Прощание славянки агапкин: В. И. Агапкин. «Прощание славянки»

В. И. Агапкин. «Прощание славянки»

В музейной коллекции грампластинок хранится несколько записей знаменитого марша Василия Агапкина «Прощание славянки». Безусловно, наибольшую ценность представляет исполнение под управлением автора. Пластинка формата миньон была выпущена в 1957 году.


Композитор и дирижёр Василий Агапкин прошёл долгий и трудный жизненный путь. Мальчик-сирота из крестьянской семьи стал воспитанником оркестра пехотного батальона в Астрахани, получил образование в Тамбовском музыкальном училище, а после революции служил военным капельмейстером в Красной Армии. В Тамбове дирижёр организовал собственный военный оркестр, с которым продолжил службу в Москве. Многие из музыкантов его оркестра стали профессиональными исполнителями.


В 1924 году оркестр под управлением Агапкина провожал в последний путь Владимира Ильича Ленина. В 1938 году дирижёр консультировал работу по возрождению знаменитых часов на Спасской башне Кремля.

Василию Агапкину выпала честь дирижировать сводными военными оркестрами на исторических парадах на Красной площади в Москве – 7 ноября 1941 года и Параде Победы 24 июня 1945 года.
Марш «Прощание славянки» Агапкин написал в 1912 году под впечатлением трагедии, разыгравшейся на Балканах. Русский народ не мог остаться равнодушным, узнав о жестоком нашествии турецких войск на Сербию, Болгарию, Грецию и Черногорию. На фронт из России ехали воины-добровольцы, сестры милосердия. Патриотические чувства молодого музыканта вылились в марш-гимн, который автор посвятил всем русским женщинам. Марш мгновенно приобрёл популярность, его музыка облетела всю Россию. Написанный ещё до начала Первой мировой войны, он звучал и во время Великой Отечественной. Без него и сейчас не обходится ни один военный парад.
Кроме «Прощания славянки», Василию Агапкину принадлежит много других оркестровых сочинений. Вот лишь несколько названий: марши «Кавалерийский», «Лейтенанту», «На прощание», вальсы «Сиротка», «Ночь над Москвой», «Рассвет над Москвой», «Стон Варшавы», польки «Веселый отдых», «Катенька».
Сочинял композитор также инструментальные пьесы, попурри на темы из опер. Но лишь одному маршу «Прощание славянки» выпала мировая известность. Его музыка звучит почти во всех кинофильмах о Великой Отечественной, о нём написаны десятки повестей и рассказов, а на Белорусском вокзале в Москве даже установлен памятник легендарному русскому маршу всех времен.
Редкие звукозаписи – эта живая истории музыки и нашего Отечества.

Н. Ю. Тартаковская

Ещё больше интересной информации вы найдете на сайте Российского национального музея музыки.

 

почему марш считают гимном Тамбовской области

Мелодия марша “Прощание славянки” известна с детства каждому. Однако не все знают, что в Тамбове данная композиция звучит каждый раз, когда поезд уезжает в Москву. Все потому, что марш “Прощание славянки” – гимн Тамбовской области. Об этом рассказала ГТРК “Тамбов” в эфире Всероссийского онлайн-марафона “Славься, Отечество!”, который проходит на медиаплатформе “Смотрим”.

Василий Агапкин пришел в местное музыкальной училище в 1911 году. Руководство над молодым человеком взял Федор Кадичев, который увидел в Агапкине настоящий талант.

Юноша стал посещать класс медных инструментов Тамбовского музыкального училища, продолжая работать на производстве.

Марш “Прощание славянки” увидел свет уже в октябре 1912 года, когда началась Первая Балканская война. Сам Агапкин вспоминал, что его вдохновил тревожный вид женщин и девушек, провожающих своих отцов, мужей и братьев на фронт. Эти трогательные и бесконечно печальные моменты получили выражение в музыке.

Когда Агапкин написал свой легендарный марш, ему было всего 28 лет.

“Это действительно является шедевром духовой музыки. Его можно смело назвать королем маршей. В нем раскрываются лучшие черты русской души, широта, вот эта простота. Исполняя этот марш, всех музыкантов переполняет чувство гордости и радости от осознания того, что этот марш был написан здесь у нас на родной Тамбовщине”, – заметил дирижер Городского духового оркестра им. В.И. Агапкина Вячеслав Хашин.

После Октябрьской революции Агапкин добровольно вступил в Красную армию. Позже он организовал в 1-м красном гусарском полку духовой оркестр.

В 1920 году он вернулся в родной Тамбов, стал руководителем музыкальной студии и оркестра войск ГПУ. Летом 1922 году оркестр Агапкина переехал в Москву. Перед отъездом он дал прощальный концерт.

7 ноября 1941 года Василий Агапкин дирижировал сводным оркестром на Красной площади. С того момента марш “Прощание славянки” стал настоящим символом Великой Отечественной войны.

В Тамбовской области чтят память великого композитора. Его музыка вселяла веру в победу, стала посылом живым.

Один марш объединил в вере в победу, в верховенство жизни не только Советский Союз, но и весь мир. И объединяет нации своей великой музыкальной силой до сих пор.

4 ноября зрители медиаплатформы “Смотрим” смогут подключиться к путешествию в рамках Всероссийского онлайн-марафона “Славься, Отечество!”. Мероприятие будет идти 16 часов и расскажет уникальную историю регионов России. Присоединяйтесь!

Автор «Прощания славянки» – симферопольский еврей Яков Богорад: philologist — LiveJournal

Кто написал «Прощание славянки»? Накануне столетия знаменитого марша в Интернете на эту тему разгорелась нешуточная дискуссия. Есть версия, что настоящим автором «Прощания славянки» является симферопольский еврей Яков Богорад, причем за основу мелодии он взял… хасидские нигуны! Так это или не так, попытался разобраться наш обозреватель Василий Когаловский

Призрак бродит в Интернете, призрак сенсации: 7 ноября 1941 года красноармейцы уходили с Красной площади на фронт под марш, основанный на хасидских мелодиях. 

Крымско-тамбовская баталия


Василий Агапкин

Призраку уже третий год, и к середине июня он грозит превратиться во вполне реальные политические баталии с явной национальной окраской: «патриотическая общественность» собралась отметить официальное столетие первого исполнения марша «Прощание славянки», а тут разгорелся настоящий спор об авторстве произведения.
Вопрос стоит ребром: музыку написал либо тамбовский военный музыкант Василий Агапкин, либо его симферопольский коллега


Яков Богорад

еврейского происхождения Яков Богорад. Он, как считают авторы некоторых публикаций, положил в ее основу хасидские мелодии.
Есть, правда, еще третья версия: марш написан в начале XX столетия, во время японской войны, и лишь аранжирован Богорадом (или, быть может, Агапкиным). Есть и четвертая: марш сочинен в 1816 году Фердинандом Хазе (Гаазе), а то и еще раньше – в начале XVIII века в Швеции. Но шведы в русскоязычной дискуссии не участвуют…

Версия первая: тамбовский трубач Агапкин


Афиша «новейшего марша»
сочинения Агапкина

Традиционная версия проста: служивший в Тамбове штаб-трубач кавалерийского полка Агапкин в 1912 году по случаю отправки российских добровольцев на Балканскую войну написал марш, и вскоре эта мелодия стала популярной. Правда, в биографии Агапкина мало сочиненной им музыки и много белых пятен. Да еще сохранилось неясное упоминание о том, что сочинитель, прежде чем издавать марш, отправился на консультацию за сотни верст не в Москву, Киев или Питер, а в Крым, к нотному издателю, капельмейстеру и владельцу издательства под названием «Бюро военной инструментовки “Богорад и К°”». Доработав там сочинение, Агапкин выпустил его в свет, но почему-то сначала не у Богорада, а в петербургском издательстве Циммермана.

Версия вторая: симферопольский издатель Богорад
Эта таинственная встреча дала основания для второй версии – симферопольской. Во-первых, потому что через этот город течет речка Славянка. Конечно, рек с таким

именем много – вот хоть в Павловске. Но в Симферополе на берегу Славянки был расквартирован полк, в котором и служил Яков Богорад. А во-вторых, говорят, что Богорад часто играл этот марш и называл его своим. Музыкант погиб во время фашистской оккупации и не оставил мемуаров, а его биография столь же темна, как и у Агапкина. Но после войны его родственница пыталась получить причитающиеся ей как наследнице гонорары.


Так рассказывает некогда жившая в

столице Крыма московская киносценаристка Ирина Румшицкая. Ее тогда еще не было на свете, но бабушка ее знакомой, разумеется, знала точно и рассказывала во всех подробностях. Да еще писательница Анастасия Цветаева как-то упомянула про «Яшку-флейтиста», и кто ж это может быть, как не Богорад! А если он вписал вместо себя Агапкина – так потому, что боялся антисемитизма. И вообще был мистификатором.

Песня подвыпивших рыбаков
Можно было поискать архивные документы и другие проверенные источники. Вместо этого сценаристка решила обсудить предположения в своем блоге. И сторонники симферопольской версии коллективно пришли к выводу, что марш написал Богорад – и основал его на еврейской музыке. Один из участников обсуждения так и пишет: марш представляет собой аранжировку и обработку хасидских мелодий (в том числе «Хад гадьи») из Пасхальной агады в том виде, в каком они были «популярны в Крыму среди еврейского и нееврейского населения, согласно рассказу Куприна “Гусеница”, который описывает эту мелодию как песню подвыпивших


Ваганьковское кладбище. Могила официального автора знаменитого “Прощания Славянки” с пятью тактами
из марша

балаклавских рыбаков в 1905 году». Правда, у Куприна мелодия не записана: он все-таки писатель, а не музыкант.

Под нигуны шагом марш!
Ирина Румшицкая подхватывает: «Богорад, недолго думая, использовал две старинные синагогальные мелодии из пасхальной агады, использованные… множеством композиторов, в частности – Бетховеном, произведения которого Богорад аранжировал. В сущности, Богорад лишь сопоставил вместе и сплел в некое единство две старинные ашкеназские музыкальные темы, оркестровал их, сменил традиционную синагогальную тональность ми бемоль минор на более устойчивую фа минор и характерный еврейский литургический размер, три восьмых, на парадный маршевый, две четверти. Так и получился марш “Прощание Славянки”» Сценаристка предлагает как доказательство запись «классического нигуна». Однако, пройдя по ссылке, мы слышим… современную обработку «Прощания славянки». И никакого нигуна! Впрочем, Ирина Румшицкая признает, что у нее нет музыкального образования.

Кто на чем стоял?
Но вот в переписку вступает музыкант, исследователь и исполнитель клезмерской музыки Дмитрий Слепович: «Военная тема очень часто обнаруживает себя в тематике клезмерских пьес. В одном из фрейлехсов Нафтуле Брандвейна содержится тема, интонационно близкая маршу “Прощание славянки” на музыку В. Агапкина». Кларнетист-клезмер Нафтуле Брандвейн около 1919 г. эмигрировал с Украины в США и написал эту мелодию в начале 20-х. Еще раз: в начале 20-х! То есть через годы после того, как появилось и стало популярным «Прощание славянки».
Так кто что и у кого позаимствовал? Увы, ответ Дмитрия Слеповича ясности не внес: «Что из чего возникло – марш из булгара или наоборот – это вопрос о курице и яйце». Музыканту-практику дальше разбираться неинтересно: есть «интонационная связь», и достаточно. Но крымчане уже заявили: «то, что Богорад является полноправным соавтором, – это достоверно и никем и нигде даже не обсуждается». А из Тамбова им в ответ выдают столь же аргументированно: «В целом марш написан с соблюдением всех традиций, в минорной тональности, что характерно для славянской души»…

Иногда марш – это просто марш
И тогда нам пришлось обратиться к петербургскому музыковеду и клезмеру Евгению Хаздану. Он считает, что у военных маршей – своя специфика, порожденная жесткими требованиями к форме, это весьма унифицированная музыка. И потому что бы ни предшествовало «Прощанию славянки», еврейского в марше ничего не осталось, ни единой зацепки. Это военная, а не национальная музыка. О нигуне не приходится говорить в любом случае, потому что это специфическая музыка, связанная с молитвой. Причем молитвой хасидской, а происходил ли Богорад из хасидов – неизвестно. Неизвестны сегодня и хасидские мелодии, которые хоть немного напоминали бы этот марш. Зато понятно, что «Хад Гадья» тут, что называется, «притянута за уши».

Да попрощайтесь с ней наконец!
А в Тамбове уже наметили целую программу «к 100-летию написания В. И. Агапкиным марша»: с концертами, конференциями, «всероссийским парадом» и фестивалем духовых оркестров – «звездных коллективов мировой величины», Национальным конкурсом молодых исполнителей на духовых инструментах… На юбилейном сайте «Прощание славянки» названо «маршем тысячелетия». А десять лет назад стало еще и гимном Тамбовской области.
С «почвенниками» из Тамбова можно ругаться до хрипоты – но с бесспорными доказательствами и фактами в руках. Сегодня их нет, и потому дискуссия грозит превратиться в бессмысленный скандал. Уже сегодня участники полемики о «Прощании славянки» не брезгуют публикацией антисемитских плакатов и не стесняются в выражениях, вплоть до нецензурных. Славное назревает торжество…

http://www.jeps.ru/modules.php?name=Content&pa=showpage&pid=2382

Текст и перевод песни Василий Агапкин

Прощание славянки — русский патриотический марш композитора и дирижёра Василия Ивановича Агапкина. Был написан Агапкиным под влиянием начала Первой Балканской войны (1912—1913).
Впервые был исполнен осенью 1912 года в Тамбове.

Мелодия марша сочетает в себе живительную веру в будущую победу и осознание горечи неминуемых потерь от грядущих сражений. В названии марша отражено одно из тяжелейших испытаний, которые возлагают все войны на женщин, — провожать своих мужчин на войну и верить в их возвращение.

Благодаря тому, что киевская фирма грамзаписи «Экстрафон» летом 1915 г. выпустила граммофонную пластинку с записью этого марша, он очень быстро набирал известность и популярность] в России. Под эту музыку уходили полки на фронты Первой мировой войны. Очень быстро мелодия марша получила и всемирную известность: её стали исполнять военные оркестры в Болгарии, Германии, Австрии, Норвегии, Румынии, Франции, Швеции, Югославии и в других странах.

Марш «Прощание славянки» оставался популярным и после октябрьской революции 1917 года, особенно в белом лагере.

Наступает минута прощания,

Ты глядишь мне тревожно в глаза,
И ловлю я родное дыхание,
А вдали уже дышит гроза.
Дрогнул воздух туманный и синий,
И тревога коснулась висков,
И зовет нас на подвиг Россия,
Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Не все из нас придут назад…
Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай…

Летят, летят года,
Уходят во мглу поезда,
А в них солдаты.
И в небе темном
Горит солдатская звезда.
А в них солдаты.
И в небе темном
Горит солдатская звезда.

Летят, летят года,
А песня ты с нами всегда:
Тебя мы помним,
И в небе темном
Горит солдатская звезда.
Тебя мы помним,

И в небе темном
Горит солдатская звезда.

Лес да степь, да в степи полустанки.
Свет вечерней и новой зари
Не забудь же прощанье Славянки,
Сокровенно в душе повтори!
Нет, не будет душа безучастна
Справедливости светят огни. ..
За любовь, за великое братство
Отдавали мы жизни свои.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай…

история, интересные факты, содержание, видео

Прощание славянки

 

Знаменитый узнаваемый марш, написанный более века назад, давно перестал быть только музыкальным произведением. Это символ со множеством значений, суть которых определяется историческим и культурным контекстом. «Прощание славянки» — вечно актуальная незабвенная классика. Чёткими линиями, простыми и от того гениальными гармониями песня подчеркивает могущество музыкального искусства, отрицающего законы времени.

Историю создания марша «Прощание славянки», а также интересные факты и содержание произведения читайте на нашей странице.

 

 

История создания

Произведение было написано в период Первой Балканской войны, в 1912 году, и предназначалось для исполнения духовым оркестром. Марш сочинил Василий Иванович Агапкин, человек, чья жизнь на протяжении долгого периода была тесно связана с войной и музыкой. Творчество этого композитора наглядно демонстрирует, каким выдающимся может оказаться переход деструктивной энергии в созидательное русло.

Василию Агапкину было 28 лет, когда он написал свой марш. На тот момент композитор служили в тамбовской кавалерии. Вдохновением к написанию музыки послужили личные наблюдения автора. С началом войны на Балканах Агапкин часто становился невольным свидетелем того, как женщины и девушки провожали своих мужей и братьев на фронт, и эти трогательные и бесконечно печальные моменты получили выражение в музыке. Готовое произведение первым увидел и оценил полковой капельмейстер. Он посоветовал Агапкину показать марш Якову Богораду. Знаменитый в ту пору композитор проживал в Крыму. Поездка на черноморское побережье оказалась плодотворной: Богорад придумал название маршу, помог оформить оркестровое сопровождение и посодействовал осуществлению первой публикации.

Марш «Прощание славянки» впервые прозвучал на торжественном военном параде в Тамбове. В 1915 году произведение стало доступно в записи, что поспособствовало росту его популярности в европейских странах. Воодушевляющий мотив волновал творческие умы: стали появляться различные варианты стихотворного содержания. Одно время «Прощание славянки» было больше известно как «Сибирский марш»: добровольцы Народной армии Сибири переписали стихи, адаптировав содержание под актуальную действительность Гражданской войны.

Не является секретом тот факт, что на войне музыка обретала значение живительного ресурса, она создавала, концентрировала и катализировала нечто нематериальное, но исключительно важное для сохранения моральной силы, стойкости — боевой дух. Марш «Прощание славянки» сопровождал участие Российской империи в Первой мировой войне, звучал рефреном при кровопролитных стычках белогвардейцев с отрядами Красной Армии, был на слуху во время Великой Отечественной войны и избежал забвения тогда, когда смолкли артиллерийские залпы, и перестали грохотать орудия. В 1911 году, будучи студентом Тамбовского музыкального училища, Василий Агапкин вряд ли мог предполагать, что явится создателем одного из выдающихся и самых известных произведений XX столетия, марша, которому суждено будет стать неотъемлемой частью интонационного кода целой нации.

Первоначально марш исполнялся без слов, звучала только музыка. Первый текст возник из-под пера молодых поэтов, добровольно ушедших на фронт после объявления начала войны 1914-1918 гг. Первая строчка звучала как «Вспоили вы нас и вскормили». Именно с таким текстом песня «Прощание славянки» пережила первый военный мировой конфликт и часть периода гражданских междоусобиц в России. Примерно в 1914-1915 годах появилась и альтернативная версия — «По неровным дорогам Галиции» — пронзительное прощание с Родиной из уст тех, кто уходит защищать родную землю и уже не надеется на возвращение.

В конце 60-х годов к маршу было создано ещё несколько текстовых вариаций. Самыми популярными в итоге оказались стихи А. Галича и А. Федотова. В первой половине 80-х гг песня «Прощание славянки» обрела новое вербальное содержание. Проникновенный текст Владимира Лазарева оказался не только необычайно лиричным, но и в историческом контексте эпохи возымел провокационный оттенок. Строчки «Овевает нас Божие Слово, мы на этой земле не одни» явно противоречили ярой атеистической морали советской идеологии, однако цензоры всё же проявили лояльность к творению автора. Лазарев при этом утверждал, что руководствовался принципами исторической достоверности. Он намеревался написать стихи, которые бы гармонично вписались в эпоху создания музыки. Рифмованные строки должны были обрести консонанс с культурой и настроениями 1912 года, когда существовала империя, когда, как в известном гимне, Бог хранил царя, а иконы в домах, как и кресты на теле, не приходилось прятать в страхе быть обвинённым в преступлении против государства. «Прощание славянки» на стихи Лазарева считается наиболее распространённым вариантом вокально-инструментального произведения.

Однако существует и более современный текст. Он написан в конце XX столетия А. Мингалёвым. Стихи воспевают величие России, подчеркивают единство моральных ориентиров (веры, добра, любви), но содержание всё же заметно отражает дух противоречивых 90-х годов, когда воздух был пропитан желанием перемен и нетерпимостью к власти.

 

 

Интересные факты

  • На обложке первого печатного издания песни «Прощание славянки» был изображён пейзаж: живописный вид Балканского полуострова. Это был лишь фон. Центральное место на иллюстрации занимало изображение девушки, провожающей солдата. Публикация марша сопровождалась красноречивым и лаконичным посвящением «славянским женщинам». Существует гипотеза, что прообразом покидавшего возлюбленную воина был сам Агапкин, а за силуэтом девушки «скрывался» портрет супруги композитора О. Матюниной.
  • Несколько лет песня «Прощание славянки» была официально запрещена на государственном уровне. Это связано с тем, что марш часто исполнялся сторонниками Белой Гвардии, потому приверженцы впоследствии завершившейся победой революции прикладывали массу усилий, чтобы в новообразованном СССР перестали звучать звуки марша, столь любимого врагами Красного Знамени. «Опала» прекратилась только в 1957 году, в период «оттепели». На экраны вышел фильм «Летят журавли», что знаменовало долгожданное возвращение любимой народом песни из тёмных закоулков вездесущего цензурного ига.
  • 7 ноября 1941 года на Красной площади состоялся парад, оркестром управлял сам В. Агапкин. Этот факт породил множество домыслов относительно того, звучал ли легендарный марш на том мероприятии. В записях, где были отмечены заявленные произведения, «Прощание славянки» не значится, что в некотором роде подтверждает логичное суждение о невозможности включения любимого белогвардейцами марша в репертуар советского оркестра. С другой стороны, существуют дневниковые записи В. Агапкина, в которых он описывает курьёзный случай, произошедший с ним во время того памятного парада. К моменту завершения выступления дирижёру необходимо было сойти с места, тем самым дав сигнал музыкантам об окончании игры. Однако в это мгновение Агапкин с растерянностью осознал, что не может пошевелить ногами: сапоги примёрзли к плацу, стоял сильный мороз. Любое движение руками оркестр воспринял бы как сигнал к продолжению работы. На помощь дирижёру пришёл капельмейстер. В заметках Агапкина нет точного указания на то, что музыканты исполняли именно «Прощание славянки», однако в некоторых источниках, в связи со значимым присутствием на параде автора знаменитого марша, фигурирует название произведения именно в этом контексте. Документально зафиксированных достоверных доказательств предположения нет.
  • В 1943 году «Прощание славянки» стала народным гимном отряда Сопротивления, сформированного из партизанского движения в Польше. Был написан новый текст на основе стихотворения Р. Шлензака «Расшумелись плачущие берёзы». Песня, повествующая о том, как девушка прощается с уходящими на войну, стала чрезвычайно популярна среди польских партизан.
  • Так сложилось исторически, что песня «Прощание славянки» всегда неизменно оказывалась сопряжена с событиями, связанными с расставанием, разлукой, проводами. Примерно с середины XX века она постоянно звучала на вокзалах, речных и морских пристанях, когда уходили поезда, и отчаливали пароходы. В некоторых регионах, в частности — в Поволжье, традиция сохранилась до сих пор.
  • В 2004 году в прокат вышел отечественный фильм «72 метра». Работа режиссёра Владимира Хотиненко, посвящённая трагедии на подводной лодке, изначально имела название «Прощание славянки», что совершенно очевидно «пересекалось» по смыслу с патриотическим настроением картины и отображало полную аналогию с названием фигурировавшего в кадрах военного судна.

 

Содержание песни «Прощание славянки»

Довольно простая, запоминающаяся мелодия — очередной немаловажный фактор, повлиявший развитие популярности песни «Прощание славянки». Основу припева составляют два взаимодополняющих мотива. Один — более экспрессивный, напевный и «раскатистый», второй — очерчен ритмическими долями, что формирует выразительный смысловой оттенок несгибаемости силы духа и стойкости.

«По неровным дорогам Галиции» — пожалуй, самый лаконичный текст песни, состоящий из двух куплетов и припева. В этой версии повествование идёт от лица тех, кому предстоит защищать родные рубежи. Припев — прощание с Родиной, персонализированное обращение к ней как к одушевлённому лицу.

В тексте В. Лазарева слушателей ожидает рассказ солдата, который расстаётся с любимой девушкой, глядит ей в глаза и предрекает бессрочную разлуку. Присутствует описание мрачных пейзажей олицетворяющих общее тревожное настроение. В припеве транслируется обращение к отчему краю. В лирике отражена надежда: имена павших в боях воинов не канут в небытие, а останутся в народной памяти, будут жить вечно.

Текст А. Мингалёва — признание в любви к Отчизне, народный клич, собирающий под знамёнами верных и преданных сынов Родины. Припев начинается знакомой многим фразой «И снова в поход», это торжественный, отчаянный и несокрушимый призыв к бою, это неизбежная жертвенность и единственная возможность сохранить свободу и независимость перед лицом врага.

Текст, начинающийся со слов «Вспоили вы нас и вскормили» — своеобразная благодарность Родине и выражение готовности беззаветно и преданно ей послужить в урочный час. В куплетах прослеживается акцент на преемственность поколений и необходимость почитать заветы дедов и отцов, в завершении — надежда на мирное небо над головой и лучшую жизнь для потомков.

 

Революция, смутные времена кровопролитной Гражданской войны, багряные страницы истории борьбы с фашизмом, долгожданный мир и построение новой жизни — марш «Прощание славянки» бессменным саундтреком сопровождал этапы истории и в каждом звучал по-иному, но с одинаковой гордостью и статью. Это легендарное произведение — музыкальное олицетворение преемственности поколений, чувства национального единства и патриотизма. Это прописанная нотами, воспроизведённая голосом и инструментами необходимость помнить своё прошлое, чтобы в верном ключе строить будущее без фатальных ошибок.

 

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:


Прощание славянки

Он всё сказал без слов.

Как автор марша «Прощание славянки» вошёл в историю | Люди | Общество

В этом году исполнится 100 лет с начала Первой мировой войны, на фронты которой наши прадеды уходили под марш «Прощание славянки». Под этот же марш в ноябре 1941 г. во время знаменитого парада на Красной площади наши деды шли на передовую – отстаивать Москву.

Примёрз к помосту

Русский патриотический марш «Прощание славянки» стал в нашей стране неофициальным гимном двух величайших войн, которые пережил и его автор – композитор Василий Агапкин. Фотографию с легендарного парада 1941 г. бережно хранит младшая дочь Агапкина – Аза Васильевна. «В день парада, 7 ноября, был страшный мороз, – рассказывает она «АиФ». – За свои 92 года жизни я больше не припомню таких холодов. Словно назло немцам. Папа на параде дирижировал сводным оркестром, в конце играли его марш «Прощание славянки». Настал момент, когда по Красной площади должны были пройти конница и танки. Папе надо было дать команду оркестру отойти к ГУМу, но он не смог открыть рта, потому что губы примёрзли друг к другу. Он попытался сойти с помоста, на котором дирижировал, и тоже не смог – сапоги примёрзли. Один из его подчинённых понял, в чём дело, и помог их отодрать».

Парад 1941 г. проходил, когда фашисты уже приблизились к окраинам Москвы. Ряд объектов столицы заминировали на случай прихода врага. И в этой обстановке прозвучал марш «Прощание славянки», под который четверть века до этого на фронт «За Веру, Царя и Отечество!» уходила царская армия. А Сталин с трибуны Мавзолея, обращаясь к красноармейцам, произнёс: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова

В марше «Прощание славянки», который одинаково любили как белые, так и красные, соединились две России. Соединились они и в судьбе самого композитора. Он родился 3 февраля 1884 г. на Рязанщине в деревне Шанчерово в крестьянской семье. После смерти жены отец маленького Василия подался в Астрахань, где работал грузчиком.

Когда отец умер, мальчику было 10 лет, выживал он благодаря подаяниям добрых людей. Однажды на улице Василий впервые услышал военный духовой оркестр. И с тех пор каждый день караулил музыкантов, чтобы вместе с ними шагать по городу. Круглый сирота стал для военного оркестра и «сыном полка», и талантливым учеником – у мальчика обнаружился идеальный музыкальный слух. К 14 годам он стал лучшим солистом-корнетистом (корнет – духовой инструмент. – Ред.) полка. Вся его жизнь была связана с военными оркестрами. Он служил на Кавказе – в Грозном и Тифлисе, а в 1910 г. осел в Тамбове, где был принят штаб-трубачом в 7-й запасной кавалерийский полк. Этот город сыграл в судьбе Агапкина важную роль. Здесь он встретил жену Ольгу и стал студентом музыкального училища. И здесь, в Тамбове, в 1912 г. он сочинил марш «Прощание славянки».

Редкая дореволюционная фотография юного Агапкина. Фото автора/Азы Агапкиной

Струны души

Это был год, когда началась первая Балканская война, в которой Россия не участвовала, но морально всецело поддер­живала православных братьев (сербов, греков, черногорцев и болгар), восставших против турецкого ига. Во всех концах Российской империи шёл сбор денег на поддержку семей убитых и раненых на Балканах, туда отправляли одежду, медикаменты, продукты. На волне всеобщей славянской солидарности у 28-летнего Василия Агапкина и рождается знаменитый марш «Прощание славянки». У Агапкина абсолютный слух был не только музыкальный. Он, крестьянин-самородок, сумел затронуть те струны русской души, которые отвечают в народном организме за главное – священную любовь к Родине, когда на смерть за Отечество идёшь с высоко поднятой головой, когда, как завещал Суворов, «сам погибай, а товарища выручай!» Марш сразу же стал популярным в Тамбове, а потом и во всей стране – большим тиражом вышли пластинки «Прощание славянки», а в 1914 г. русские женщины по всей стране провожали под звуки марша своих дорогих и близких на Первую мировую.

Во время Гражданской войны «Прощание славянки» играли как белые, так и красные, правда, каждая сторона сочинила для марша свои слова. Агапкин оказался на стороне красноармейцев, но оружие в руки не взял – остался музыкантом.

Слёзы Сталина

«Он был молчалив, часто что-то напевал себе под нос. Любил слушать, как поют птицы», – рассказывает об отце Аза Васильевна. В его жизни постоянно совмещалось, казалось бы, несовместимое. Он был руководителем оркестра в структурах ОГПУ (в дальнейшем эта организация превратилась в НКВД, потом – в КГБ), играл траурный марш на прощании с женой Сталина, Надеждой Аллилуевой, которое проходило в ГУМе. «Папа вспоминал, как в ГУМе видел слёзы Сталина, – говорит Аза Васильевна. – Он часто играл в Кремле, его приглашали почти на все торжест­ва, которые там проходили». И одновременно со своим оркест­ром выступал в московском саду «Эрмитаж», где исполнял вальсы и фокстроты, а заканчивал, по просьбам зрителей, всегда «Прощанием славянки». Он сочинил десятки вальсов и маршей, но «Прощание славянка» затмило их все.

Композитор с сыном Борисом, который ненадолго пережил отца и умер в расцвете лет. Фото автора

«Отец был скромным, даже стеснительным человеком. Непрактичным. Когда на Садовом кольце построили ведомственный дом, папе сказали: «Выбирай любую квартиру». Он выбрал маленькую, двухкомнатную, в то время как простые секретарши поселились в трёхкомнатных. Он был щедрым. Все в оркестре знали, что в случае нужды у него можно занять. И он никогда не запоминал своих должников», – вспоминает Аза Васильевна.

Агапкин стал профессиональным долгожителем, чем был обязан дисциплине: «До 50 лет папа во время застолья мог выпить, он курил, но, когда врачи обнаружили у него атеросклероз, он полностью перестал употреблять алкоголь, бросил курить».

На пенсию он вышел в 72 года. Нетрудно подсчитать, что Василий Агапкин был в строю 62 года – начав в 10 лет с ученика в военном оркестре дореволюционной России, он дослужился в СССР до звания полковника. Последние годы жил на даче в подмосковном Абрамцеве. И продолжал быть таким же молчаливым – всё, что мог, он сказал без слов. Недаром на памятнике на его могиле выбиты ноты – первые такты «Прощания славянки».

Парад на Красной площади 7 ноября 1941 г. Сводным оркестром руководит Василий Агапкин. Фото автора

Смотрите также:

Маршу “Прощание славянки” исполняется 100 лет — Российская газета

В 1912 году никому не известный штаб-трубач запасного полка Василий Агапкин написал марш “Прощание славянки”.

Сегодня этот марш называют шедевром мировой музыкальной культуры, а столетие написания отмечают и в России, и в славянских странах.

Шедевры из глубинки

“Прощание славянки” сверхсрочник Василий Агапкин написал в 28 лет. Но к тому времени, как это ни парадоксально звучит, он уже был старым солдатом и опытным музыкантом. В десять лет, потеряв родителей, ушел в армию. Воспитанник-корнетист оркестра резервного батальона служил в Астрахани. Затем – в полковых оркестрах в Махачкале, в Грозном и в Тифлисе – в пехоте, в драгунах и в кавалерии.

Все батальоны и полки, в которых он служил до написания “Прощания славянки”, были резервными, о боях музыкант знал лишь по воспоминаниям ветеранов. Даже Балканская война, собственно, которой штаб-трубач Агапкин и посвятил свой шедевр, полыхала очень далеко. Его полк в ту пору квартировал в провинциальном Тамбове. Но для гениев нет расстояний. А мелодичность, трогательная тональность и навсегда запоминающийся напев “Прощания славянки” быстро сделал марш популярным. Первоначально он был создан для военного духового оркестра и исполнялся без слов. Тексты написали позже. Сегодня без этого марша, как, скажем, и без вальса “На сопках Маньчжурии”, невозможно представить ту эпоху. Эти шедевры стали музыкальными символами XX века.

Сегодня “Прощание славянки” – в каком-то смысле еще и неофициальная музыкальная визитная карточка России. Поэтому вполне оправданно, что его столетию придан статус события общенационального масштаба. Юбилей отмечают и в Европе. Ну а родина марша, Тамбов, объявил его своим официальным гимном. С 11 по 15 июня в Тамбовской области пройдет фестиваль духовых оркестров имени Агапкина “Марш столетия”.

Хасиды против Бетховена

Как и все уникальное, марш Агапкина сопровождают мифы и легенды. Одни исследователи находят интонационную связь с увертюрами Бетховена, другие слышат в нем что-то от Чайковского. Некоторые музыковеды уверяют, что Агапкин взял за основу старую солдатскую песню времен русско-японской войны 1904-1905 годов. Наконец, есть люди, которые убеждены, что за основу взяты хасидские напевы.

Это что-то вроде истории с Михаилом Калашниковым и его автоматом. Всегда находятся “эксперты”, которые будут отрицать очевидное. На том лишь основании, что никому не известный человек, по их мнению, неспособен создать нечто, что обречено на мировую славу.

Обычный человек, может, и не создаст, а вот у гениев это, порой, получается.

А еще музыковеды отмечают парадокс: огромная популярность мелодии марша не соответствует личной популярности его автора. Марш знают все, Агапкина – увы.

– Он был скромным и честным человеком, никогда не просил ни чинов, ни наград, – вспоминает дочь автора марша Аза Васильевна Свердлова (Агапкина). – Мне уже почти 90 лет, и я всю жизнь сохраняла память о своем отце, военном дирижере и композиторе. Очень прошу включить “Прощание славянки” в Каталог объектов нематериального культурного наследия народов России.

…После революции Василий Иванович Агапкин служил капельмейстером войск ГПУ и ОГПУ, дирижером высшей школы НКВД, начальником образцового оркестра МГБ. “Прощание славянки” звучало на параде 7 ноября 1941 года на Красной площади, Агапкин тогда был главным военным дирижером сводного духового оркестра.

– А на параде Победы 24 июня 1945 года отец руководил группой барабанщиков, под дробь которых бросались фашистские штандарты под стены Мавзолея, – уточняет дочь. – В 1951 году по слуху моего папы были настроены Куранты Спасской башни Кремля.

Белое на красном

Как замечает Аза Васильевна, которой сегодня 90 лет, во время Первой мировой войны и Октябрьской революции марш пользовался огромной популярностью при проводах на фронты, среди белых и красных. Хотя напоминает: “Отец воевал на стороне красных”.

Не просто воевал – фактически стоял у истоков создания коммунистических революционных военных оркестров: в 1918-м добровольцем ушел в Красную Армию и организовал духовой оркестр в 1-м Красном гусарском полку.

Но поскольку текстов к маршу было написано очень много, то он получился универсальным. В зависимости от гражданской позиции автора слов, марш принимал ту или иную политическую окраску. По текстам можно изучать историю.

Вот слова, которые сегодня почти забыты:

“Приюты наук опустели,

Все студенты готовы в поход.

Так за Отчизну, к великой цели

Пусть каждый с верою идет”.

Это слова из “Песни студентов добровольческого батальона”, под нее уходили на фронт в 1914-1915 годах. Затем, в гражданскую, ее часто и охотно пели в Белой Добровольческой армии.

Или вот куда более знакомые слова:

“Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай,

прости-прощай. ..”

А теперь – самый известный текст. Вы только прочитаете первые строки, и в памяти зазвучит:

“И если в поход

Страна позовет

За край наш родной

Мы все пойдем в священный бой!

В священный бой!”

Умер полковник Агапкин в 1964 году, похоронен на Ваганьковском. На надгробии высечены ноты первых тактов “Прощания славянки”.

Кстати

Под “Прощание славянки” отправляются в рейс пассажирские теплоходы на Волге и более 10 фирменных и обычных поездов. И не только в России – все международные поезда с вокзалов Беларуси, а также поезда из Симферополя, Черновцов, Харькова и Киева в Москву отходят от перрона под трогательную мелодию марша Василия Агапкова.

шоу оркестров

В Пермь на парад

C первого по третье июня в Перми, в честь 100-летия марша, пройдет первый Международный фестиваль военных и духовых оркестров “Brass Band Festival” – Мировое шоу оркестров “BRASS SHOW”.

Выступят духовые оркестры из Шотландии, Нидерландов, Молдавии, Италии и России.

– Такие фестивали очень популярны в Европе, теперь и Пермь увидит этот великолепный праздник, – говорит организатор фестиваля Евгений Тверетинов. – Одновременно у нас пройдет и мексиканский шоу-карнавал.

Всего в Перми ждут 300 музыкантов. Собрать их вместе было непросто: гастроли оркестров расписаны на два – три года вперед. Но отметить столетие “Прощания славянки” согласились все.

Подготовил Константин Бахарев

Василий Агапкин (композитор) – Купить ноты и партитуры

Мы используем файлы cookie, чтобы наш веб-сайт работал, чтобы вам было удобнее, анализировать наш трафик и адаптировать наши коммуникации и маркетинг. Вы можете выбрать, какие из них принять, или принять все.

Помощь

Последние бестселлеры: Агапкин, Василий

  • Партитура и партии CBAND

    Ноты: 132 доллара. 50

  • Партитура и партии BR BAND

    Ноты: 91 доллар.75

  • Партитура и партии CBAND

    Ноты: 99 долларов. 25

  • Партитура и партии

    Ноты: 126 долларов.75

  • Набор деталей BR BAND

    Ноты: 37 долларов. 50

  • Полный счет BR BAND

    Ноты: 12 долларов.00

  • Партитура и партии CBAND

    Ноты: 90 долларов. 50

  • Прощание славянки


    Музыка В.Агапкин
    Выступает Д. Гарипова
    Эквиритмический перевод Эм Ростверг

    Наше расставание быстро приближается;
    Вы с тревогой смотрите мне в глаза.
    И я чувствую твое такое дорогое дыхание,
    Хотя буря уже не за горами.
    Тремор пробежал по синему туманному воздуху,
    И тревога коснулась наших висков,
    Это Россия на подвиг зовет,
    Итак, ветер дует, когда проходят полки.

    Прощай, родной край,
    Пожалуйста, помните нас.
    Прощай, милый взгляд,
    Не все из нас вернутся.

    Прощай, родной край,
    Пожалуйста, помните нас.
    Прощай, милый взгляд,
    Не все из нас вернутся.


    Этот марш не переставал звучать на перронах,

    Когда враг стоял у ворот.

    Этим маршем поезда увозили

    Наши отцы на машинах на фронт.

    Так легко взял Зимний дворец,

    И шел на покорение Берлина,

    Судьба всегда поднимала всю Россию

    На дорогах в тяжелое и неспокойное время.

    А если уйти

    Страна снова звонит

    За Родину

    Мы все пойдем на священную битву!

    А если уйти

    Страна снова звонит,

    Для Родины

    Мы все пойдем на священную битву!

    Священная битва!

    Поля пшеницы, развевающиеся на ветру,

    Моя родина идет вперед,

    Через все невзгоды,

    К вершинам счастья,

    Дорогой труда и мира.

    Через все невзгоды,

    К вершинам счастья,

    Дорогой труда и мира.

    А если уйти

    Страна снова звонит,

    Для Родины

    Мы все пойдем на священную битву!

    Священная битва!


    1912 – 2016

    2012 IMEC – Иллинойсская ассоциация музыкального образования

    Jazz Night Concert – пятница, 27 января 2012 г.

    Общегосударственный джазовый оркестр
    Скотт Касагранде, средняя школа Херси, Арлингтон-Хайтс, Иллинойс

    Программа будет выбрана из следующих выбор:
    Cottontail – Duke Ellington / Baylock
    Jody Grind – Horace Silver / Clayton
    Dat Dere – Bobby Timmons / Morales
    Happy Go Lucky Local – Duke Ellington
    – John Coltrane Impressions
    Lament – JJ Johnson / Tomaro
    Flight of the Foo Birds – Neal Hefti
    With Gratitude – Christopher Madsen

    Honors Vocal Jazz Ensemble
    Питер Элдридж, New York Voices
    , аккомпаниатор – Дэниел Сольберг, Адам Каннинг Шон Макдональд

    Колыбельная Birdland – Джордж Ширинг / аранжировка. Пэрис Резерфорд
    Возвращайся домой – Питер Элдридж
    Спой песню песен – Кенни Гарретт / аранж. Керри Марш
    Мир держит вас Ожидание – New York Voices
    All Blues – Майлз Дэвис / обр. Дармон Мидер

    Honors Jazz Combo
    Рик Хейдон, Университет Южного Иллинойса, Эдвардсвилл, Иллинойс

    Джоди Гринд – Гораций Сильвер
    Насколько глубок океан – Ирвинг Берлин
    Гавиота – Клэр Фишер Дэнс
    – Brett Stamps
    Dexterity – Charlie Parker
    Cookin ‘at the Continental – Horace Silver

    Honors Jazz Band
    Wycliffe Gordon, New York, NY

    The Woogie – Wycliffe Gordon – Wycliffe Gordon Джордж Гершвин / обр.Wycliffe Gordon
    Dealin ‘With – Wycliffe Gordon
    Grease Bucket – Wycliffe Gordon
    Mood Indigo – Duke Ellington / arr. Виклифф Гордон


    Общегосударственный концерт – суббота, 28 января 2012 г.

    Государственный оркестр
    Рэндал Свиггам, Симфонический оркестр Элгина, Элгин, Иллинойс

    Увертюра (из “Мейстерзингера фон Нурберг”) – Рихард Вагнер
    Интермеццо (из оперы Манон Леско) – Джакомо Пуччини
    Увертюра (из Вестсайдской истории) – Леонард Бернстайн

    Общегосударственный хор
    Карил Карлсон, Университет штата Иллинойс, Нормальный, Иллинойс
    Аккомпаниатор – Констанс Лида, Lyons Township High School, LaGrange, IL

    Заставим наш сад расти – Леонард Бернстайн / обр.Страница
    Мальчик, который поднялся на ноги, чтобы летать – Джошуа Шанк
    Erschallet, ihr Lieder – J.S. Бах
    Lasciate Mi Morire – Монтеверди / под ред. GUMI
    The Singing Place – Джоан Шимко
    O Sacrum Convivium – Дэвид Чайлдс

    Общегосударственный оркестр
    Ричард Фишер, Университет Конкордия, Чикаго, Иллинойс

    Alleluia! Laudamus Te – Альфред Рид
    Славянское прощание – Василий Иванович Агапкин / обр. Джон Буржуа
    На гимн Лоуэлла Мейсона – Дэвид Холсингер
    Симфонический танец № 3 – Клифтон Уильямс

    Гранд-финал, Объединенные общегосударственные организации
    Иллинойс – Арчибальд Джонстон / обр. Эндрю Бойсен младший


    Концерт с отличием – суббота, 28 января 2012 г.

    Оркестр с отличием
    Джеймс Ламбрехт, Колледж Августана, Рок-Айленд, Иллинойс,

    Fanfares – Дэвид Холсингер
    Chant Funeraire – Габриэль Фор / пер.Майрон Мосс
    Вальс № 2 – Дмитрий Шостакович / пер. Джеймс Керноу
    Scootin ‘on Hardrock – Дэвид Холсингер
    Honey Boys on Parade – Эдвард Куперо / под ред. John Bougeois

    Honors Chorus
    Pearl Shangkuan, Calvin College, Grand Rapids, MI

    Heilig – Felix Mendelssohn
    Dravidian Dithyramb – Victor Paranjoti
    El Vito
    – Mac Wilorberg Франц Йозеф Гайдн / обр.

    Leave a comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *