Умом россию не понять автор кто: Тютчев, Умом Россию не понять: смысл четверостишия

Тютчев, Умом Россию не понять: смысл четверостишия

Тема патриотизма, веры в будущее России нередко поднимается в литературе. Одним из поэтов, прославляющих свою родину, является Федор Тютчев. «Умом Россию не понять», пожалуй, самое известное русское четверостишие. Его знают наизусть многие. Ведь всего лишь 4 строки смогли уместить всю характеристику России. Автора этих стихов можно назвать настоящим гением.

Как же Федор Тютчев сумел так емко описать Россию? Это мы узнаем, рассмотрев его деятельность и творчество. Именно жизненный опыт отразился на его поэзии.

Творчество и деятельность Ф. И. Тютчева

Русский поэт известен многим благодаря рассматриваемому нами четверостишию. Однако его творчество состоит из более чем 400 стихотворений. К тому же он имел не только писательский опыт. Тютчев многие годы занимался дипломатической деятельностью, был цензором. Десятки лет жил за рубежом. Поэт имел богатый жизненный опыт.

Тематика его произведений различна. Он пишет политическую, патриотическую, любовную лирику. Тема природы является его фаворитом.

Литература была хобби в жизни Тютчева. Его основной деятельностью все же являлась государственная служба. Она дала ему возможность долгое время прожить в Германии. Поэт и дипломат видел различия в западной и российской действительности. Его привлекала родина, в которую он верил до последнего. Это и отразилось в четверостишии «Умом Россию не понять». Анализ стихотворения Тютчева мы рассмотрим далее. В нем мы раскроем основные моменты, связанные с стихотворением.

Содержание произведения

Изложение четверостишия будет весьма кратким. В нем автор говорит, что Россию умом не понять, ее не измерить. Она находится в особом положении, поэтому в нее можно только верить.

В этом и состоит содержание «Умом Россию не понять». Анализ стихотворения Тютчева покажет нам, что означает его каждая строчка. Мы узнаем, какой смысл кроится в столь маленьком произведении.

«Умом Россию не понять»: анализ стихотворения Федора Тютчева

Патриотическая тема поднята в этом четверостишии. Оно было написано 1866 году на клочке бумажки, которая сохранилась и находится в Пушкинском доме. Произведение было опубликовано 2 года спустя. Его можно назвать философской миниатюрой, ведь оно представляет собой размышления автора о сущности России.

В первой строчке говорится, что действия руководителей и граждан Родины не поддаются логике. Во второй подразумевается, что уклад и жизнь россиян не находят понимания у других, потому что не подходят под определенные стандарты.

Третья строка означает, что у страны особый склад характера. Она исключительна. Будущее России непредсказуемо, поэтому в нее можно только верить, указывает последняя строка.

Анализ стихотворения Тютчева «Умом Россию не понять» показывает отношение автора к своей Родине. Он, несмотря на то что прожил за рубежом многие годы и отметил достойную для подражания образцовость европейцев, продолжал любить уклад жизни русских. Ему нравилась их непредсказуемость, живость ума и характера, в то время как жизнь европейцев он считал пресной и чересчур размеренной. Он был уверен, что у России своя дорога. Она не погрязнет, как Европа, в мещанских устремлениях, а будет развиваться духовно, и именно это сделает ее более сильной перед другими странами.

Для изложения своего стихотворения поэт использовал четырехстопный ямб и перекрестную рифмовку. Среди выразительных средств в произведении присутствует олицетворение – он одушевил страну.

На этом, пожалуй, можно завершить анализ стихотворения Тютчева «Умом Россию не понять».

Актуальность четверостишия

Несмотря на то что стихотворение было написано в далеком 1866 году, оно все также злободневно. Россия продолжает оставаться самобытной, непредсказуемой, духовной страной. Она выбирала свой путь развития, пусть и непонятный для других держав.

Анализ стихотворения Тютчева «Умом Россию не понять» показал нам, что поэт верил в будущее своей страны. Он оставил свой вклад в развитие патриотизма. Эти 4 строки вне времени – они бессмертны и актуальны, пока жива Россия. Не случайно произведение входит в школьную программу. Ведь оно развивает в молодом поколении патриотизм, показывает сущность родины и несет глубокий смысл. Именно это мы отметили, проведя анализ стихотворения Тютчева «Умом Россию не понять».

Кто автор известного утверждения «Умом Россию не понять» (фамилия) 6 букв

Ad

Ответы на сканворды и кроссворды

Тютчев

Кто автор известного утверждения «Умом Россию не понять» (фамилия) 6 букв

НАЙТИ

Похожие вопросы в сканвордах

  • Кто автор известного утверждения «Умом Россию не понять» (фамилия) 6 букв
  • Поэт, что Россию не понял умом 6 букв
  • Дочь молдавского господаря, князя Дмитрия Константиновича и Кассандры Кантакузен, бежавших в Россию, сестра известного русского поэта Антиоха …а, любовница императора Петра Великого. (фамилия) 8 букв

Похожие ответы в сканвордах

  • Тютчев — Русский поэт 6 букв
  • Тютчев — Он сказал, что мысль изреченная есть ложь 6 букв
  • Тютчев — Русский поэт, стихи о жизни природы 6 букв
  • Тютчев — Русский поэт, считавший счастливым того, кто посетил сей мир в его минуты роковые 6 букв
  • Тютчев — Кто автор известного утверждения «Умом Россию не понять» (фамилия) 6 букв
  • Тютчев — Фёдор . .. (русский поэт) 6 букв
  • Тютчев — Поэт, что Россию не понял умом 6 букв
  • Тютчев — Один из декабристов 6 букв
  • Тютчев — Поэт, любивший грозу в стихах 6 букв
  • Тютчев — Кто из русских поэтов с 18 лет служил в Министерстве иностранных дел 6 букв
  • Тютчев — Яркий представитель гражданской поэзии 6 букв

РСМД :: Умом Россию не понять?

В начале августа на сайте авторитетного издания Politico появилось открытое письмо, обосновывающее необходимость пересмотра российско-американских отношений и выхода из тупика, в котором они сегодня находятся.  

В контексте российско-американского диалога было бы полезным сопоставить взаимные представления относительно итогов холодной войны, опыта 1990-х годов, значения международного порядка и глобальных институтов, проблемы вмешательства во внутренние дела. Несмотря на то что все эти темы неоднократно обсуждались в экспертных кругах, результаты таких дискуссий так и не были популяризированы посредством совместных публикаций исследователей двух стран. Совместная комиссия могла бы предоставить площадку не только для диалога, но и для привлечения внимания к этим наработкам.

 Еще одним полезным инструментом углубления взаимопонимания могло бы стать развитие совместных образовательных курсов для студентов и молодых профессионалов из России и США. Они способствовали бы не только формированию более адекватного представления относительно контрагентов, но и выстраиванию контактов сразу на нескольких уровнях – и между самими обучающимися, и между их преподавателями, которым приходится сотрудничать в разработке единого образовательного продукта. 

В начале августа на сайте авторитетного издания Politico появилось открытое письмо, обосновывающее необходимость пересмотра российско-американских отношений и выхода из тупика, в котором они сегодня находятся. Этот призыв поддержала большая группа авторитетных представителей экспертного сообщества, бывших высокопоставленных сотрудников американских ведомств и дипломатов. Со многими из подписавших письмо я давно знаком, принимал их в МГИМО в качестве приглашенных лекторов и профессоров, с некоторыми из них – поддерживаю личные товарищеские отношения.

Солидарность широкого круга специалистов, исповедующих различные политические взгляды и оппонирующих друг другу по другим вопросам, симптоматична: среди тех, кто по-настоящему знает и понимает Россию в Соединенных Штатах, сложился консенсус – нынешний тренд на эскалацию конфликтности таит немалые риски и требует пристального внимания.

У российских экспертов найдется немало контраргументов к отдельным положениям открытого письма (особенно тем, которые характеризуют политику Москвы, повторяя недоказанные обвинения во вмешательстве в выборы). Вместе с тем нельзя не согласиться с общим посылом коллег из США относительно необходимости поиска альтернативы бесплодной конфронтации. Не менее справедливым представляется и их завершающий вывод о том, что Москву надо принимать такой, какая она есть, а не питать тщетные надежды, что она станет такой, какой ее хочется видеть Вашингтону.

Выстраивание реалистичных ожиданий требует глубокого осмысления того, что собой представляет современная Россия. Между тем степень мифологизации в российско-американских отношениях в последние годы возросла даже в сравнении с периодом холодной войны. Во второй половине XX века Соединенные Штаты тратили значительные ресурсы на изучение Советского Союза, сформировали мощные исследовательские школы и образовательные центры. Аналогичные усилия по осмыслению процессов, происходящих по ту сторону океана, предпринимались и в Москве.

Как следствие, многие советские и американские специалисты имели (в основном) глубокое и непредвзятое понимание социальных, экономических и политических процессов в противоположном лагере, поддерживали интенсивный диалог друг с другом, несмотря на железный занавес и идеологическое противоборство.

И самое главное – их экспертиза ценилась в обществе и к авторитетным специалистам прислушивались при принятии решений.

В настоящее время эти традиции и опыт в значительной мере утрачены. В обеих странах есть действительно выдающиеся эксперты (многие из них оказались в числе подписантов открытого письма), но общественные настроения и политический дискурс формируют не они. Вместо этого американские представления о событиях в Москве в значительной степени определяют «говорящие головы», готовые с солидным видом рассуждать на любые темы.

Понятно, что тренд к девальвации экспертизы затрагивает не только российско-американские отношения, став одной из определяющих черт современного общества. Тем не менее применительно к взаимодействию Москвы и Вашингтона ситуация оказывается особенно парадоксальной. Хотя Россия больше открыта миру, чем Советский Союз, в нынешних США она остается гораздо менее понятной. Внешняя политика Вашингтона также определяется набором клише и некритично воспринимаемых стереотипов, которые не только активно транслируются через СМИ, но и широко укоренены в сознании представителей исполнительной и законодательной власти.

Наиболее очевидным проявлением упрощенного сознания и дефицита эмпатического восприятия противоположной стороны выступает склонность к демонизации оппонента. В восприятии значительной части американской общественности Россия представляется мрачным местом, основной смысл существования которого – поиск все новых способов, как навредить Соединенным Штатам. Неудивительно, что ухудшение двусторонних отношений в Вашингтоне связывают преимущественно с действиями Москвы.

Нельзя не признать – интересы России и США далеки от абсолютной гармонии и создают немало поводов для соперничества. В то же время лежащий в основе нынешнего соперничества эссенциализм глубоко порочен. Те или иные разногласия присутствуют во взаимодействии даже между близкими странами, так же как они имеют место и между родственниками в семье. Противоречия не всегда обусловлены природной враждебностью противоположной стороны и необязательно перерастают в конфликт.

Отношения между Россией и США свободны от территориальных противоречий или застарелых исторических споров, имеют несходную специализацию в мировом хозяйстве. Казалось бы, в таких условиях у них остается немного причин для масштабного противоборства с использованием обширного арсенала дипломатического, экономического и даже военного давления. В этом контексте ожесточенность конфронтации Москвы и Вашингтона составляет загадку.

Если отойти от популярного тезиса о преднамеренной зловредности противоположной стороны, можно выделить несколько причин, затрудняющих конструктивное обсуждение и преодоление имеющихся противоречий. Все они имеют структурный характер, вытекая из опыта двусторонних взаимодействий и характера взаимных представлений, а не из индивидуальных черт России или США.

Во-первых, не только в официальных взаимодействиях, но и в общественном восприятии сохраняются различия в отношении фактической стороны обсуждаемых вопросов. Россияне и американцы нередко оперируют противоположными данными относительно одних и тех же событий, но еще более существенны разногласия о том, какие события являются значимыми. Ярче всего эта разница нарративов проявляется в контексте украинского сюжета и обвинений России во вмешательстве в американские выборы, но она присутствует практически во всех проблемных узлах, выступающих объектом двусторонних противоречий.

Во-вторых, неготовность обеих сторон к уступкам во многом укоренена в убеждениях представителей как России, так и США в неизбежном и относительно скором ослаблении контрагента. Если вы имеете дело с деградирующей державой, зачем тратить силы на попытки ее убедить и договориться сегодня? Лучше подождать, пока она сама приползет к вам с капитуляцией. Американский скепсис в отношении российских перспектив опирается на нормативную убежденность в нежизнеспособности установившегося в Москве политического режима. Твердость России подкрепляет расчет на формирование полицентричного мира, в котором Соединенные Штаты смогут играть гораздо меньшую роль, чем прежде.

В-третьих, объективные расхождения в интересах Москвы и Вашингтона дополняются глубоким взаимным разочарованием. В обеих странах активная политическая роль принадлежит представителям поколения, которое уверено – противоположная сторона предала их ожидания и похоронила их усилия. В этой связи Москва перечисляет многочисленные политические уступки, на которые она пошла ради сотрудничества с США и которые, по ее мнению, остались без ответа. Вашингтон убежден, что Россия не оправдала американские инвестиции в ее демократическое развитие. С обеих сторон попытки сближения 1990-х и нулевых годов ассоциируются с провальными результатами, а в неутешительном итоге обвиняются в первую очередь контрагенты.

На фоне таких взаимных восприятий Москва и Вашингтон уже давно прошли все стадии принятия, смирившись со взаимной конфронтацией как с устоявшейся нормальностью. Существующие противоречия не разрешаются, а принимаются как данность. Неизбежность конфликтности в отношениях двух стран сама по себе также превратилась в удобный стереотип, позволяющий избегать сложных вопросов о том, как преодолевать трудности во взаимодействии и поддерживать диалог на фоне разногласий.

Такой фатализм был бы не столь опасен, если бы обострение российско-американского соперничества не подрывало стратегическую стабильность, не порождало рост напряженности в Европе, не приводило к гонке вооружений в космосе и киберпространстве. Однако время, когда мы могли позволить отношениям свободно дрейфовать в сторону все большей конфликтности, проходит. Негативные последствия отказа от управления противоречиями между Россией и США возрастают, а значит, увеличивается и потребность в мобилизации экспертного знания в интересах диалога.

Стоит отметить, что в плане накопления интеллектуального багажа за последние годы было сделано немало. На протяжении нулевых годов на фоне ухудшения официальных отношений экспертное взаимодействие стало исключительно интенсивным. В частности, МГИМО закрепил за собой статус одной из центральных площадок обсуждения как двусторонних противоречий, так и возможных путей их преодоления.

В этом качестве мы регулярно принимали делегации американских коллег, выстраивая с ними откровенный, но одновременно конструктивный диалог по наиболее болезненным темам. Эти встречи наглядно демонстрировали, что представители двух стран при всех разногласиях способны поддерживать конструктивное взаимодействие и выстраивать дружеские личные отношения. Опыт наших дискуссионных проектов, которые, кстати сказать, мы также систематически реализуем с университетами и аналитическими центрами, которые представляют подписавшие открытое письмо американские коллеги, также свидетельствует, что основным узким местом отнюдь не выступает дефицит креативных идей относительно того, как снизить уровень конфронтации в российско-американских отношениях.

Несмотря на то что представителям экспертного сообщества сложно уйти от самоидентификации с официальным внешнеполитическим курсом, они выдвигают широкий набор предложений по вопросам контроля над вооружениями, поддержания военной сдержанности на региональном уровне, повышения уровня доверия в киберсфере, развития экономических связей и гуманитарных контактов. По всем этим темам имеются основания для выработки компромисса.

Реализация подобных экспертных разработок затрудняется отсутствием политической воли и общественной поддержки ввиду той стереотипизации, которая была описана выше. Не существует единственного и быстродействующего средства для преодоления этого препятствия, но выстраиванию более конструктивного двустороннего диалога могла бы способствовать работа по нескольким направлениям.

В первую очередь в мировой практике хорошо зарекомендовали себя совместные комиссии специалистов, представляющих параллельные нарративы по сложным проблемам двусторонних отношений. Их целью необязательно становится сближение взглядов сторон относительно имеющихся противоречий. Скорее они работают против мифологизации сознания, демонстрируя наличие более чем одной точки зрения на одни и те же явления. Для достижения общественного резонанса важно, чтобы в эту работу были вовлечены авторитетные интеллектуалы, чтобы она получила политическую поддержку и широкое освещение.

В контексте российско-американского диалога было бы полезным сопоставить взаимные представления относительно итогов холодной войны, опыта 1990-х годов, значения международного порядка и глобальных институтов, проблемы вмешательства во внутренние дела. Несмотря на то что все эти темы неоднократно обсуждались в экспертных кругах, результаты таких дискуссий так и не были популяризированы посредством совместных публикаций исследователей двух стран. Совместная комиссия могла бы предоставить площадку не только для диалога, но и для привлечения внимания к этим наработкам.

Разумеется, не всегда большая публичность выступает панацеей. Напротив, в ряде случаев чрезмерное общественное внимание может вредить, провоцируя политизацию диалога по специфическим, чувствительным темам. Эти области взаимодействия стоит отгородить от попыток использования в качестве разменной монеты в переговорах по спорным вопросам или объекта конъюнктурного пиара. В частности, логика «сотрудничества пониженной заметности» востребована при обсуждении таких тем, как кибербезопасность, борьба с терроризмом, меры доверия в военной области, сотрудничество в космосе и полярных областях.

Взаимодействие в этих сферах вряд ли способно дать мультипликативный эффект, стимулируя формирование более общей атмосферы доверия. В этой связи попытки апеллирования к нему для обоснования значимости российско-американского сотрудничества малопродуктивны. Тем не менее такого рода контакты способны генерировать взаимную пользу в конкретных нишах, способствуя укреплению безопасности как России, так и США. Соответственно логично оставить их на откуп специалистов, устраняя препятствия для того, чтобы они могли поддерживать диалог, невзирая на доминирующий тренд на конфронтацию.

Еще одним полезным инструментом углубления взаимопонимания могло бы стать развитие совместных образовательных курсов для студентов и молодых профессионалов из России и США. Они способствовали бы не только формированию более адекватного представления относительно контрагентов, но и выстраиванию контактов сразу на нескольких уровнях – и между самими обучающимися, и между их преподавателями, которым приходится сотрудничать в разработке единого образовательного продукта.

В этом отношении мы в МГИМО накопили богатый опыт реализации как полномасштабных совместных программ, так и специализированных модулей по конкретным темам. Современные средства коммуникации и видеоконференционной связи сильно упростили внедрение подобных инициатив за последние пару лет. В результате уже имеющиеся наработки могут быть существенным образом масштабированы. Вместе с тем, даже несмотря на возросшие технологические возможности, стоит признать, что непосредственные встречи и взаимные поездки существенно усиливают образовательный эффект.

Представленные рекомендации не требуют инвестиции существенного политического капитала, а потому они реализуемы, даже несмотря на сохраняющуюся токсичность российско-американских отношений. Они обращены не только к политикам, но и в неменьшей степени к экспертному сообществу, к тем, кто уже вовлечен во «второй трек» российско-американского взаимодействия. Маргинализация экспертизы не только беда, с которой мы сталкиваемся. Надо признать, что отчасти мы сами несем за нее ответственность. Призыв к пересмотру двусторонних отношений, выдвинутый американскими коллегами, очевидно, своевременен, но одного открытого письма недостаточно, чтобы преодолеть мифологизацию противоположной стороны в наших отношениях.


Источник: Независимая газета

Умом Россию не понять — Wikiwand

«Умо́м Росси́ю не поня́ть» — стихотворение (четверостишие), написанное 28 ноября (10 декабря) 1866 года поэтом Фёдором Тютчевым:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

Философские миниатюры

Кроме этого стихотворения, Тютчев написал несколько других философских миниатюр-моностроф («Когда пробьёт последний час природы», «Природа — сфинкс», «Нам не дано предугадать»)[1].

И. С. Тургенев сказал: «Самые короткие стихотворения Тютчева почти всегда самые удачные». Ю. Н. Тынянов отмечал, что тютчевская афористическая краткость «позволяла сосредоточить силу оды на маленьком пространстве»[2].

Написание и публикация

Стихотворение было написано Тютчевым на клочке бумаги. Оригинал хранится в Пушкинском Доме (РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 32. Л. 2.[3]), копия есть в Муранове[4]. Датируется через пометку в альбоме Тютчевой-Бирилёвой, где содержится копия стихотворения. Первая публикация в 1868 году (Стихотворения Ф. И. Тютчева М., 1868, с. 230)[5].

Автограф содержит необычную пунктуацию: тире в первой строке: «Умом — Россию не понять», отсутствие знака препинания в конце четверостишия, тире вместо точки во второй строке, запятая после «У ней» в третьей строке. При перепечатке иногда сохраняется тире в первой строке для подчёркивания паузы[3].

Анализ

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом, одическим размером, вошедшим в русскую поэзию благодаря М. В. Ломоносову. Тютчев часто использовал ямб, им написано более половины его стихотворений (125 из 230)[2]. Четверостишие применяется как классический пример использования ударений:

  • тактового (синтагматического) на слова «понять» (вариант: «Умом»[2]), «измерить», «особенная», «верить»
  • фразового на слово «верить»[6].

Стихотворение, по мнению Г. Э. Голышевой, состоит из трёх частей, организованных в порядке, традиционном для рассуждения: тезис — аргумент — вывод[2]. Первые две строки утверждают мысль об особой роли России; повтор отрицательной частицы «не» служит для усиления высказывания. Вторая часть (третья строка) содержит объяснение, а третья часть (четвёртая строка) — вывод-идею. Поэт противопоставляет ум и веру, непонимание и гармонию.

Согласно Г. Э. Голышевой, стихотворение «держится» на глаголах, которые «создают внутреннее движение образа»[2].

По мнению Ф. Б. Тарасова, Тютчев понимал революцию как «нравственный факт общественной совести, обличающий внутреннее настроение человеческого духа и оскудение веры в Западной Европе». Антихристианские корни революции привели Тютчева к мысли о России как «святом ковчеге», всплывавшем над всеобщим «громадным крушением». Ф. Б. Тарасов считает, что уподобление России Ноеву ковчегу здесь «очевидно»[3]. В течение XX века поэтичность стихотворения ставилась под сомнения, его сводили к «лозунгу мессианской роли России»[2].

Согласно А. П. Сковородникову и Г. А. Копниной, всё творчество Тютчева свидетельствует о том, что в стихотворении речь идет об уникальности и самобытности России и её народа[7], но оно сегодня используется для пропаганды с использованием тактики манипулятивного использования цитат (на примере статьи «Встреча со свинксом»[8], в которой стихотворение используется как иллюстрация тезиса о том, что Тютчев придумал свой «парадокс» потому, что был «иностранцем»). Манипулятивные возможности использования этого четверостишия подчёркивает и Александр Кушнер: «Существует особое искусство выдергивать из поэта цитату, как перо из птицы, — и затем размахивать ею…»[9].

Русский менталитет

Четверостишие неоднократно использовалось философами при обсуждении русского склада ума.

Н. А. Бердяев цитирует стихотворение для иллюстрации своего тезиса: для освобождения русского сознания «от характерного космополитического отрицания и иноземного рабства» следует признать очевидную для него антиномичность культуры России, её противоречивость[10].

По мнению О. Д. Волкогоновой, четверостишие является типичной иллюстрацией характерного для России подчёркивания уникальности опыта России, несравнимости с опытом других народов и стран[11].

Многие авторы рутинно отождествляют мысль четверостишия с русским иррационализмом («апология русского маниакального иррационализма»[12]).

В. В. Кожинов предлагает совершенно другую трактовку: по его мнению Тютчев не говорил об иррациональности русских, он хотел сказать, что Россия существует только благодаря вере её обитателей. Когда потеряна вера, быстро разрушается и сама страна[13].

Влияние на культуру

Бердяев использовал первые две строки четверостишия для иллюстрации тезиса об отражённых Достоевским противоречиях русского духа, его антиномичности, допускающей возможность самых противоположных суждений о России и русском народе[14].

Максим Горький противопоставлял революционеров, ориентированных на Запад, на котором «горел, не угасая, огонь свободы», «мещанам», считающим, что формы жизни Запада не годятся для русского народа: «В эти дни, когда рыцари бились насмерть со змеем, мещанство в стихах и прозе доказывало, что „Умом Россию не понять“»[15]. К мещанам Горький при этом относил как самого Тютчева, так и Толстого с Достоевским. Горький, как впоследствии и другие, также написал пародию на четверостишие[3][16].

В конце XX века первая строка четверостишия стала популярной цитатой[17], породив как известную пародию Губермана 1970-х годов[18] (также приписываемую Юзу Алешковскому)[17], так и названия многочисленных книг[19][20][21].

Президент России В. В. Путин, принимая в Кремле президента Франции Н. Саркози, процитировал строки Тютчева, заменив строчку «в Россию можно только верить» на — «в Россию нужно просто верить»[22].

Экс-президент Франции Жак Ширак, получая Государственную премию РФ, прочитал строчки из Тютчева «Умом Россию не понять…»[23].

Примечания

  1. ↑ Светлана Валюлис. Справочник по литературоведению. Швиеса, 2004. С. 158.
  2. 1 2 3 4 5 6 Голышева, Галина Эриевна. Как рождается художественный образ? : анализ стихотворения Ф. И. Тютчева «Умом Россию не понять…». // Русский язык в школе. — 2012. — № 4. — С. 23—27.
  3. 1 2 3 4 Комментарии к стихотворению. // Ф. И. Тютчев. Полное собрание сочинений и писем в шести томах. Том 2. Стихотворения 1850-1873. С. 102.
  4. ↑ Автограф на сайте усадьбы «Мураново».
  5. ↑ Комментарии к книге Ф. И. Тютчев. Лирика. Серия «Школьная библиотека».
  6. ↑ Типы ударений на сайте ЯРУС
  7. ↑ А. П. Сковородников, Г. А. Копнина. Способы манипулятивного речевого воздействия в российской прессе. Политическая лингвистика 3 (41), 2012.
  8. ↑ Встреча со свинксом. Новая газета. 2005. № 53.
  9. ↑ Александр Кушнер. Заметки на полях. «Новый Мир» 1996, № 5.
  10. ↑ Бердяев Николай. Судьба России.
  11. ↑ О. Д. Волкогонова. Н.Бердяев. Интеллектуальная биография
  12. ↑ Сергей Трунин. Трансформация романных жанров в эпоху постмодерна. СМИ и современная культура. БГУ, 2012. С. 536.
  13. ↑ Юрий Крупнов. Пути русского развития. Наследник, № 32.
  14. ↑ Николай Бердяев. Миросозерцание Достоевского.
  15. ↑ Максим Горький. Заметки о мещанстве. // Новая жизнь. 1905. № 1, 4, 12.
  16. Будь господин Врубель русский, о его искусстве можно бы сказать то же, что сказано про Русь, перефразировав немного:

    Искусство это не понять,
    Умом его — нельзя измерить,
    И смысла в нём нельзя искать,
    Когда Карелину поверить.

    Беглые заметки // Нижегородский листок. 1896. № 229, 20 августа; то же — Горький М. Собр. соч.: В 30 т. М., 1953. Т. 23. С. 177

  17. 1 2 Константин Душенко. Словарь современных цитат: 5200 цитат и выражений ХХ и XXI вв., их источники, авторы, датировка. Эксмо, 2006. С. 135.
  18. Губерман И. М. Давно пора, ебёна мать, умом Россию понимать! (неопр.) (недоступная ссылка). Неофициальный сайт Игоря Губермана. Дата обращения: 8 июля 2014. Архивировано 14 июля 2014 года.
  19. ↑ Эльгиз Абдулович Поздняков. «Умом Россию не понять…». Бослен, 2008.
  20. ↑ Вячеслав Апанасенко. «Умом Россию не понять…». Минувшее, 2007.
  21. ↑ А. Ю. Кожевников, Т. Б. Тихонова. Умом Россию не понять: словарь приколов. ОЛМА Медиа Групп, 2006.
  22. ↑ Оговорка государственной важности. Обозреватель Ъ Сергей Строкань о противоречии между Владимиром Путиным и Федором Тютчевым.
  23. ↑ Полит.ру: Умом Россию не понять

Литература

  • Ф. Б. Тарасов. Комментарии к стихотворению. // Ф. И. Тютчев. Полное собрание сочинений и писем в шести томах. Том 2. Стихотворения 1850-1873. С. 102.
  • Г. Сырица Непереводимое в переводах (стихотворение Ф.Тютчева «Умом Россию не понять…»). — Valoda — 2004.
  • Голышева, Галина Эриевна. Как рождается художественный образ? : анализ стихотворения Ф. И. Тютчева «Умом Россию не понять…». Русский язык в школе. — 2012. — № 4. — С.23-27.
  • О. Д. Волкогонова. Н.Бердяев. Интеллектуальная биография.
  • Тютчев Ф. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.
  • Бердяев Н. Душа России. — М.: Тип. И. Д. Сытина, 1915. — 42 с.

Ссылки

Эта статья входит в число добротных статей русскоязычного раздела Википедии.

Тютчев Ф. «Умом Россию не понять…»

Страниц: 352 с.

Федор Иванович Тютчев родился 5 декабря 1803 года, в один год
с Языковым, за несколько месяцев до Хомякова, пять лет спустя после
Дельвига, четыре после Пушкина, три после Боратынского, – одним
словом, в то замечательное время, когда наша страна была так богата
талантливейшими поэтами. Его первые стихотворные опыты увидели
свет в ту пору, когда господствующие позиции в русской литературе
завоевывал романтизм, а зрелые и поздние произведения создавались
тогда, когда в ней прочно утвердился реализм.
Блестящий дипломат, много лет прослуживший за границей, госу-
дарственный деятель, удостоенный титула тайного советника, Тютчев
не искал славы и не стремился издавать свои сочинения. Его литера-
турная судьба началась в 1836 году после публикации в пушкинском
«Современнике» стихотворений под заголовком «Стихи, присланные из
Германии» за подписью «Ф. Т.». «Мне рассказывали очевидцы, в какой
восторг пришел Пушкин, когда он в первый раз увидал собрание руко-
писное его стихов. Он носился с ними целую неделю…» – вспоминал
впоследствии Юрий Самарин. Однако истинный успех Тютчеву принес
его первый сборник стихов, который появился в печати лишь в 1854
году, когда поэту пошел уже шестой десяток лет.
«Талант Тютчева, – писал Тургенев, при содействии которого был
издан сборник, – по самому свойству своему, не обращен к толпе и
не от нее ждет отзыва и одобрения; для того, чтобы вполне оценить
его, надо самому читателю быть одаренным некоторой тонкостью
понимания, некоторой гибкостью мысли, не остававшейся слишком
долго праздной. Фиалка своим запахом не разит на двадцать шагов
кругом; надо приблизиться к ней, чтоб почувствовать ее благовоние.
Мы не предсказываем популярности Тютчеву, но мы предсказываем
ему глубокое и теплое сочувствие всех тех, кому дорога русская поэ-
зия; а такие стихотворения, каковы «Пошли, Господь, свою отраду» и
другие, пройдут из конца в конец всю Россию и переживут многое в
современной литературе, что теперь кажется долговечным и пользу-
ется шумным успехом».
В своей поэзии Тютчев, заглянув в глубины души, смог передать
всю многогранность человеческой жизни: восторг и отчаяние, сомне-
ния и надежду, одиночество и любовь, силу и бессилие… Его стихи
привлекали читателей сердечной открытостью, лиризмом, философией
и мелодичностью:
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!
Размышляя о судьбе России, о ее особом страдальческом пути, о
самобытности, поэт создал свои знаменитые строки, которые стали
афоризмом:
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить.
Будучи современником крупнейших исторических событий, начи-
ная с Отечественной войны 1812 года и заканчивая Парижской ком-
муной 1871-го, Тютчев не мог оставаться в стороне. Помимо чудес-
ных лирических стихов, поэт был еще автором острых политических
статей. «Каждое его слово сочилось мыслью», – отмечал его первый
биограф Иван Аксаков. Публицистика Тютчева – это одна развет-
вленная мысль, в которой есть центральное звено и главный тезис —
«Россия и Революция». Три его статьи («Россия и Германия», «Россия
и Революция», «Папство и Римский вопрос с русской точки зрения»)
были напечатаны без подписи в Германии и Франции в 1840-х годах и
вызвали огромный резонанс на Западе и в России. По словам Аксакова,
«впервые раздался в Европе твердый и мужественный голос русского
общественного мнения. Никто никогда из частных лиц в России еще
не осмеливался говорить прямо с Европой таким тоном, с таким дос-
тоинством и свободой».
С настоящее издание вошли политические статьи Тютчева, а также
его избранные стихотворения разных лет.

Причина, по которой Путин рискнул бы войной

Есть вопросы о количестве войск, вопросы о дипломатии. Есть вопросы об украинской армии, ее вооружении и солдатах. Есть вопросы по Германии и Франции: как они отреагируют? Есть вопросы об Америке и о том, как она стала центральным игроком в конфликте, который она не создала. Но из всех постоянно возникающих вопросов о возможном вторжении России в Украину наименее удовлетворительные ответы получают на этот: почему?

Зачем президенту России Владимиру Путину нападать на соседнюю страну, которая его не провоцировала? Зачем ему рисковать кровью собственных солдат? Зачем ему рисковать санкциями и, возможно, экономическим кризисом в результате? И если он на самом деле не хочет рисковать этими вещами, то почему он играет в эту сложную игру?

Энн Эпплбаум: The U. С. наивен в отношении России. Украина не может себе этого позволить.

Чтобы объяснить почему, нужна какая-то история, а не полумифологическая, фальшиво-средневековая история, которую Путин использовал в прошлом, чтобы заявить, что Украина не является страной, или что ее существование — случайность, или что ее национальное чувство не реальный. Нам также не нужно много знать о более поздней истории Украины или о ее 70-летнем статусе советской республики, хотя верно то, что советские связи российского президента, в первую очередь его годы, проведенные в качестве офицера КГБ, имеют большое значение. по рукам.Действительно, многие из его тактик — использование подставных пророссийских «сепаратистов» для ведения войны на востоке Украины, создание марионеточного правительства в Крыму — являются старой тактикой КГБ, знакомой по советскому прошлому. Фальшивые политические группировки сыграли роль в господстве КГБ в Центральной Европе после Второй мировой войны; мнимые сепаратисты сыграли свою роль в захвате большевиками самой Украины в 1918 году.

Привязанность Путина к старому СССР имеет значение и в другом отношении. Хотя его иногда неправильно называют русским националистом, на самом деле он имперский ностальгист.Советский Союз был русскоязычной империей, и временами кажется, что он мечтает воссоздать меньшую русскоязычную империю в границах старого Советского Союза.

Но самое значительное влияние на мировоззрение Путина не имеет никакого отношения ни к его обучению в КГБ, ни к его желанию восстановить СССР. Эта история, которую несколько раз рассказывали авторы Фиона Хилл, Карен Давиша и совсем недавно Кэтрин Белтон, начинается в 1980-х годах.Последние годы того десятилетия были для многих россиян временем оптимизма и волнения. Политика гласности — открытости — означала, что люди впервые за многие десятилетия говорили правду. Многие чувствовали реальную возможность перемен, и они думали, что это могут быть перемены к лучшему.

Кори Шаке: агрессия России против Украины имеет неприятные последствия

Путин упустил момент возбуждения. Вместо этого его отправили в отделение КГБ в Дрездене, Восточная Германия, где он пережил падение Берлинской стены в 1989 году как личную трагедию.Пока мировые телеэкраны ревели новости об окончании холодной войны, Путин и его товарищи из КГБ в обреченном советском государстве-сателлите лихорадочно сжигали все свои файлы, звонили в Москву, на которые так и не ответили, опасаясь за свою жизнь и свою карьеру. . Для сотрудников КГБ это было не время радости, а скорее урок о природе уличных движений и силе риторики: демократической риторики, антиавторитарной риторики, антитоталитарной риторики. Путин, как и его образец для подражания Юрий Андропов, который был советским послом в Венгрии во время тамошней революции 1956 года, из этого периода сделал вывод, что спонтанность опасна.Протест опасен. Разговоры о демократии и политических переменах опасны. Чтобы не допустить их распространения, российские правители должны тщательно контролировать жизнь нации. Рынки не могут быть по-настоящему открытыми; выборы не могут быть непредсказуемыми; инакомыслием необходимо тщательно «управлять» посредством правового давления, публичной пропаганды и, при необходимости, целенаправленного насилия.

Но хотя Путин и скучал по эйфории 80-х, он, безусловно, принимал активное участие в оргии жадности, охватившей Россию в 90-е.Пережив травму Берлинской стены, Путин вернулся в Советский Союз и присоединился к своим бывшим коллегам в массовом разграблении советского государства. При содействии российской организованной преступности, а также аморальной международной офшорной индустрии по отмыванию денег, некоторые из бывшей советской номенклатуры украли активы, вывезли деньги из страны, спрятали за границей, а затем вернули наличные деньги и использовал его, чтобы купить больше активов. Накопленное богатство; последовала борьба за власть.Некоторые из первоначальных олигархов попали в тюрьму или в ссылку. В конце концов Путин стал главным миллиардером среди всех других миллиардеров — или, по крайней мере, тем, кто контролирует тайную полицию.

Эта позиция делает Путина одновременно очень сильным и очень слабым — парадокс, который трудно понять многим американцам и европейцам. Он силен, конечно, потому что контролирует очень многие рычаги российского общества и экономики. Попробуйте представить себе американского президента, который контролировал бы не только исполнительную власть, включая ФБР, ЦРУ и АНБ, но также Конгресс и судебную власть; The New York Times , The Wall Street Journal , The Dallas Morning News и все остальные газеты; и все крупные предприятия, включая Exxon, Apple, Google и General Motors.

Контроль Путина не ограничен законом. Он и окружающие его люди действуют без сдержек и противовесов, без правил этики, без какой бы то ни было прозрачности. Они определяют, кто может быть кандидатом на выборах, а кому разрешено выступать публично. Они могут принимать решения изо дня в день — например, об отправке войск к границе с Украиной — ни с кем не посоветовавшись и не прислушиваясь к советам. Когда Путин обдумывает вторжение, ему не нужно учитывать интересы российского бизнеса или потребителей, которые могут пострадать от экономических санкций. Ему не нужно принимать во внимание семьи российских солдат, которые могут погибнуть в конфликте, которого они не хотят. У них нет выбора и нет голоса.

И в то же время положение Путина крайне шаткое. Несмотря на всю эту власть и все эти деньги, несмотря на тотальный контроль над информационным пространством и тотальное доминирование в политическом пространстве, Путин должен на каком-то уровне знать, что он нелегитимный лидер. Он никогда не побеждал на честных выборах и никогда не проводил предвыборную кампанию, в которой мог бы проиграть.Он знает, что политическая система, которую он помог создать, глубоко несправедлива, что его режим не только управляет страной, но и владеет ею, принимая экономические и внешнеполитические решения, которые призваны принести пользу компаниям, от которых он и его ближайшее окружение получают личную прибыль. Он знает, что государственные учреждения существуют не для того, чтобы служить русскому народу, а чтобы воровать у него. Он знает, что эта система очень хорошо работает для немногих богатых людей, но очень плохо для всех остальных. Иными словами, он знает, что однажды за ним могут прийти и продемократические активисты, подобные тем, которых он видел в Дрездене.

Из номера за январь/февраль 2018 года: Чего на самом деле хочет Путин

Осознание Путиным того, что его легитимность сомнительна, публично демонстрировалось с 2011 года, вскоре после его сфальсифицированного «переизбрания» на конституционно сомнительный третий срок. В это время не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в нескольких десятках других городов появились большие толпы, протестующие против фальсификаций на выборах и коррупции элиты. Протестующие высмеивали Кремль как режим «жуликов и воров» — лозунг, популяризированный активистом-демократом Алексеем Навальным; позже путинский режим отравил Навального, чуть не убив его.Сейчас диссидент находится в российской тюрьме. Но Путин был зол не только на Навального. Он также обвинил Америку, Запад, иностранцев, пытающихся уничтожить Россию. По его словам, администрация Обамы организовала демонстрантов; Госсекретарь Хиллари Клинтон из всех людей «дала сигнал» к началу протестов. Он победил на выборах, заявил он с большим энтузиазмом, со слезами на глазах, несмотря на «политические провокации, преследующие единственную цель — подорвать государственность России и узурпировать власть.

Иными словами, в его сознании он не просто сражался с русскими демонстрантами; он боролся с демократиями мира в союзе с врагами государства. Действительно ли он считал, что толпы в Москве буквально выполняли приказы Хиллари Клинтон, неважно. Он, конечно, понимал силу демократического языка, идей, которые заставляли россиян хотеть справедливой политической системы, а не клептократии, контролируемой Путиным и его бандой, и знал, откуда они взялись. В течение следующего десятилетия он вел борьбу с демократией в Германии, Франции, Италии и Испании, где поддерживал экстремистские группы и движения в надежде подорвать европейскую демократию.Российские государственные СМИ поддержали бы кампанию за Brexit на том основании, что это ослабит западную демократическую солидарность, которая у них есть. Российские олигархи будут инвестировать в ключевые отрасли по всей Европе и по всему миру с целью получить политическую поддержку, особенно в небольших странах, таких как Венгрия и Сербия. И, конечно же, российские специалисты по дезинформации вмешались бы в американские выборы 2016 года.

Дэвид Фрум: Fox News отказывается от Республиканской партии по России

Все это — окольный способ объяснить исключительную значимость Украины для Путина.Конечно, Украина имеет значение как символ потерянной советской империи. Украина была второй по численности населения и второй по богатству советской республикой, а также страной с самыми глубокими культурными связями с Россией. Но современная постсоветская Украина имеет значение еще и потому, что она пыталась — на самом деле изо всех сил — влиться в мир процветающих западных демократий. Украина за последние два десятилетия провела не одну, а две продемократические, антиолигархические, антикоррупционные революции. Последнее, в 2014 году, стало для Кремля особенно страшным.Молодые украинцы скандировали антикоррупционные лозунги, как это делает российская оппозиция, и размахивали флагами Евросоюза. Эти протестующие были вдохновлены теми же идеалами, которые Путин ненавидит дома и стремится ниспровергнуть за границей. После того, как глубоко коррумпированный пророссийский президент Украины бежал из страны в феврале 2014 года, украинское телевидение начало показывать фотографии его дворца с золотыми кранами, фонтанами и статуями во дворе — именно такой дворец Путин обитает в России. Действительно, мы знаем, что он обитает в таком дворце, потому что в одном из видеороликов, снятых Навальным, нам уже были показаны его фотографии вместе с его частной хоккейной площадкой и кальянной.

Последующее вторжение Путина в Крым наказало украинцев за попытку сбежать от клептократической системы, в которой он хотел, чтобы они жили, и показало собственным подданным Путина, что они тоже дорого заплатят за демократическую революцию. Вторжение также нарушило как писаные, так и неписаные правила и договоры в Европе, продемонстрировав презрение Путина к западному статус-кво. Вслед за этим «успехом» Путин предпринял гораздо более масштабную атаку: серию попыток государственных переворотов в Одессе, Харькове и ряде других городов с русскоязычным большинством.На этот раз стратегия провалилась, не в последнюю очередь потому, что Путин глубоко неправильно понял Украину, полагая, что русскоязычные украинцы разделят его советскую имперскую ностальгию. Они не. Только в Донецке, городе на востоке Украины, куда Путин смог перебросить войска и тяжелую технику из-за границы, удалось совершить локальный переворот. Но и там он не создал привлекательной «альтернативной» Украины. Вместо этого Донбасс — угледобывающий регион, окружающий Донецк, — остается зоной хаоса и беззакония.

Долгий путь от Донбасса до Франции или Нидерландов, где ультраправые политики околачиваются вокруг Европарламента и берут российские деньги, чтобы ездить на «ознакомительные миссии» в Крым. До маленьких американских городков еще длиннее, где еще в 2016 году избиратели жадно кликали на протрамповские посты в Facebook, написанные в Санкт-Петербурге. Но все они являются частью одной и той же истории: они являются идеологическим ответом на травму, которую Путин и его поколение офицеров КГБ пережили в 1989 году.Вместо демократии они продвигают автократию; вместо единства они постоянно пытаются создать разделение; вместо открытых обществ они пропагандируют ксенофобию. Вместо того, чтобы дать людям надежду на лучшее, они пропагандируют нигилизм и цинизм.

Путин готовится снова вторгнуться в Украину — или делает вид, что снова вторгнется в Украину — по той же причине. Он хочет дестабилизировать Украину, напугать Украину. Он хочет, чтобы украинская демократия потерпела крах. Он хочет, чтобы украинская экономика рухнула. Он хочет, чтобы иностранные инвесторы бежали.Он хочет, чтобы его соседи — в Беларуси, Казахстане, даже Польше и Венгрии — усомнились в том, что демократия когда-либо будет жизнеспособной в долгосрочной перспективе и в их странах. В дальнем зарубежье он хочет так сильно напрячь западные и демократические институты, особенно Европейский союз и НАТО, чтобы они распались. Он хочет сохранить диктаторов у власти везде, где только возможно, в Сирии, Венесуэле и Иране. Он хочет подорвать Америку, уменьшить американское влияние, лишить силы демократической риторики, которую так много людей в его части мира все еще ассоциируют с Америкой.Он хочет, чтобы Америка потерпела поражение.

Это большие цели, и они могут быть недостижимы. Но у любимого Путиным Советского Союза также были большие недостижимые цели. Ленин, Сталин и их преемники хотели совершить международную революцию, подчинить весь мир советской диктатуре пролетариата. В конце концов, они потерпели неудачу, но при попытке нанесли большой ущерб. Путин тоже потерпит неудачу, но он тоже может причинить много вреда, пытаясь. И не только в Украине.

г.Путин

Фиона Хилл и другие государственные служащие США были признаны Хранителями года в выпуске журнала TIME «Человек года» за 2019 год.

«Г-н Путин » назван одной из лучших книг лета 2015 года по версии Financial Times.

От КГБ до Кремля: многомерный портрет человека, воюющего с Западом.

Откуда берутся идеи Владимира Путина? Как он смотрит на внешний мир? Чего он хочет и как далеко готов зайти?

Величайшим уроком начала Первой мировой войны в 1914 году была опасность неправильного истолкования заявлений, действий и намерений противника.Сегодня Владимир Путин стал величайшим вызовом европейской безопасности и глобальному мировому порядку за последние десятилетия. 8000 ядерных боеголовок России подчеркивают огромные риски непонимания того, кто такой Путин.

В этом новом издании, состоящем из пяти новых глав, развеиваются потенциально опасные заблуждения о Путине и предлагается ясный взгляд на его цели. Он представляет Путина как отражение глубоко укоренившегося российского мышления, а также его уникального личного опыта и опыта.

Похвала первому изданию

Если вы хотите начать понимать Россию сегодня, прочтите эту книгу.
Сэр Джон Скарлетт , бывший начальник Британской секретной разведывательной службы (MI6)

Для всех, кто хочет понять эволюцию России после распада Советского Союза и ее траекторию с тех пор, книга, которую вы держите в руках, является важным путеводителем.
Джон Маклафлин , бывший заместитель директора Центральной разведки США

Из множества биографий Владимира Путина, появившихся за последние годы, эта самая полезная.
Иностранные дела

Это не просто очередная биография Путина. Это психологический портрет.
The Financial Times

Учитывая, насколько вы заняты, есть ли у вас время на чтение книг? Если да, то какие бы вы порекомендовали? “. . . Боже мой, посмотрим. Есть «Мистер Путин» Фионы Хилл и Клиффорда Гэдди. Проницательный.
Вице-президент Джозеф Байден в Джо Байден: интервью The Rolling Stone