годов преобладают политические стихотворения. И по сей день не потеряла своей злободневности и воспринимается как завет его написанная в 1867 году публицистическая статья в стихах «Славянам»:

     

    Привет вам задушевный, братья,
    Со всех Славянщины концов,
    Привет наш всем вам, без изъятья!
    Для всех семейный пир готов!
    Недаром вас звала Россия
    На праздник мира и любви;
    Но знайте, гости дорогие,
    Вы здесь не гости, вы – свои!
     
    Вы дома здесь, и больше дома,
    Чем там, на родине своей, –
    Здесь, где господство незнакомо
    Иноязыческих властей,
    Здесь, где у власти и подданства
    Один язык, один для всех,
    И не считается Славянство
    За тяжкий первородный грех!
     
    Хотя враждебною судьбиной
    И были мы разлучены,
    Но все же мы народ единый,
    Единой матери сыны;
    Но все же братья мы родные!
    Вот, вот что ненавидят в нас!
    Вам не прощается Россия,
    России – не прощают вас!
     
    Смущает их, и до испугу,
    Что вся славянская семья
    В лицо и недругу и другу
    Впервые скажет: – Это я!
    При неотступном вспоминанье
    О длинной цепи злых обид
    Славянское самосознанье,
    Как божья кара, их страшит!
     
    Давно на почве европейской,
    Где ложь так пышно разрослась,
    Давно наукой фарисейской
    Двойная правда создалась:
    Для них – закон и равноправность,
    Для нас – насилье и обман,
    И закрепила стародавность
    Их, как наследие славян.
     
    И то, что длилося веками,
    Не истощилось и поднесь,
    И тяготеет и над нами –
    Над нами, собранными здесь...
    Еще болит от старых болей
    Вся современная пора...
    Не тронуто Коссово поле,
    Не срыта Белая Гора!
     
    А между нас – позор немалый, –
    В славянской, всем родной среде,
    Лишь тот ушел от их опалы
    И не подвергся их вражде,
    Кто для своих всегда и всюду
    Злодеем был передовым:
    Они лишь нашего Иуду
    Честят лобзанием своим.
     
    Опально-мировое племя,
    Когда же будешь ты народ?
    Когда же упразднится время
    Твоей и розни и невзгод,
    И грянет клич к объединенью,
    И рухнет то, что делит нас?..
    Мы ждем и верим провиденью –
    Ему известны день и час...
     
    И эта вера в правду бога
    Уж в нашей не умрет груди,
    Хоть много жертв и горя много
    Еще мы видим впереди...
    Он жив – верховный промыслитель,
    И суд его не оскудел,
    И слово царь-освободитель
    За русский выступит предел...Светлана Орехова"Вместе с Россией", №11-12 за 2013 год

    ross-bel.ru

    Умом Россию не понять - это... Что такое Умом Россию не понять?

    «Умо́м Росси́ю не поня́ть» — стихотворение (четверостишие), написанное 28 ноября 1866 года поэтом Фёдором Тютчевым:

    Умом Россию не понять,
    Аршином общим не измерить:
    У ней особенная стать —
    В Россию можно только верить.

    Одна из характеристик российского государства и менталитета русских[1], акцентирующая определённую иррациональность поведения. Элемент литературного образа «загадочной русской души», в отличие от негативного, например, у Бисмарка: «Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью». Пониманию этой фразы Бисмарка способствует другое его изречение: "Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут — не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть." [2]. Вадим Кожинов высказал мнение, что в этих строчках имелась в виду сложность применения распространенных научных методов к России[3].

    Президент России В. В. Путин, принимая в Кремле президента Франции Н. Саркози, процитировал строки Тютчева, заменив строчку «в Россию можно только верить» на — «в Россию нужно просто верить»[4].

    Экс-президент Франции Жак Ширак, получая Государственную премию РФ, прочитал строчки из Тютчева «Умом Россию не понять…»[5].

    Известен также пародийный ответ Губермана Тютчеву: «Давно пора, ебёна мать, умом Россию понимать!»[6].

    См. также

    Примечания

    Литература

    • Тютчев Ф. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.
    • Бердяев Н. Душа России. — М.: Тип. И. Д. Сытина, 1915. — 42 с.

    Ссылки

    dic.academic.ru

    Стихотворение «Понять Россию», поэт HURKIN

    Умом Россию не понять,
    Аршином общим не измерить:
    У ней особенная стать -
    В Россию можно только верить.

    Тютчев

    Россию вряд ли кто измерит-
    Аршин не тот и стать не та.
    В нее безумно надо верить.
    В нас чувство есть, но нет ума.

    Неужто мы себя не знаем?
    И наш аршин, и нашу стать?
    И малодушно позволяем
    Себе не думать, а гадать.

    Россия – Родина медведей.
    Не удивляемся! Слонов!
    Нас оскорбляют. Но ответить
    Не можем. Значит - и ослов!

    Обидней всех слова поэта:
    «Умом Россию не понять» -
    Твердим бездумно. На полсвета
    Раскинулась Россия-мать.

    А сколько подвигов, свершений
    На тяжком вековом пути.
    Нас упрекают в вечной лени
    Заморские клеветники.

    Мол, пьяницы и дебоширы,
    Не мыт, не чесан сей народ.
    А чистых, вымытых сортиров
    Во всей стране наперечет.

    А как набило всем оскому:
    «Цари – тираны. Ванька-раб».
    А в тайне мыслят по-другому:
    «Как сладить с ним? - уж больно храбр".

    Карл, Гитлер и Наполеон –
    Все испытали нашу силу.
    Под  колокольный перезвон
    Нашли у нас свою могилу.

    Всем миром признанный наш гений:
    Толстой Лев, Достоевский, Пушкин,
    Чайковский, Мусоргский, Есенин...
    Творцы из ряда самых лучших.

     Наш скорбный лучезарен путь:
    Страна лаптей -  и вдруг звездой
    Кружит над миром  русский спутник,
    Развеяв миф очередной.

    Потом наш мальчик светлозубый,
    Наш символ счастья и труда.
    Он сотворил такое чудо -
    Похлеще самого Христа.

    А преступленья и ошибки?
    Крыть нечем. Весла, мол, суши.
    Но это плоти нашей сшибки.
    Дела страстей, а не души.

    Не станем посыпать мы пеплом
    Свою избитую главу
    Лишь потому, что кто-то где-то
    Нам хочет подложить свинью.

    Не будем бисер мы метать
    Пред теми, кто нас ненавидит.
    Нам не простит Россия-мать
    Кликушеств на свою погибель.

    Нам все известно о России.
    Ее величие и стать,
    Как и бессилие и силу,
    Мы научились понимать.

    Понять ее и ей поверить,
    Не сбиться с верного пути.
    «Аршином общим не измерить».
    Неужто мы все дураки?

    Я не виню поэта слово.
    Поэт - художник до костей.
    Он призван - я скажу не ново,
    «Глаголом [жечь] сердца людей».

    А ум и чувства в теле нашем,
    Как петушиных два бойца:
    Чем больше крови, тем отважней,
    Непримиримей их сердца.

    “Умом Россию не понять.
    Аршином общим не измерить».
    А надо лишь покорно ждать:
    Согласно православной вере
    Нас осчастливит благодать.

    Века прошли, а мы все дети.
    Нам в радость посох и сума.
    Мы уникальны на планете:
    В нас чувство есть, но нет ума.
     

    poembook.ru

    Умом Россию не понять — Википедия

    «Умо́м Росси́ю не поня́ть» — стихотворение (четверостишие), написанное 28 ноября 1866 года поэтом Фёдором Тютчевым:

    Умом Россию не понять,
    Аршином общим не измерить:
    У ней особенная стать —
    В Россию можно только верить.

    Философские миниатюры[править]

    Кроме этого стихотворения, Тютчев написал несколько других философских миниатюр-моностроф («Когда пробьёт последний час природы», «Природа — сфинкс», «Нам не дано предугадать»)[1].

    И. С. Тургенев сказал: «Самые короткие стихотворения Тютчева почти всегда самые удачные». Ю. Н. Тынянов отмечал, что тютчевская афористическая краткость «позволяла сосредоточить силу оды на маленьком пространстве»[2].

    Написание и публикация[править]

    Стихотворение было написано Тютчевым на клочке бумаги. Оригинал хранится в Пушкинском Доме (РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 32. Л. 2.[3]), копия есть в Муранове[4]. Датируется через пометку в альбоме Тютчевой-Бирилёвой, где содержится копия стихотворения. Первая публикация в 1868 году (Стихотворения Ф. И. Тютчева М., 1868, с. 230)[5].

    Автограф содержит необычную пунктуацию: тире в первой строке: «Умом — Россию не понять», отсутствие знака препинания в конце четверостишия, тире вместо точки во второй строке, запятая после «У ней» в третьей строке. При перепечатке иногда сохраняется тире в первой строке для подчёркивания паузы[3].

    Стихотворение написано четырёхстопным ямбом, одическим размером, вошедшим в русскую поэзию благодаря М. В. Ломоносову. Тютчев часто использовал ямб, им написано более половины его стихотворений (125 из 230)[2]. Четверостишие применяется как классический пример использования ударений:

    • тактового (синтагматического) на слова «понять» (вариант: «Умом»[2]), «измерить», «особенная», «верить»
    • фразового на слово «верить»[6].

    Стихотворение, по мнению Г. Э. Голышевой, состоит из трёх частей, организованных в порядке, традиционном для рассуждения: тезис — аргумент — вывод[2]. Первые две строки утверждают мысль об особой роли России; повтор отрицательной частицы «не» служит для усиления высказывания. Вторая часть (третья строка) содержит объяснение, а третья часть (четвёртая строка) — вывод-идею. Поэт противопоставляет ум и веру, непонимание и гармонию.

    Согласно Г. Э. Голышевой, стихотворение «держится» на глаголах, которые «создают внутреннее движение образа»[2].

    По мнению Ф. Б. Тарасова, Тютчев понимал революцию как «нравственный факт общественной совести, обличающий внутреннее настроение человеческого духа и оскудение веры в Западной Европе». Антихристианские корни революции привели Тютчева к мысли о России как «святом ковчеге», всплывавшем над всеобщим «громадным крушением». Ф. Б. Тарасов считает, что уподобление России Ноеву ковчегу здесь «очевидно»[3]. В течение XX века поэтичность стихотворения ставилась под сомнения, его сводили к «лозунгу мессианской роли России»[2].

    Согласно А. П. Сковородникову и Г. А. Копниной, всё творчество Тютчева свидетельствует о том, что в стихотворении речь идет об уникальности и самобытности России и её народа [7], но оно сегодня используется для пропаганды с использованием тактики манипулятивного использования цитат (на примере статьи «Встреча со свинксом»[8], в которой стихотворение используется как иллюстрация тезиса о том, что Тютчев придумал свой «парадокс» потому, что был «иностранцем»). Манипулятивные возможности использования этого четверостишия подчёркивает и Александр Кушнер: «Существует особое искусство выдергивать из поэта цитату, как перо из птицы, — и затем размахивать ею…»[9].

    Русский менталитет[править]

    Четверостишие неоднократно использовалось философами при обсуждении русского менталитета.

    Н. А. Бердяев цитирует стихотворение для иллюстрации своего тезиса: для освобождения русского сознания «от характерного космополитического отрицания и иноземного рабства» следует признать очевидную для него антиномичность культуры России, её противоречивость[10].

    По мнению О. Д. Волкогоновой, четверостишие является типичной иллюстрацией характерного для России подчёркивания уникальности опыта России, несравнимости с опытом других народов и стран [11].

    Многие авторы рутинно отождествляют мысль четверостишия с русским иррационализмом («апология русского маниакального иррационализма»[12]).

    В. В. Кожинов предлагает совершенно другую трактовку: по его мнению Тютчев не говорил об иррациональности русских, он хотел сказать, что Россия существует только благодаря вере её обитателей. Когда потеряна вера, быстро разрушается и сама страна[13].

    Влияние на культуру[править]

    Бердяев использовал первые две строки четверостишия для иллюстрации тезиса об отражённых Достоевским противоречиях русского духа, его антиномичности, допускающей возможность самых противоположных суждений о России и русском народе[14].

    Максим Горький противопоставлял революционеров, ориентированных на Запад, на котором «горел, не угасая, огонь свободы», «мещанам», считающим, что формы жизни Запада не годятся для русского народа: «В эти дни, когда рыцари бились насмерть со змеем, мещанство в стихах и прозе доказывало, что „Умом Россию не понять“»[15]. К мещанам Горький при этом относил как самого Тютчева, так и Толстого с Достоевским. Горький, как впоследствии и другие, также написал пародию на четверостишие (Беглые заметки // Нижегородский листок. 1896. № 229, 20 августа)[3].

    В конце XX века первая строка четверостишия стала популярной цитатой[16], породив как известную пародию Губермана 1970-х годов[17] (также приписываемую Юзу Алешковскому)[16], так и названия многочисленных книг[18][19][20].

    Президент России В. В. Путин, принимая в Кремле президента Франции Н. Саркози, процитировал строки Тютчева, заменив строчку «в Россию можно только верить» на — «в Россию нужно просто верить»[21].

    Экс-президент Франции Жак Ширак, получая Государственную премию РФ, прочитал строчки из Тютчева «Умом Россию не понять…»[22].

    1. ↑ Светлана Валюлис. Справочник по литературоведению. Швиеса, 2004. С. 158.
    2. 2,02,12,22,32,42,5 Голышева, Галина Эриевна. Как рождается художественный образ? : анализ стихотворения Ф. И. Тютчева «Умом Россию не понять…». // Русский язык в школе. — 2012. — № 4. — С.23-27.
    3. 3,03,13,23,3 Комментарии к стихотворению. // Ф. И. Тютчев. Полное собрание сочинений и писем в шести томах. Том 2. Стихотворения 1850-1873. С. 102.
    4. ↑ Автограф на сайте усадьбы «Мураново».
    5. ↑ Комментарии к книге Ф. И. Тютчев. Лирика. Серия «Школьная библиотека».
    6. ↑ Типы ударений на сайте ЯРУС
    7. ↑ А. П. Сковородников, Г. А. Копнина. Способы манипулятивного речевого воздействия в российской прессе. Политическая лингвистика 3 (41), 2012.
    8. ↑ Встреча со свинксом. Новая газета. 2005. № 53
    9. ↑ Александр Кушнер. Заметки на полях. «Новый Мир» 1996, № 5
    10. ↑ Бердяев Николай. Судьба России.
    11. ↑ О. Д. Волкогонова. Н.Бердяев. Интеллектуальная биография
    12. ↑ Сергей Трунин. Трансформация романных жанров в эпоху постмодерна. СМИ и современная культура. БГУ, 2012. С. 536.
    13. ↑ Юрий Крупнов. Пути русского развития. Наследник, № 32.
    14. ↑ Николай Бердяев. Миросозерцание Достоевского.
    15. ↑ Максим Горький. Заметки о мещанстве. // Новая жизнь. 1905. № 1, 4, 12.
    16. 16,016,1 Константин Душенко. Словарь современных цитат: 5200 цитат и выражений ХХ и ХХI вв., их источники, авторы, датировка. Эксмо, 2006. С. 135.
    17. Губерман И. М. Давно пора, ебёна мать, умом Россию понимать!. Неофициальный сайт Игоря Губермана. Проверено 8 июля 2014.
    18. ↑ Эльгиз Абдулович Поздняков. «Умом Россию не понять…». Бослен, 2008.
    19. ↑ Вячеслав Апанасенко. «Умом Россию не понять…». Минувшее, 2007.
    20. ↑ А. Ю. Кожевников, Т. Б. Тихонова. Умом Россию не понять: словарь приколов. ОЛМА Медиа Групп, 2006.
    21. ↑ Оговорка государственной важности. Обозреватель Ъ Сергей Строкань о противоречии между Владимиром Путиным и Федором Тютчевым.
    22. ↑ Полит.ру: Умом Россию не понять
    • Ф. Б. Тарасов. Комментарии к стихотворению. // Ф. И. Тютчев. Полное собрание сочинений и писем в шести томах. Том 2. Стихотворения 1850-1873. С. 102.
    • Г. Сырица Непереводимое в переводах (стихотворение Ф.Тютчева «Умом Россию не понять…»). — Valoda — 2004.
    • Голышева, Галина Эриевна. Как рождается художественный образ? : анализ стихотворения Ф. И. Тютчева «Умом Россию не понять…». Русский язык в школе. — 2012. — № 4. — С.23-27.
    • О. Д. Волкогонова. Н.Бердяев. Интеллектуальная биография.
    • Тютчев Ф. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.
    • Бердяев Н. Душа России. — М.: Тип. И. Д. Сытина, 1915. — 42 с.

    wp.wiki-wiki.ru

    Leave a comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *