Пимиентские блинчики о генри: Пимиентские блинчики | Библиотека СЕРАНН

Пимиентские блинчики | Библиотека СЕРАНН

Когда мы сгоняли гурт скота с тавром «Треугольник-О» в долине Фрио, торчащий сук сухого мескита зацепился за мое деревянное стремя, я вывихнул себе ногу и неделю провалялся в лагере.

На третий день моего вынужденного безделья я выполз к фургону с провизией и беспомощно растянулся под разговорным обстрелом Джедсона Одома, лагерного повара. Джед был рожден для монологов, но судьба, как всегда, ошиблась, навязав ему профессию, в которой он большую часть времени был лишен аудитории.

Таким образом, я был манной небесной в пустыне вынужденного молчания Джеда.

Своевременно во мне заговорило естественное для больного желание поесть чего-нибудь такого, что не входило в опись нашего пайка. Меня посетили видения матушкиного буфета, «что сладостны, как первая любовь, источник горьких сожалений», и я спросил:

— Джед, ты умеешь печь блинчики?

Джед отложил свой шестизарядный револьвер, которым собирался постучать антилопью отбивную, и встал надо мною, как мне показалось, в угрожающей позе. Впечатление его враждебности еще более усилилось, когда он устремил на меня холодный и подозрительный взгляд своих блестящих голубых глаз.

— Слушай, ты, — сказал он с явным, хотя и сдержанным гневом. — Ты издеваешься или серьезно? Кто-нибудь из ребят рассказывал тебе про этот подвох с блинчиками?

— Что ты, Джед, я серьезно, я бы, кажется, променял свою лошадь и седло на горку масленых поджаристых блинчиков с горшочком свежей новоорлеанской патоки. А разве была какая-нибудь история с блинчиками?

Джед сразу смягчился, увидев, что я говорю без намеков. Он притащил из фургона какие-то таинственные мешочки и жестяные баночки и сложил их в тени куста, под которым я примостился. Я следил, как он начал не спеша расставлять их и развязывать многочисленные веревочки.

— Нет, не история, — сказал Джед, продолжая свое дело, — просто логическое несоответствие между мной, красноглазым овчаром из лощины Шелудивого Осла и мисс Уиллелой Лирайт. Что ж, я, пожалуй, расскажу тебе.

Я пас тогда скот у старика Билла Туми на Сан-Мигуэле. Однажды мне страсть как захотелось пожевать какой-нибудь такой консервированной кормежки, которая никогда не мычала, не блеяла, не хрюкала и не отмеривалась гарнцами. Ну я вскакиваю на свою малышку и лечу в лавку дядюшки Эмсли Телфэра у Пимиентской переправы через Нуэсес.

Около трех пополудни я накинул поводья на сук мескита и пешком прошел последние двадцать шагов до лавки дядюшки Эмсли. Я вскочил на прилавок и объявил ему, что, по всем приметам, мировому урожаю фруктов грозит гибель. Через минуту я имел мешок сухарей, ложку с длинной ручкой и по открытой банке абрикосов, ананасов, вишен и сливы, а рядом трудился дядюшка Эмсли, вырубая топориком желтые крышки. Я чувствовал себя, как Адам до скандала с яблоком, вонзал шпоры в прилавок и орудовал своей двадцатичетырехдюймовой ложкой, как вдруг посмотрел случайно в окно на двор дома дядюшки Эмсли, находившегося рядом с лавкой.

Там стояла девушка, неизвестная девушка в полном снаряжении; она вертела в руках крокетный молоток и изучала мой способ поощрения фруктово-консервной промышленности.

Я скатился с прилавка и сунул лопату дядюшке Эмсли.

— Это моя племянница, — сказал он. — Мисс Уиллела Лирайт, приехала погостить из Палестины. *1 — Хочешь, я тебя познакомлю?

«Из Святой Земли, — сказал я себе, и мои мысли сбились в кучу, как овцы, когда их загоняешь в корраль. — А почему нет? Ведь были же ангелы в Палес…»

— Конечно, дядюшка Эмсли, — сказал я вслух, — мне было бы страшно приятно познакомиться с мисс Лирайт.

Тогда дядюшка Эмсли вывел меня во двор и представил нас друг другу.

Я никогда не был робок с женщинами. Я никогда не мог понять, почему это некоторые мужчины, способные в два счета укротить мустанга и побриться в темноте, становятся вдруг паралитиками и черт знает как потеют и заикаются, завидев кусок миткаля, обернутый вокруг того, вокруг чего ему полагается быть обернутым. Через восемь минут я и мисс Уиллела дружно гоняли крокетные шары, будто двоюродные брат и сестра. Она съязвила насчет количества уничтоженных мною фруктовых консервов, а я, не очень смущаясь, дал сдачи, напомнив как некая особа, по имени Ева, устроила сцену из-за фруктов на первом свободном пастбище…

— Кажется, в Палестине, не правда ли?» — говорю я этак легко и спокойно, словно заарканиваю однолетку.

Таким вот манером я сразу расположил к себе мисс Уиллелу Лирайт, и чем дальше, тем наша дружба становилась крепче. Она проживала на Пимиентской переправе ради поправления здоровья, очень хорошего, и ради климата, который был здесь жарче на сорок процентов, чем в Палестине.

Сначала я наезжал повидать ее раз в неделю, а потом рассчитал, что если я удвою число поездок, то буду видеться с ней вдвое чаще.

Как-то на одной неделе я выкроил время для третьей поездки. Вот тут-то и втесались в игру блинчики и красноглазый овчар.

Сидя в тот вечер на прилавке, с персиком и двумя сливами во рту, я спросил дядюшку Эмсли, что поделывает мисс Уиллела.

— А она, — говорит дядюшка Эмсли, — поехала покататься с Джексоном Птицей, овцеводом из лощины Шелудивого Осла.

Я проглотил персиковую косточку и две сливовых. Наверное, кто-нибудь держал прилавок под уздцы, когда я слезал. А потом я вышел и направился по прямой, пока не уперся в мескит, где был привязан мой чалый.

— Она поехала кататься, — прошептал я в ухо своей малышке, — с Птицсоном Джеком, Шелудивым Ослом из Овцеводной лощины, понимаешь ты это, друг с копытами?

Мой чалый заплакал на свой манер. Это был ковбойский конь, и он не любил овцеводов.

Я вернулся и спросил дядюшку Эмсли: «Так ты сказал — с овцеводом?»

— Я сказал — с овцеводом, — повторил дядюшка Эмсли. — Ты, верно, слышал о Джексоне Птице. У него восемь участков пастбища и четыре тысячи голов лучших мериносов к югу от северного полюса.

Я вышел, сел на землю в тени лавки и прислонился к кактусу. Безрассудными руками я сыпал за голенища песок и произносил монологи по поводу птицы из породы Джексонов.

За свою жизнь я не изувечил ни одного овцевода и не считал это необходимым. Как-то я повстречал одного, он ехал верхом и читал латинскую грамматику, — так я его пальцем не тронул. Овцеводы никогда особенно не раздражали меня, не то что других ковбоев. Очень мне нужно уродовать и калечить плюгавцев, которые едят за столом, носят штиблеты и говорят с тобою на всякие темы. Пройдешь, бывало, мимо и поглядишь, как на кролика, еще скажешь что-нибудь приятное и потолкуешь насчет погоды, но, конечно, никаких распивочных и навынос не было. Вообще я не считал нужным с ними связываться. Так вот потому, что по доброте своей я давал им дышать, один такой разъезжает теперь с мисс Уиллелой Лирайт.

За час до заката они прискакали обратно и остановились у ворот дядюшки Эмсли. Овечья особа помогла Уиллеле слезть, и некоторое время они постояли, перебрасываясь игривыми и хитроумными фразами. А потом окрыленный Джексон взлетает в седло, приподнимает шляпу-кастрюльку и трусит в направлении своего бараньего ранчо. К тому времени я вытряхнул песок из сапог и отщепился от кактуса. Он не отъехал и полмили от Пимиенты, когда я поравнялся с ним на моем чалом.

Я назвал этого овчара красноглазым, но это не верно. Его зрительное приспособление было довольно серым, но ресницы были красные, а волосы рыжие, оттого он и казался красноглазым. Овцевод?.. Куда к черту, в лучшем случае ягнятник, козявка какая-то, с желтым шелковым платком вокруг шеи и в башмаках с бантиками.

— Привет! — сказал я ему. — Вы сейчас едете с всадником, которого называют Джедсон Верная Смерть за приемы его стрельбы. Когда я хочу представиться незнакомому человеку, я всегда представляюсь ему до выстрела, потому что терпеть не могу пожимать руку покойнику.

— Вот как! — говорит он совершенно спокойно. — Рад познакомиться с вами, мистер Джедсон. Я Джексон Птица с ранчо Шелудивого Осла.

Как раз в эту минуту один мой глаз увидел куропатку, скачущую по холму с молодым тарантулом в клюве, а другой глаз заметил ястреба, сидевшего на сухом суку вяза. Я хлопнул их для пущей важности одну за другим из своего сорокапятикалиберного.

— Две из трех, — говорю я. — Птицы, должен вам заявить, так и садятся на мои пули.

— Чистая стрельба, — говорит овцевод, не моргнув глазом. — Скажите, а вам не случалось промахнуться на третьем выстреле? Хороший дождик выпал на прошлой неделе, мистер Джедсон, теперь трава так и пойдет.

— Чижик, — говорю я, подъезжая вплотную к его фасонной лошади, — ваши ослепленные родители наделили вас именем Джексон, но вы определенно выродились в чирикающую птицу.

Давайте бросим эти самые анализы дождичка и стихий и поговорим о том, что не входит в словарь попугаев. Вы завели дурную привычку кататься с молодыми девицами из Пимиенты. Я знавал пташек, — говорю я, — которых поджаривали за меньшие проступки. Мисс Уиллела, — говорю я, — совсем не нуждается в гнезде, свитом из овечьей шерсти пичужкой из породы Джексонов. Так вот, намерены ли вы прекратить эти штучки, или желаете галопом наскочить на мою кличку «Верная Смерть», в которой два слова и указание по меньшей мере на одну похоронную процессию?

Джексон Птица слегка покраснел, а потом засмеялся.

— Ах, мистер Джедсон, — говорит он, — вы заблуждаетесь. Я заезжал несколько раз к мисс Лирайт, но не с той целью, как вы думаете. Мой объект чисто гастрономического свойства.

Я потянулся за револьвером.

— Всякий койот, — говорю я, — который осмелится непочтительно…

— Подождите минутку, — говорит эта пташка, — дайте объяснить. К чему мне жена? Посмотрели бы вы на мое ранчо. Я сам себе стряпаю и штопаю. Еда — вот единственное удовольствие, извлекаемое мной из разведения овец. Мистер Джедсон, вы пробовали когда-нибудь блинчики, которые печет мисс Лирайт?

— Я? Нет, — говорю, — я и не знал, что она занимается кулинарными манипуляциями.

— Это же золотые созвездия, — говорит он, — подрумяненные на амброзийном огне Эпикура. Я бы отдал два года жизни за рецепт приготовления этих блинчиков. Вот зачем я ездил к мисс Лирайт, — говорит Джексон Птица, — но мне не удалось узнать его. Это старинный рецепт, он сохраняется в семье уже семьдесят пять лет. Он передается из поколения в поколение, и посторонним его не сообщают. Если бы я мог достать этот рецепт, я пек бы сам себе блинчики на ранчо и был бы счастливым человеком, — говорит Птица.

— Вы уверены, — говорю я ему, — что вы гоняетесь не за ручкой, которая месит блинчики?

— Уверен, — говорит Джексон, — Мисс Лирайт совершенно очаровательная девушка, но, повторяю, мои намерения не выходят за пределы гастро… — Тут он увидел, что моя рука скользнула к кобуре, и изменил выражение: — За пределы желания достать этот рецепт, — заключил он.

— Не такой уж вы плохой человечишко, — говорю я, стараясь быть вежливым. — Я задумал было сделать ваших овец сиротами, но на этот раз позволю вам улететь. Но помните: приставайте к блинчикам, да покрепче, как средний блин к горке, и не вздумайте смешать подливку с сантиментами, не то у вас на ранчо будет пение, а вы его не услышите.

— Чтобы убедить вас в своей искренности, — говорит овцевод, — я прошу вас помочь мне. Мисс Лирайт и вы большие друзья, и, может быть, она сделает для вас то, чего не сделала для меня. Если вы достанете мне этот рецепт, то даю вам слово, я никогда к ней больше не поеду.

— Вот это по-честному, — сказал я и пожал руку Джексона Птицы. — Я рад услужить и сделаю, все, что смогу.

Он повернул к большой заросли кактусов на Пьедре, в направлении Шелудивого Осла, а я взял курс на северо-запад, к ранчо старика Билла Туми.

Только пять дней спустя мне удалось снова заехать на Пимиенту. Мы с мисс Уиллелой очень мило провели вечерок у дядюшки Эмсли. Она спела кое-что и порядочно потерзала пианино цитатами из опер. А я изображал гремучую змею и рассказал ей о новом способе обдирать коров, придуманном Снэки Мак-Фи, и о том, как я однажды ездил в Сент-Луис. Наше взаимное расположение крепло вовсю. И вот, я думаю, если теперь мне удастся убедить Джексона Птицу совершить перелет, дело в шляпе. Тут я вспоминаю его обещание насчет рецепта блинчиков и решаю выведать его у мисс Уиллелы и сообщить ему. И уж тогда, если я снова поймаю здесь птичку из Шелудивого Осла, я ей подрежу крылышки.

И вот часов около десяти я набрасываю на лицо льстивую улыбку и говорю мисс Уиллеле:

— Знаете, если мне что-нибудь и нравится больше вида рыжего быка на зеленой траве, так это вкус хорошего горячего блинчика с паточной смазкой.

Мисс Уиллела слегка подпрыгнула на фортепианной табуретке и странно на меня посмотрела.

— Да, — говорит она, — это действительно вкусно. Как вы сказали, называется эта улица в Сент-Луисе, мистер Одом, где вы потеряли шляпу?

— Блинчиковая улица, — говорю я, подмигнув, чтобы показать, что мне, мол, известно о фамильном рецепте и меня не проведешь. — Чего уж там, мисс Уиллела, — говорю, — рассказывайте, как вы их делаете. Блинчики так и вертятся у меня в голове, как фургонные колеса. Да ну же… фунт крупчатки, восемь дюжин яиц и так далее. Что там значится в каталоге ингредиентов?

— Извините меня, я на минуточку, — говорит мисс Уиллела, окидывает меня боковым взглядом и соскальзывает с табуретки. Она рысью выбежала в другую комнату, и вслед за тем оттуда выходят ко мне дядюшка Эмсли в своей жилетке и с кувшином воды. Он поворачивается к столу за стаканом, и я вижу в его заднем кармане многозарядку.

«Ну и ну! — думаю я. — Эта семейка, видно, здорово дорожит своими кулинарными рецептами, коли защищает их с оружием. Я знавал семьи, так они не стали бы к нему прибегать даже при фамильной вражде».

— Выпей-ка вот это, — говорит дядюшка Эмсли, протягивая мне стакан воды. — Ты слишком много ездил сегодня верхом. Джед, и все по солнцу. Попытайся думать о чем-нибудь другом.

— Ты знаешь, как печь блинчики, дядя Эмсли? — спросил я.

— Ну, я не ахти как осведомлен в их анатомии, — говорит дядюшка Эмсли, — но мне кажется, надо взять побольше сковородок, немного теста, соды и кукурузной муки и смешать все это, как водится, с яйцами и сывороткой. А что, Джед, старик Билл опять собирается по весне гнать скот в Канзас-Сити?

Только эту блинчиковую спецификацию мне и удалось получить в тот вечер. Не удивительно, что Джексон Птица осекся на этом деле. Одним словом, я бросил эту тему и немного поговорил с дядюшкой Эмсли о скоте и циклонах. А потом вошла мисс Уиллела и сказала: «Спокойной ночи», и я помчался к себе на ранчо.

Неделю спустя я встретил Джексона Птицу, когда он уезжал от дядюшки Эмсли, а я направлялся к нему. Мы остановились на дороге и перекинулись пустяковыми замечаниями.

— Что, еще не достали список деталей для ваших румянчиков? — спросил я его.

— Представьте, нет, — говорит Джексон, — и, по всей видимости, у меня ничего не выйдет. А вы пыталась?

— Пытался, — говорю я, — да это все равно, что выманивать из норы луговую собачку ореховой скорлупой. Этот блинчиковый рецепт — талисман какой-то, судя по тому, как они за него держатся.

— Я почти готов отступиться, — говорит Джексон с таким отчаянием в голосе, что я почувствовал к нему жалость. — Но мне страшно хочется знать, как печь эти блинчики, чтобы лакомиться ими на моем одиноком ранчо. Я не сплю по ночам, все думаю, какие они замечательные.

— Продолжайте добиваться, — говорю я ему, — и я тоже буду. В конце концов кто-нибудь из нас да накинет аркан ему на рога. Ну, до свидания, Джекси.

Сам видишь, что в это время мы были в наимирнейших отношениях. Когда я убедился, что он не гоняется за мисс Уиллелой, я с большим терпением созерцал этого рыжего заморыша. Желая удовлетворить запросы его аппетита, я по-прежнему пытался выманить у мисс Уиллелы заветный рецепт. Но стояло мне сказать слово «блинчики», как в ее глазах появлялся оттенок туманности и беспокойства и она старалась переменить тему. Если же я на нее наседал, она выскальзывала из комнаты и высылала ко мне дядюшку Эмсли с кувшином воды и карманной гаубицей.

Однажды я прискакал к лавочке с большущим букетом голубой вербены, — я набрал его в стаде диких цветов, которое паслось на лугу Отравленной Собаки. Дядюшка Эмсли посмотрел на букет прищурясь и говорит:

— Не слыхал новость?

— Скот вздорожал?

— Уиллела и Джексон Птица повенчались вчера в Палестине, — говорит он. — Сегодня утром получил письмо.

Я уронил цветы в бочонок с сухарями и выждал, пока новость, отзвенев в моих ушах и скользнув к верхнему левому карману рубашки, не ударила мне, наконец, в ноги.

— Не можешь ли ты повторить еще раз, дядюшка Эмсли, — говорю я, — может быть, слух изменил мне и ты лишь сказал, что первоклассные телки идут по четыре восемьдесят за голову или что-нибудь в этом роде?

— Повенчались вчера, — говорит дядюшка Эмсли, — и отправились в свадебное путешествие в Вако и на Ниагарский водопад. Неужели ты все время ничего не замечал? Джексон Птица ухаживал за Уиллелой с того самого дня, как он пригласил ее покататься.

— С того самого дня! — завопил я. — Какого же черта он болтал мне про блинчики? Объясни ты мне…

Когда я сказал «блинчики», дядюшка Эмсли подскочил и попятился.

— Кто-то меня разыграл с этими блинчиками, — говорю я, — и я дознаюсь. Тебе-то все наверное все известно. Выкладывай, или я, не сходя, с места, замешу из тебя оладьи.

Я перемахнул через прилавок к дядюшке Эмсли. Он схватился за кобуру, но его пулемет был в ящике и он не дотянулся до него на два дюйма. Я ухватил его за ворот рубахи и толкнул в угол.

— Рассказывай про блинчики, — говорю я, — или сам превратишься в блинчик. Мисс Уиллела печет их?

— В жизни ни одного не испекла, а я так их вовсе не видел, — убедительно говорит дядюшка Эмсли. — Ну успокойся, Джед, успокойся. Ты разволновался, и рана в голове затемняет твой рассудок, старайся не думать о блинчиках.

— Дядюшка Эмсли, — говорю я, — я не ранен в голову, но я, видно, растерял свои природные мыслительные способности. Джексон Птица сказал мне, что он навещает мисс Уиллелу, чтобы выведать ее способ приготовления блинчиков, и просил меня помочь ему достать список ингредиентов. Я помог, и результат налицо. Что он сделал, этот красноглазый овчар, накормил меня беленой, что ли?

— Отпусти-ка мой воротник, — говорят дядюшка Эмсли, — и я расскажу тебе. Да, похоже на то, что Джексон Птица малость тебя одурачил. На следующий день после катания с Уиллелой он снова приехал и сказал нам, чтобы мы остерегались тебя, если ты вдруг заговоришь о блинчиках. Он сказал, что однажды у вас в лагере пекли блинчики и кто-то из ребят треснул тебя по башке сковородкой. И после этого, мол, стоит тебе разгорячиться или взволноваться, рана начинает тебя беспокоить и ты становишься вроде как сумасшедшим и бредишь блинчиками. Он сказал, что нужно только отвлечь твои мысли и успокоить тебя, и ты не опасен. Ну вот, мы с Уиллелой и старались как могли. Н-да, говорит дядюшка Эмсли, — таких овцеводов, как этот Джексон Птица, не часто встретишь.

Рассказывая свою историю, Джед не спеша, но ловко смешивал соответствующие порции из своих мешочков и баночек. К концу рассказа он поставил передо мной готовый продукт — пару румяных и пышных блинчиков на оловянной тарелке. Из какого-то секретного хранилища он извлек в придачу кусок превосходного масла и бутылку золотистого сиропа.

— А давно это было? — спросил я его.

— Три года прошло, — сказал Джед. — Они живут теперь на ранчо Шелудивого Осла. Но я ни его, ни ее с тех пор не видал. Говорят, что Джексон Птица украшал свою ферму качалками и гардинами все время, пока морочил мне голову этими блинчиками. Ну, я погоревал да и бросил. Но ребята до сих пор надо мной смеются.

— А эти блинчики ты делал по знаменитому рецепту? — спросил я.

— Я же тебе говорю, что никакого рецепта не было, — сказал Джед. — Ребята все кричали о блинчиках, пока сами на них не помешались, и я вырезал этот рецепт из газеты. Как на вкус?

— Чудесно, — ответил я. — Отчего ты сам не попробуешь, Джед?

Мне послышался вздох.

— Я? — спросил Джед. — Я их в рот не беру. -------------------------------------------------------------

Пимиентские блинчики - О. Генри (стр. 1)

While we were rounding up a bunch of the Triangle-O cattle in the Frio bottoms a projecting branch of a dead mesquite caught my wooden stirrup and gave my ankle a wrench that laid me up in camp for a week.

Когда мы сгоняли гурт скота с тавром
«Треугольник-О» в долине Фрио, торчащий сук сухого мескита зацепился за мое деревянное стремя, я вывихнул себе ногу и неделю провалялся в лагере.

On the third day of my compulsory idleness I crawled out near the grub wagon, and reclined helpless under the conversational fire of Judson Odom, the camp cook.

На третий день моего вынужденного безделья я выполз к фургону с провизией и беспомощно растянулся под разговорным обстрелом Джедсона Одома, лагерного повара Джед был рожден для монологов, но судьба, как всегда, ошиблась, навязав ему профессию, в которой он большую часть времени был лишен аудитории.

Jud was a monologist by nature, whom Destiny, with customary blundering, had set in a profession wherein he was bereaved, for the greater portion of his time, of an audience.

Таким образом, я был манной небесной в пустыне вынужденного молчания Джеда.

Therefore, I was manna in the desert of Jud's obmutescence.
Betimes I was stirred by invalid longings for something to eat that did not come under the caption of "grub."

Своевременно во мне заговорило естественное для больного желание поесть чего- нибудь такого, что не входило в опись нашего пайка.

I had visions of the maternal pantry "deep as first love, and wild with all regret," and then I asked:

Меня посетили видения матушкиного буфета, «что сладостны, как первая любовь, источник горьких сожалений», и я спросил.

"Jud, can you make pancakes?"

— Джед, ты умеешь печь блинчики?

Jud laid down his six-shooter, with which he was preparing to pound an antelope steak, and stood over me in what I felt to be a menacing attitude.

Джед отложил свой шестизарядный револьвер, которым собирался постучать антилопью отбивную, и встал надо мною, как мне показалось, в угрожающей позе.

He further endorsed my impression that his pose was resentful by fixing upon me with his light blue eyes a look of cold suspicion.

Впечатление его враждебности еще более усилилось, когда он устремил на меня холодный и подозрительный взгляд своих блестящих голубых глаз.

"Say, you," he said, with candid, though not excessive, choler, "did you mean that straight, or was you trying to throw the gaff into me?

— Слушай, ты, — сказал он с явным, хотя и сдержанным гневом.
— Ты издеваешься или серьезно?

Some of the boys been telling you about me and that pancake racket?"

Кто-нибудь из ребят рассказывал тебе про этот подвох с блинчиками?

"No, Jud," I said, sincerely,
"I meant it.
It seems to me I'd swap my pony and saddle for a stack of buttered brown pancakes with some first crop, open kettle, New Orleans sweetening.

— Что ты, Джед, я серьезно, я бы, кажется, променял свою лошадь и седло на горку масленых поджаристых блинчиков с горшочком свежей новоорлеанской патоки.

Was there a story about pancakes?"

А разве была какая-нибудь история и блинчиками?

Jud was mollified at once when he saw that I had not been dealing in allusions.

Джед сразу смягчился, увидев, что я говорю без намеков.

He brought some mysterious bags and tin boxes from the grub wagon and set them in the shade of the hackberry where I lay reclined.

Он притащил из фургона какие-то таинственные мешочки и жестяные баночки и сложил их в тени куста, под которым я примостился.

I watched him as he began to arrange them leisurely and untie their many strings.

Я следил, как он начал не спеша расставлять их и развязывать многочисленные веревочки.

"No, not a story," said Jud, as he worked, "but just the logical disclosures in the case of me and that pink-eyed snoozer from Mired Mule Cañada and Miss Willella Learight.

— Нет, не история, — сказал Джед, продолжав свое дело, — просто логическое несоответствие между мной, красноглазым овчаром из лощины Шелудивого Осла и мисс Уиллелой Лирайт.

Пимиентские блинчики или рецепт, которого не было

Сборник рассказов О'Генри «Сердце Запада» искрится юмором ковбойских баек и легенд американского Среднего запада. Жемчужиной сборника является история о том, как ковбой и овцевод пытались завоевать сердце одной девушки. Овцевод оказался хитрее и внушил сопернику мысль, что девушка его не интересует, а всего-то нужен семейный рецепт необыкновенно вкусных блинчиков. А вот, о том, что овцевод рассказал семье девушки, я умолчу. Кто читал – знает, а кто нет – читайте, иначе будет не интересно:). Чудесный вышел розыгрыш с этими блинчиками.
Ясно одно – никакого секретного рецепта блинчиков нет, а если и есть, то делались они на сыворотке. Ах, как я согласна с О'Генри - блинчики на сыворотке самые вкусные. Скажем так, на молоке у блинчиков есть легкий омлетный привкус, а на сыворотке – легкий творожный. И это все, что мы знаем о мифических пимиентских блинчиках. Ну что ж, придется выдумывать рецепт, которого не могло быть в лагере ковбоев :).

Эклектичненькое что-нибудь. Наиболее невероятным, мне представился рецепт украинско-японских блинчиков. Блинчики понятие космополитичное и межнациональное. Маковая начинка характерна для украинской кухни. А подача блинчиков будет в японском стиле :). Я думаю, ковбои Среднего запада такое, и, во сне, представить себе не могли.
Необходимо
для теста
250 г муки
2 яйца
0,5 литра сыворотки (ну если уж никак не осмелитесь, берите привычное молоко :((()
соль
1-2 ст.л. сахара
для начинки и соусов
350 г. мака
2-3 ст.л. меда
кипяток (молоко по желанию)
по плитке белого и черного шоколада
4 щедрые столовые ложки сметаны
Готовим тесто. В муку добавляем сахар, соль, яйца и немного сыворотки. Замешиваем густое тесто без комков. Если есть блендер, замечательно. Доводим тесто до необходимой консистенции сывороткой. Разогреваем сковороду, смазанную маслом и выпекаем блинчики. Получается 14 блинчиков.

Тем временем заливаем мак кипятком так, чтобы мак был покрыт водой на 1 см. Оставляем его постоять на полчаса. Затем необходимо его проварить. Он должен хорошо разбухнуть и быть мягким. Когда мак будет готов, удаляем лишнюю жидкость и добавляем к нему мед. Все это можно делать и на молоке, а можно измельчить мак в мясорубке - дело вкуса.
Готовим соусы. В подогретой сметане разводим по отдельности каждую из шоколадок (по две ложки сметаны на шоколадку). Оставим соусы остывать.
Начиняем блинчики маковой начинкой. Выкладываем на каждый блинчик начинку как показано на фото и заворачиваем в трубочку. Эклектичненько выкладываем на тарелку и поливаем соусами. Можно подать и в традиционном виде. И всех-всех с 1 апреля. Побольше смеха и радости в Ваших домах. :)))

Пимиентские блинчики от О. Генри

Еще один аутентичный рецепт для Флешмоба Американо, который проводит Ирина imungu.

Мистер Джедсон,вы пробовали когда-нибудь блинчики, которые печет мисс Лирайт?- Я? Нет, - говорю, - я и не знал, что она занимается кулинарными манипуляциями.
- Это же золотые созвездия, - говорит он, - подрумяненные на амброзийном огне Эпикура. Я бы отдал два года жизни за рецепт приготовления этих блинчиков. Вот зачем я ездил к мисс Лирайт, - говорит Джексон Птица, - но мне не удалось узнать его. Это старинный рецепт, он сохраняется в семье уже семьдесят пять лет. Он передается из поколения в поколение, и посторонним его не сообщают. Если бы я мог достать этот рецепт, я пек бы сам себе блинчики на ранчо и был бы счастливым человеком, - говорит Птица.
- Вы уверены, - говорю я ему, - что вы гоняетесь не за ручкой, которая месит блинчики?
- Уверен, - говорит Джексон, - Мисс Лирайт совершенно очаровательная девушка, но, повторяю, мои намерения не выходят за пределы гастро..." - Тут он увидел, что моя рука скользнула к кобуре, и изменил выражение: - За пределы желания достать этот рецепт, заключил он…..

.....- Ты знаешь, как печь блинчики, дядя Эмсли? - спросил я.
- Ну, я не ахти как осведомлен в их анатомии, - говорит дядюшка Эмсли, - но мне кажется, надо взять побольше сковородок, немного теста, соды и кукурузной муки и смешать все это, как водится, с яйцами и сывороткой.
Только эту блинчиковую спецификацию мне и удалось получить в тот вечер.

Рассказывая свою историю, Джед не спеша, но бойко смешивал соответствующие порции из своих мешочков и баночек. К концу рассказа он поставил передо мной готовый продукт - пару румяных и пышных блинчиков на оловянной тарелке. Из какого-то секретного хранилища он извлек в придачу кусок превосходного масла и бутылку золотистого сиропа.

- А эти блинчики ты делал по знаменитому рецепту? спросил я.
- Я же тебе говорю, что никакого рецепта не было, сказал Джед. - Ребята все кричали о блинчиках, пока сами на них не помешались, и я вырезал этот рецепт из газеты. Как на вкус?
- Чудесно, - ответил я. - Отчего ты сам не попробуешь, Джед?
Мне послышался вздох.
- Я? - спросил Джед. - Я их в рот не беру.

Мука пшеничная 130г.
Мука кукурузная тонкого помола 100г.
Сыворотка 200г.
Яйца 2шт.
Сахар 3ст л.
Масло сливочное растопленное 15г.
Сода 1ч.л. под нож
Соль щепотка
кукурузное масло для жарки
сливочное масло и кленовый сироп для подачи

Оба вида муки просеять, добавить соду, перемешать.

Белки отделить от желтков и взбить с щепоткой соли в устойчивую пену.

Желтки растереть с сахаром до бела. Добавить растопленное масло, сыворотку.

Добавить муку, перемешать до однородного состояния.

Осторожно ввести белки.

Жарить небольшие блинчики на раскаленной сковороде с кукурузным маслом.

Готовые блинчики смазать сливочным маслом, подавать с кленовым сиропом или медом.

Иллюстрация взята здесь http://utkin1.ru/ru/node/90

Пимиентские блинчики

Ключевые слова: Соль, Сахар коричневый, Яйцо куриное, Мука пшеничная, Вода, Рис (дикий), Молоко,

Описание

Рецепт приготовления Пимиентские блинчики; «.. Что ты, Джед, я серьезно. Я бы, кажется, променял свою лошадь и седло на горку масленых поджаристых блинчиков с горшочком новоорлеанской патоки! А разве была какая-нибудь история с блинчиками?.. » (О*Генри, «Пимиентские блинчики»)

Ингредиенты
  • Соль
  • Сахар коричневый 3 ст. л.
  • Яйцо куриное 1 шт
  • Мука пшеничная 4 ст. л.
  • Вода 1 стак.
  • Рис (дикий) 0,3 стак.
  • Молоко 1 стак.
Инструкция

«.. Мистер Джедсон, вы пробовали когда-нибудь блинчики, которые печет мисс Лирайт?

-Я? Нет, я и не знал, что она занимается кулинарными манипуляциями…»

А мы таки займемся сегодня этими самыми манипуляциями…)))

«Чего же там, миссис Уилелла, рассказывайте, как вы их делаете. Блинчики так и вертятся у меня в голове, как фургонные колеса! Да ну же… фунт крупчатки, восемь дюжин яиц и так далее…Что там значится в каталоге ингредиентов?»

Итак… не буду томить ожиданием)))

Взять треть стакана дикого риса, замочить его в 250 мл воды на ночь. Наутро отварить до мягкости.

Добавить стакан молока, яйцо, сахар, щепотку соли – и измельчить все это погружным блендером. Затем добавить муки и тщательно размешать.

Тесто должно быть консистенции жидкой сметаны.

Ложкой выкладывать тесто на сковороду с разогретым растительным маслом и жарить блинчики с двух сторон до золотистой корочки.

«К концу рассказа Джед поставил передо мной готовый продукт – пару румяных и пышных блинчиков на оловянной тарелке. Из какого-то секретного хранилища он извлек в придачу кусок превосходного масла и бутылку золотистого сиропа…»

«Это же золотые созвездия, подрумяненные на амброзийном огне Эпикура. Я бы отдал два года жизни за рецепт приготовления этих блинчиков… Это старинный рецепт, передается из поколения в поколение.. Если бы я мог достать его, я пек бы сам себе блинчики на ранчо и был бы самым счастливым человеком… Я не сплю по ночам, все думаю, какие они замечательные.»

P.S. Два моих любимых томика рассказов О*Генри - «Сердце Запада» и «Вождь Краснокожих» – шедевры приключенческого жанра в стиле вестерн. Вот, что вдохновило меня на создание ИНСТАЛЯЦИИ этого рецепта!

«Знаете, если мне что-нибудь и нравится больше вида рыжего быка на зеленой траве, так это вкус хорошего горячего блинчика с паточной смазкой…»

Этот рецепт - участник акции "Готовим вместе - кулинарная неделя". Обсуждение приготовления на форуме - http://forum.povarenok.ru/viewtopic.php?f=34&t=5353

Примерное время: 45 минут
Время подготовки: 10 минут

Чита: Пимиентские блинчики - Youravia.com

Так называется один из рассказов О’Генри. В рассказе весь сюжет крутится вокруг старинного семейного рецепта приготовления блинчиков, за которым якобы охотится один овчар. И один ковбой, берётся помочь ему добыть этот рецепт. В общем, целая цепь недопониманий, шуток, прибауток и неожиданная концовка. Всё в стиле О’Генри. Кто не читал – рекомендую.

Вспомнил я это рассказ не случайно, а в связи с тем, что один из читателей напомнил мне одну дискуссию, состоявшуюся с одним странным человеком в посте про «Гастрономические пристрастия родом из СССР». Тот странный человек вцепился, как бульдог, в моё утверждение о том, что блины и блинчики – это разные блюда. Человек божился всем самым для себя святым (в том числе какой-то своей племянницей, которая якобы имеет диплом советского «калинарного техникума» и древней старухой из глубин сибирской тайги, которая уж точно всё знает про кулинарию), что никаких блинчиков не существует. Я представил субъекту вырезки из рецептов солидных кулинарных изданий, но субъект стоял на своём – никакие кулинарные книги не могут побороть авторитет древней старухи и племянницы с дипломом, которая про блинчики ничего не знает. Ну я в итоге посмеялся и забыл про этот дурацкий спор.

Кумулятивный эффект моего журнала таков, что многие статьи из него часто постятся и перепостятся (или – перепащиваются?) многократно и порой неизвестно, где и когда всплывёт тот или ной мой материал. А оттуда приходят новые читали на старые посты и снова всё перечитывают. И вот один из читателей нарвался на диалог про блинчики. После чего, в подтверждение моих слов, прислал мне отсканированную книгу, в которой содержался вот этот рецепт:

Мне не нужно подтверждение того, что блинчики – это отдельное блюдо. И если повар, пусть даже с десятком дипломов, это не знает, то это не повар. Но в данном случае вопрос вовсе не в рецепте блинов и блинчиков. Вопрос в том, из какой книги взят рецепт, который я продемонстрировал выше. И в этом – самый кайф. Вот какую книгу прислал мне читатель:

«Руководство по приготовлению пищи в воинских частях и учреждениях Советской армии и военно-морского флота». Утверждено приказом Центрального продовольственного управления Министерства обороны СССР 23 июня 1978 года.

В общем, как ни крути, вещь солидная. Я стал её листать и – не скрою – мутная слеза не раз туманила мой взор во врем чтения. Не побоюсь штампов и со всей откровенностью заявлю – это вещь посильнее «Фауста» Гёте. Но чтобы не быть голословным, просто приведу некоторые из рецептов, содержащихся в этой замечательной книге. Правда, предварю введением. Как же без него?

Из предисловия каждому должно стать ясно, что всё, перечисленное в книге, поставляется в необходимых количествах и хорошего качества Вооружённым силам. А как же иначе? Ведь об этом забоится Коммунистическая партия Советского Союза и Советское правительство.

Кстати, а вы знаете, что в армии не едят, а принимают пищу? То есть сам термин как бы намекает. Но, ладно, перейдём к изучению рецептов.

Салаты из свежих помидоров и огурцов. Из свежей и квашеной капусты. Как это мило и трогательно со стороны партии и правительства таким образом заботиться о советских военнослужащих, которые невзирая на тяготы и лишения защищают свою Советскую Родину. И одновременно как печально, что мне не удалось попасть в те части, в которых на стол попадали салаты из свежих и консервированных овощей. Увы, но за все два года службы из овощей я видел только картошку. Да и то в очень скудном количестве. Но об этом ниже. А мы продолжаем изучать некоторые рецепты.

Яйцо под майонезом, яйцо, фаршированное сельдью и луком… Уверен, у каждого, кто ходил 730 дней в сапогах, не могут не вызывать слезу умиления эти рецепты.

Что? А вы не знали?! Да, Центральное продовольственное управление Министерства обороны СССР было уверено в том, что в Советской армии для улучшения питания положено питаться в том числе сёмгой и белужьим боком. А партия и правительство, как вы наверное поняли, в необходимых количествах засылали сёмгу и белужий бог самого отменного качества. А как иначе? Заботиться – так уж заботиться.

Ну а как в армии без колбасы – этого главного продуктового фетиша СССР? И заметьте – не только варёная, но и копчёная колбаса не переводились на столах советских военнослужащих. Что? Вы их не видели? Ну вы, видимо, точно также, как и я, просто служили не в тех частях. А где-то всё это было. Ведь не может же врать Центральное продовольственное управление Министерства обороны СССР! А оно заботилось не только о том, чтобы колбасу регулярно кушали в воинских частях и учреждениях, но ещё и чтобы она была нарезана как положено. А положено так – толстые батоны нарезают поперёк, а тонкие – наискось. И нарезанную колбасу украшают веточкой (веточкой!) зелени петрушки и листьями салата. Армия. Тут всё точно. Какая милота.

А что вы хотите? Ведь объедающиеся украинским борщом – со сметаной и посыпанный зеленью! – советские солдаты могут не захотеть кушать колбасу, если она неправильно нарезана.

Для разнообразия можно было хряпнуть суп со свежими грибами. Коммунистическая партия и Советское правительство об этом заботились.

А гренки! Эх, как приятно накидать ещё в свой супчик обжаренных с натёртым сыром хрустящих гренок! А потом и Родину защищать. С гренками Родина защищается куда лучше, чем без оных.

Я наверное был в каком-то другом месте, когда в воинских частях кормили профитролями. Ну не повезло. Бывает.

И абрикосовый соус прошёл мимо меня. Но зато я могу утешиться, что хоть где-то она да был? Ну ведь не может быть, чтобы его нигде не было, раз в такой книге этот рецепт записан, а во введении сказано, что партия и правительство из сил выбивалось, чтобы снабдить Вооружённые силы всем необходимым для приготовления абрикосового соуса.

И шоколадного тоже, кстати. И при этом, заметьте – всё только самого лучшего качества.

А сахарный пудинг! Да ради одного только сахарного пудинга надо было пойти послужить в Советскую армию.

Если советский молодой человек в силу кое-где у нас порой «отдельных недостатков» в глаза видел свинину в тесте и ромштекс только в ресторане – да и то, только если повезло и в меню напротив этих позиций не стояло «отсутствует» – то зато в армии он на эту свинину смотреть не мог. А рамштексы подкладывал под ножку тумбочки – чтобы не качалась. Партия обеспечивала. И Советское правительство.

Биточки, шницель, тефтели… У меня снова наворачиваются слёзы умиления от такой трепетной заботы родной партии и не менее родного правительства.

Уууу! Бифштекс с яйцом! Филе говядины! Лангет, антрекот. И это, заметьте, не перечень меню ресторана «Арбат» на Калининском проспекте в Москве. Нет. Это всего лишь перечень того, чем – по мнению Центрального продовольственного управления Министерства обороны СССР – кормили в Советской армии.

Шашлыком тоже кормили. Правда не знаю где как, а мы – там где служил я и мои однополчане – шашлыком обеспечивали себя сами. Для чего однажды я ушёл в самоход в город Читу и направил свои стопы на местный рынок. Тот самый, про который все советские патриоты точно знают что он был в каждом советском городе и что именно там все советские жители удовлетворяли свою потребность в мясе, которого не было в магазинах.

Но почему-то в городе Чите – несмотря на то, что в читинских магазинах ничего кроме консервов «бычки в томате» и тому подобной отравы не бывало, – местные жители почему-то не спешили отовариваться мясом на рынке. В двух рядах, где труженики села продавали выращенных зимой хавроний, было пустынно. Видимо дело было в цене. Это мы, солдатушки-дедушки, которые жили в отдельном измерении, могли себе позволить – и то всего пару раз за всю службу, скинувшись, затариться на рынке несколькими килограммами свинины (в которой сала было чуть ли не 50%). Да и то. Если бы все читинцы хлынули на рынок, то они бы скупили эту свинину за полчаса. Ибо не могут десяток колхозников, сидящих на рынке и торгующих собственной свининой, удовлетворить хотя бы в течение одного дня потребность в мясе такого города, как Чита.

Впрочем, я отвлёкся. Как выясняется, я вообще зря уезжал в самоход, рисковал попасться патрулю – и всё ради шашлыка из свинины. Оказывается Коммунистическая партия Советского Союза о Советское правительство и так обеспечивало Вооружённые силы всем необходимым самого лучшего качества для того, чтобы мы могли регулярно питаться шашлыком. Да ещё обжаренным над горящими углями. Экая идиллия!

И люля-кебаб мы могли регулярно отправлять с свой молодой организм. Жалко, что мы ни разу об этом не попросили наше командование. Просто не знали.

А вот кур жареных мы как-то кушали. Правда это произошло не в солдатской столовой. Мы себя ими обеспечили сами. Для чего однажды один из наших солдатушек тёмной ночью залез в курятник нашего старшины и зверским образом забил пару кур. Которых мы позднее и скушали в виде цыплят-табака. В качестве сковородок использовали латунные поддоны от каких-то агрегатов. Было вкусно. Но как я теперь вижу – бесполезно. Надо было просто официанту в солдатской столовой заказать куру жареную и отварной язык. И – вуаля.

Про картофель тоже скажу пару слов. Картошкой – правда не в виде картофеля, запечённого с яйцом и помидорами, а в самом банальном виде варёной размазни (пара-тройка варённых картофелин, растолчённая в бочке кипящей воды до состояния якобы «пюре») – нас кормили примерно с ноября до примерно апрель. Именно настолько хватало очередных запасов (знала ли об этом Коммунистическая партия и Советское правительство?) А примерно с мая по примерно октябрь мы кушали всякую перловую гадость (отнюдь не манную молочную кашу, о которой речь ниже). И если картофель «солдатское пюре» не самая вкусная пища, то перловка – и вовсе на любителя. А таковым любителем после года службы остаться сложно.

Полгода на перловке – тут кто угодно упадёт духом. Но мы не могли допустить такого, чтобы обороноспособности нашей дорогой Советской Родины был нанесён ущерб. В связи с чем чуть только посаженная весной картошка давала хотя бы минимальную завязь, команды специальных охотников-картофелеводов отправлялись бомбить окрестные колхозные поля и огороды наших офицеров и прапорщиков. Вы выкапывали когда-нибудь картошку в июне? Мы – выкапывали. Прапорщик Драбалюк, помнится, очень бесился по этому поводу. «Бляди! – орал прапорщик на очередном построении, – да это же горох ещё просто! Дайте ей хоть немного подрасти! Кого поймаю – убью». Да, горох. И да, был изрядный риск получить поперёк спины увесистой дубиной прапорщика. Но и жрать хотелось. Ведь кроме утренних 20 грамм масла, жидкого чая и кусочка жареной рыбы (для прокормки пушного зверя), мы ничего летом не жрали. А как на таком менб Родину защищать? Вот и выходили из ситуации, как могли.

Теперь я вижу, что мы снова поступали глупо. Ведь пратия и правительство сделали всё, чтобы обеспечить нас картофелем в сметанном соуса и картофелем, запечённым с яйцом и помидорами. А мы на огродах едва подросшую картошку воровали. Идиоты.

Кстати, ведь партия и правительство заботилось также о том, чтобы мы кушали молочные каши. Включая манную. Но снова не понимаю – почему за все два года службы я ни разу не видело молока? Не говоря уже про молочные каши.

И пудинга рисового не видел.

И крем творожный обошёл меня стороной. А равным образом – и сырники, ЫЫЫЫ! Сырники!

Яичницу со свежими помидорами? Что-то снова туманится мой взор…

А вот по поводу кулебяк расскажу случай. Нет, кулябками нас не кормили. Но однажды – кажется это было на 8 марта – нам на обед сделали позы. Позы – это такая бурятская еда, типа известных мант. Только в отличие от мант, позы – открыты сверху. В остальном – почти одно и тоже. И вот нам на обед однажды такое сделали. Каждому на второй дали по две позы (или позины?). Вот это был пир на весь мир. Никаких кулебяк не надо.

А ещё в Чите, недалеко от управы нашей бригады, была позная. В принципе тоже самое, что пельменная, только вместо пельменей там продавали позы. И я с однополчанами иной раз убегали в самоход, чтобы набить брюхо в этой позной. Но идём дальше.

Что-то мне тут стало немного смешно. Просто представил, как солдатушкам готовят помаду. И как-то непроизвольно засмеялся.

В целом, очень занятная книжка.

Самое интересное, я уверен, что найдутся «свидетели великого прошлого», которые, оперируя вот такой книгой, как официальным документом, будут на чистом глазу с пеной у рта рассказывать, как разнообразно и вкусно корили советских военнослужащих в частях и учреждениях Советской армии. Ибо такова планида.

При этом я не буду спорить. Вполне возможно, что были образцово показательные части, типа кремлёвского полка, в которых что-то из данной книги в самом деле подавали на стол. Возможно в ведомственных НИИ, которые, собственно, были скорее гражданскими учреждениями, могли в столовых подавать что-то из перечисленного (а в книге перечислено много всякого). Опять же, не вызывает у меня сомнения, что в столовых «Арбатского военного округа» кормили хорошо и разнообразно. Но, увы, в обычных частях Советской армии (коих было подавляющее большинство), так не то что солдаты, но даже офицеры не питались. Офицерский стол в обычной части, собственно, отличался от солдатского только некоторым повышенным количеством мяса. Ну и готовили для офицеров обычно в отдельном котле, то есть немного получше. Опять же, офицерам был положен паёк, куда входила и пресловутая копчёная колбаса (которую надо резать наискось), и сгущёнка и ещё некоторое количество самых банальных продуктов, но которые в условиях Советской армии (о которой заботилась Коммунистическая партия, Советское правительство и Центральное продовольственное управление Министерства обороны) казались просто небывалыми деликатесами. А вот насчёт того, чтобы офицеров рисовыми пудингами закармливали и шашлыками, приготовленными на углях – про это я что-то не слыхал. Ну разве что они сами, на наш солдатский манер сами себя мясцом снабжали. Во всяком случае в отличие от солдат, в тайге офицеры и на хоту могли сходить.

А если ещё учесть, что частенько поварами в солдатских столовых были жёны прапорщиков, которые бывали честными, а бывали такими, что воровали всё, что плохо лежит (какой сукой надо быть, чтобы у солдат масло воровать!), то любому должно быть ясно, что кормили в Советской армии довольно неважнецки. Ну куда, например, идти дальше, если, например, в части, в которой служил я, зимой сожрали всех голубей (для чего солдатушки делали себе рогатки!), а под конец зимы ещё и приблудную собаку Муху (я – не ел, из жалости к Мухе). Ну и плюс воровали у офицеров и прапоров с огородов, всё что плохо лежало. Воровали на окрестных полях (правда на поле только картошку можно украсть). Естественно, при всякой возможности воровали на собственных продуктовых складах. Но это было рискованно, поэтому – редко. Иногда ездили в город – после получки, когда целое отделение скинется, на руки получалась неплохая сумма, на которую можно было купить раз в месяц всякого там печенья, чая, сахара и – иногда – даже свинины на рынке. Но и съесть её сразу же всю. За один присест.

Но при это есть вот такой официальный артефакт.

Но надо обладать очень пылким воображением и полным незнанием жизни, чтобы на основании этого артефакта – совершенно официального документа – делать предположения о том, как на самом деле питались в Советской армии.

Ну а это, так, в качестве бонуса. Ваш покорный слуга и автор на подножном корму:

Летом мы ходили в самоход не столько в город, сколько в окружающую тайгу – по грибу, по ягоды. А что делать? Мы ведь не знали, как о нас заботились Коммунистическая партия Советского Союза, Советское правительство и – Центральное продовольственное управление Министерства обороны СССР.

Источник

Блинчики от дяди-Коли. Записки питерского бухарца

Читайте также

Глава I. Детство Коли

Глава I. Детство Коли Сидя у открытого окна детской, перед классным столом, Коля старательно выводил крупные буквы на разлинованном листке голубой бумаги. Стол был высок. Коля потер ноющее плечо, поерзал на стуле и в конце концов уселся на французский лексикон в толстом

И. П. Сидорову («Когда ем блинчики верченые…»)

И. П. Сидорову («Когда ем блинчики верченые…») И. П. Сидорову Когда ем блинчики верченые, Оладьи или пирожки, И вообще все испеченное Из Вами присланной муки, Тогда в мечтах встают и долго Не покидают головы, И Нижний Новгород и Волга И, друг Иван Петрович, Вы!.. 1917 г.

Элегическое простодушие Коли Дмитриева

Элегическое простодушие Коли Дмитриева Так и уходят мои сверстники из жизни один за другим; Анатолий Афанасьев, Вячеслав Дёгтев, Геннадий Касмынин, Петр Паламарчук, Евгений Лебедев, Николай Дмитриев… Лучшие из лучших, талантливейшие из талантливейших. Коля Дмитриев

ТРИ ГРОША ШТУКАТУРА КОЛИ

ТРИ ГРОША ШТУКАТУРА КОЛИ Штукатура Колю сыграл Евгений Леонов. В противовес разгильдяю Афоне Коля считался у нас фигурой положительной: он аккуратный, здраво рассуждает, интересуется международной политикой и мечтает о всеобщей коммуникабельности.А Леонов своего героя

Блинчики

Блинчики • Тесто для блинчиков должно быть достаточно жидким, оно должно разливаться по сковороде тонким слоем, и образующиеся при испарении воды пузырьки разрыхляют его. В противном случае блинчики внутри будут сырыми. При образовании комков тесто необходимо

Глава 15 СУДЬБА ИСПРАВНИКА ХАДЖИ-КОЛИ

Глава 15 СУДЬБА ИСПРАВНИКА ХАДЖИ-КОЛИ Легенду о том, что Константин Хаджи-Коли попал в руки Котовского и тот отпустил с миром некогда ловившего его исправника, сочинил сам Григорий Иванович. Ольга Петровна так описала эту историю Шмерлингу: «При разгроме группы Бредова в

День рождения Коли

День рождения Коли Иногда запоминаются рядовые, на первый взгляд, события. В моей памяти остался День рождения Николая Николаевича Косицкого — Коли, отмечавшийся в 1980 году. Поздравляя Колю с некруглой датой, мой кузен Петр заметил, что о 27-ми можно сказать лишь то, что это

Тост Коли Шенгелая

Тост Коли Шенгелая Что он будет первым, в этом я убежден. С этого и начнется дело. Все остальные, вероятно, я буду переставлять, а вот с этого хочу начать.Случилось это, вероятно, в тридцать первом году, в конце, может быть, в начале тридцать второго, не помню. Ну, какое это

Коли цвiли каштани

Коли цвiли каштани Коли цвiли каштани, Кругом весна цвiла — В життi кружляло горе, Все сповивала мла. А зараз гарна осiнь Натхнення завдае, Бо ворога немае, Колиш не щастя е. Вiйна ще не скiнчилась, Та щиро вiрю я: Ти ворога побореш, Вiтчизно ти моя! Полум’яно бажаю, Народе

Мои дяди

Мои дяди О мёртвых – либо хорошо, либо… смешно.У одного моего дяди жена была гинеколог. Когда у них происходила очередная семейная ссора, он выбирал эту медицинскую специализацию, чтобы, как ему казалось, наиболее болезненно оскорбить жену. Он выкрикивал, пенясь: «Чего же

Мои дяди

Мои дяди Дядя ТаляСтаршим сыном дедушки, стоящим несколько особняком и по возрасту и по рождению, — от первой жены дедушки Эмилии Лесгафт, происходившей из известной в России семьи[12], был Виталий.Он пошел по отцовской линии, закончив Военно-медицинскую академию, но

2 июня. Родился граф Калиостро (1743) Коли, коли остро!

2 июня. Родился граф Калиостро (1743) Коли, коли остро! Граф Калиостро, он же Джузеппе Бальзамо, он же маркиз де Пеллегрини, маркиз Анна, граф Феникс, граф Гарат, Бельмонте, Тискио, Мелина и т. д., отметил 2 июня 2008 года свое 265-летие, с которым мы его от души и поздравляем. Нет

The Pimienta Pancakes

by O. Henry


Пока мы загоняли стадо крупного рогатого скота Triangle-O на дне Фрио, выступающая ветвь мертвого мескита зацепилась за мое деревянное стремя и дала мне по лодыжке гаечный ключ, который уложил меня. в лагере на неделю.

На третий день своего вынужденного безделья я выполз около фургона с хищниками и беспомощно возлежал под огнем разговоров Джадсона Одома, повара лагеря. Джад был монологом по натуре, которого Судьба, с обычным промахом, установила в профессии, в которой он большую часть своего времени лишился аудитории.

Итак, я был манной в пустыне забвения Джуда.

Раньше меня волновало недействительное желание чего-нибудь поесть, что не подпадало под заголовок «жратва». У меня были видения материнской кладовой «глубокой, как первая любовь, и необузданной со всем сожалением», а затем я спросил:

«Джуд, ты умеешь делать блины?»

Джад положил свой шестизарядный пистолет, которым он собирался проткнуть бифштекс из антилопы, и встал надо мной в угрожающей позе.Он также подтвердил мое впечатление, что его поза была обиженной, глядя на меня своими голубыми глазами с холодным подозрением.

«Послушайте, - сказал он откровенно, но не чрезмерно, - вы имели в виду это прямо, или вы пытались бросить в меня багор? ракетка? "

«Нет, Джад, - искренне сказал я, - я серьезно. Мне кажется, я бы поменял пони и седло на стопку намазанных маслом коричневых блинов с первым урожаем, открытым чайником, новоорлеанской сладостью.Была ли там история про блины? »

Джуд сразу успокоился, когда увидел, что я не имел дела с намеками. Он принес из фургона с хищниками несколько таинственных сумок и жестяных коробок и поставил их в тени каркаса, где я лежал полулежа. Я наблюдал, как он начал неторопливо раскладывать их и развязывал их многочисленные веревки.

«Нет, не рассказ, - сказал Джад, работая, - а просто логические разоблачения в случае со мной и этим розовым -глазый повязатель из Майред Мул Канада и мисс Виллелла Лирайт.Я не против тебе сказать.

«Я тогда бился за старого Билла Туми на Сан-Мигеле. Однажды я весь в ловушке желания съесть консервированную закуску, которая никогда не мычала, не лаяла, не хрюкала и не подвергалась клеванию. Итак, Я сажусь в броню и мчусь по ветру к магазину дяди Эмсли Телфэра на перекрестке Пимиента на Нуэсес.

«Около трех часов пополудни я перебросил уздечку через мескитовую конечность и прошел последние двадцать ярдов до магазина дяди Эмсли.Я встал на стойку и сказал дяде Эмсли, что знаки указывают на уничтожение урожая фруктов в мире. Через минуту у меня был пакет крекеров и ложка с длинной ручкой, а рядом со мной была открытая банка с абрикосами, ананасами, вишнями и овощами, а дядя Эмсли занялся рубкой топора по желтым цепочкам. Я чувствовал себя Адамом перед яблочной давкой, втыкал шпоры в край стойки и работал своей 24-дюймовой ложкой, когда случайно выглянул из окна во двор дома дяди Эмсли, который был рядом с магазином.

«Там стояла девушка - импортированная девушка с приспособлениями - развлекалась с крокетной кувалдой и развлекалась, наблюдая за моим стилем поощрения консервной промышленности.

« Я соскользнул с прилавка и отдал свои лопату дяде Эмсли.

«Это моя племянница, - говорит он, - мисс Виллелла Лирайт приехала из Палестины с визитом. Вы хотите, чтобы я познакомил вас?»

«Святая земля», - говорю я себе, и мои мысли вертелись, когда я пытался загнать их в загон.'Почему нет? В Палесе наверняка были ангелы. Да, дядя Эмсли, - говорю я вслух, - мне было бы ужасно назидать знакомство с мисс Лирайт.

«Итак, дядя Эмсли вывел меня во двор и дал нам права друг друга.

« Я никогда не стеснялся женщин. Я никогда не мог понять, почему некоторые мужчины, которые могут сломать мустанг перед завтраком и побриться в темноте, становятся левшами и полны пота и оправданий, когда видят смелую ткань, обтянутую вокруг того, что ему принадлежит. Через восемь минут мы с мисс Виллелла так же любезно, как двоюродные братья и сестры, устраивали крокетные шары.Она расспросила меня о количестве съеденных мной консервированных фруктов, и я застыл в ответ на то, как некая женщина по имени Ева устроила фруктовые проблемы на первом пастбище с свободной травой - в Палестине. не так ли? - говорю я, так же легко и гладко, как привязать годовалого ребенка.

«Так я проникся радушием к близости мисс Виллеллы Лирит, и со временем настроение росло. Она останавливалась на перекрестке Пимиента, чтобы поправить здоровье, которое было очень хорошим, и климат, который был сорок процентов. центжарче, чем в Палестине. Какое-то время я ездил навестить ее раз в неделю; а потом я понял, что если удвою количество поездок, то буду видеть ее вдвое чаще.

«Однажды я поскользнулся в третьем путешествии; и именно здесь в игру ворвались блины и розовоглазая дурманщица.

« В тот вечер, когда я сидел на стойке с персиком и двумя дамами во рту, Я спросил дядю Эмсли, как поживает мисс Виллелла.

«Почему, - говорит дядя Эмсли, - она ​​уехала верхом с Джексоном Бердом, овчаркой из Майред Мул, Канада.'

"Я проглотил персиковое семя и два семечка чернослива. Думаю, кто-то держал стойку за уздечку, когда я выходил; а затем я пошел прямо вперед, пока не наткнулся на мескит там, где была привязана моя чалая.

«Она уехала верхом, - шепчу я на ухо своей броне, - с Бердстоуном Джеком, наемным мулом из Канады Овчарки». Ты понял это, старый Кожаный Галоп?

«Этот мой бронх плакал по-своему. Его вырастили коровьим пони, и он не любил дремлет.

«Я вернулся и сказал дяде Эмсли:« Вы сказали «овец»? »

«Я сказал овец, - снова говорит дядя Эмсли. - Вы, должно быть, слышали рассказы о Джексоне Берде. У него восемь участков пастбищ и четыре тысячи голов лучших мериносов к югу от Полярного круга ».

«Я вышел, сел на землю в тени магазина и прислонился к опунции. Я бездумными руками просыпал песок в сапоги, пока я задавал ему несколько слов об этой птице с оперением Джексона.

«Я никогда не верил в то, что вредят овцам. Однажды я увидел одного человека, который читал латинскую грамматику на спине, и я никогда не прикасался к нему! Они никогда не раздражали меня, как большинство пастухов. Вы бы сейчас не пойдете на работу. , а вы развратите и обезобразите тех, кто ест на столах, в маленьких туфлях и разговаривает с вами на какие-то темы? погода, но без остановки, чтобы поменяться столовыми.Я никогда не думал, что стоит враждебно относиться к дремоте.И поскольку я был снисходителен и позволил им жить, вот один из них скакал с мисс Вилллой Лирайт!

«Через час они вернулись назад и остановились у ворот дяди Эмсли. Овечка помогала ей, и какое-то время они стояли, бросая друг другу предложения, живые и проницательные. А потом этот пернатый Джексон взлетает на своем. седлает, поднимает свой котелок из шляпы и рысью идет в сторону своего баранины.К этому времени я вычистил песок из своих ботинок и открепил себя от опунции; и к тому времени, когда он доберется до полумили выйдя из Пимиенты, я встаю рядом с ним на своей броне.

«Я сказал, что у этого дремлющего были розовые глаза, но это не так. Его зрение было достаточно серым, но его ресницы были розовыми, а волосы - песочными, и это натолкнуло вас на мысль. Человек-овец? - Во всяком случае, он был не более чем барашком - маленькое существо с шеей, затянутой желтым шелковым носовым платком, и туфлями, завязанными бантами.

"'Добрый день!' - говорю я ему. - Теперь вы едете с наездником, которого обычно называют Мертвая-Моральная-Уверенность Джадсоном из-за того, как я стреляю. Когда я хочу, чтобы меня узнал незнакомец, я всегда представляюсь перед розыгрышем, потому что я никогда не любил пожимать руку призракам.«

» «Ах, - говорит он, вот так -« А, я рад познакомиться с вами, мистер Джадсон. Я Джексон Берд, с ранчо Майред Мул ».

«В этот момент один из моих глаз увидел дорожного бегуна, прыгающего с холма с молодым птицеедом в клюве, а другой глаз заметил ястреба-кролика, сидящего на мертвой конечности в водяном вязе. Я выскакивал один за другим со своими сорока пятью, просто чтобы показать ему. «Два из трех», - говорит я. «Кажется, что птицы естественным образом тянут мой огонь, куда бы я ни пошел».

«Хорошая стрельба», - без трепета говорит овец.«Но разве вы иногда не пропускаете третий выстрел? Элегантный мелкий дождь, который был на прошлой неделе для молодой травы, мистер Джадсон? говорит он.

«Вилли, - говорю я, подъезжая к его приятелю, - твои увлеченные родители, возможно, назвали тебя именем Джексон, но ты наверняка превратился в щебетущего Вилли - позвольте нам отбросить этот анализ дождя. и элементы, и приступайте к разговору, который выходит за рамки словарного запаса попугаев. Это плохая привычка, которая у вас есть - ездить с девушками в Пимиенте.Я знаю птиц, - говорю я, - чтобы их подали на тостах за меньшую плату. Мисс Виллелла, - говорю я, - никогда не желает, чтобы какое-нибудь гнездо из овечьей шерсти сделало синицы джексоновского отделения орнитологии. А теперь ты собираешься бросить курить или хочешь скакать против этой привязанности к Мертвой моральной определенности к моему имени, которая хороша для двух дефисов и, по крайней мере, одного набора похоронных похорон?

"Джексон Берд немного покраснел, а затем засмеялся.

" «Почему, мистер Джадсон, - говорит он, - вы ошиблись.Я несколько раз навещал мисс Лирайт; но не для той цели, которую вы себе представляете. Моя цель чисто гастрономическая ».

«Я потянулся за своим ружьем.

» «Любой койот, - говорю я, - который хвастался бы бесчестным ...»

«Подожди минутку, - говорит эта Птица, - пока я не объясню. делать с женой? Если вы когда-нибудь видели это мое ранчо! Я сам готовлю и чиню. Еда - это все удовольствие, которое я получаю от овцеводства. Мистер Джадсон, вы когда-нибудь пробовали блины, которые готовит мисс Лирайт ? '

"Я? Нет, - сказал я ему.«Мне никогда не сообщали, что она готовится к каким-либо кулинарным маневрам».

«Они - золотые солнечные лучи, - говорит он, - золотистые от амброзийных огней Эпикура. Я бы отдал два года своей жизни, чтобы получить рецепт приготовления из них блинов. Это то, что я пошел к мисс Лирайт, - говорит Джексон Берд, - но я не смог получить его от нее. Это старый рецепт, который используется в семье семьдесят пять лет. Они передают его из поколения в поколение, но не используют его. Не отдай посторонним.Если бы я мог получить этот рецепт и готовить для себя блины на своем ранчо, я был бы счастливым человеком », - говорит Бёрд.

«Вы уверены, - говорю я ему, - что это не рука, которая смешивает блины, которые вам нужны?»

«Конечно, - говорит Джексон. «Мисс Лирайт очень милая девушка, но я могу заверить вас, что мои намерения не идут дальше гастрономического… - но он видел, как моя рука спускается к моей кобуре, и он изменил свое подобие, - чем желание достать копию. рецепта блинов, - заканчивает он.

«Ты не такой уж плохой человечек», - говорю я, пытаясь быть справедливым. «Я думал, что некоторые сделают из твоей овцы сирот, но на этот раз я позволю тебе улететь. блины, - говорю я, - как можно ближе к середине стопки; и не принимайте сантименты за сироп, иначе на вашем ранчо будет пение, и вы его не услышите.

«Чтобы убедить вас в своей искренности, - говорит овец, - я попрошу вас помочь мне. Вы с мисс Лирайт, будучи более близкими друзьями, возможно, она сделает для вас то, что не сделала бы для меня.Если вы принесете мне копию этого рецепта блинов, я даю вам слово, что никогда больше не буду к ней призывать ».

«Это честно, - сказал я и пожал руку Джексону Берду. - Я принесу его тебе, если смогу, и рад услужить». И он свернул на большую грушевую площадку на Пьедре в направлении Майред Мула, а я направился на северо-запад к ранчо старого Билла Туми.

«Спустя пять дней у меня появилась еще одна возможность поехать в Пимиенту. Мисс Виллелла и я приятно провели вечер у дяди Эмсли.Она кое-что спела и очень раздражала пианино цитатами из опер. Я изобразил гремучую змею и рассказал ей о новом способе снятия шкуры с коров Снейки МакФи и описал однажды поездку в Сент-Луис. Мы прекрасно ладили в оценках друг друга. Думаю, что если теперь удастся убедить Джексона Берда мигрировать, я выиграю. Я вспоминаю его обещание насчет рецепта блинов и думаю, что уговорю мисс Виллелла и отдам ему; а затем, если я снова поймаю Берди у Mired Mule, я заставлю его прыгнуть по ветке.

"Итак, около десяти часов я ласково улыбнулся и сказал мисс Виллелле:" Если есть что-то, что мне нравится больше, чем вид красного бычка на зеленой траве, так это вкус прекрасного горячий блин, задушенный сахарной патокой ».

"Мисс Виллелла слегка подпрыгнула на табурете пианино и с любопытством посмотрела на меня.

«Да, - говорит она, - они очень милые. Как вы назвали эту улицу в Сент-Луисе, мистер Одом, где вы потеряли шляпу?»

«« Блинная авеню », - говорю я, подмигивая ей, чтобы показать ей, что я говорю о семейной квитанции и не могу отвлекаться от этой темы.«А теперь пошли, мисс Виллелла, - говорю я; послушаем, как вы их делаете. Блины просто крутятся в голове, как колеса телеги. Начни ее сейчас - фунт муки, восемь десятков яиц и так далее. Как работает каталог составляющих? »

«Извините меня на минутку, пожалуйста», - говорит мисс Виллелла, бросает на меня быстрый взгляд и соскальзывает со стула. рукава рубашки, с кувшином воды. Он поворачивается, чтобы поставить стакан на стол, и я вижу сорок пять в его набедренном кармане.«Отличные пост-дыры!» - думаю я, - но вот семья думает о куче рецептов на приготовление еды, защищая ее огнестрельным оружием. Я знал наряды, которые не повлияли бы на семейную вражду ».

«Выпей это здесь вниз, - говорит дядя Эмсли, протягивая мне стакан воды. - Ты слишком далеко ушел сегодня, Джад, и сильно взволновался. Попробуй сейчас подумать о чем-нибудь другом».

«Вы знаете, как готовить из них блины, дядя Эмсли?» Я спросил.

«Ну, я не так осведомлен в их анатомии, как некоторые, - говорит дядя Эмсли, - но я думаю, вы возьмете сито гипса, немного теста, салератуса и кукурузной муки и перемешайте» их, как обычно, с яйцами и пахтой.Джад, старик Билл снова отправит скот в Канзас-Сити этой весной?

«Это были все технические характеристики блинов, которые я смог получить в тот вечер. Я не удивился, что Джексон Берд нашел это трудным. Я бросил эту тему и немного поговорил с дядей Эмсли о полых рогах и циклонах. А потом Мисс Виллелла пришла и сказала: «Спокойной ночи», и я пустился в путь на ранчо.

«Примерно через неделю я встретил Джексона Берда, выехавшего из Пимиенты, и мы остановились по дороге на несколько легкомысленных. примечания.

"'У вас уже есть подробные сведения об этих оладьях?' Я спросил его.

«Ну, нет, - говорит Джексон. «Похоже, мне не удалось это достать. Ты пробовал?'

«Я сделал, - говорю я, - и это было все равно, что пытаться вытащить луговую собаку из его норы с помощью арахисовой шелухи. Этот рецепт на блины, должно быть, был jookalorum, как они его держат».

«Я готов бросить это дело», - говорит Джексон, настолько разочарованный своим произношением, что мне стало его жалко; «Но я действительно хотел знать, как приготовить им блины, чтобы поесть на моем одиноком ранчо», - говорит он.«Я не сплю по ночам, думая, какие они хорошие».

«Ты продолжай пытаться это сделать, - говорю я ему, - и я сделаю то же самое. Один из нас должен скоро натянуть веревку на свои рога. Ну, пока, Джекси».

«Видите ли, к этому времени мы были в самых мирных отношениях. Когда я увидел, что он не гонится за мисс Виллеллой, у меня возникло более терпимое представление об этой рыжеволосой дремоте. Чтобы удовлетворить амбиции его аппетита, я продолжал пытаться получить эту квитанцию ​​от мисс Виллелла.Но каждый раз, когда я говорил «блины», она отстранялась и нервничала, пытаясь сменить тему. Если я ее прижму, она выскользнет и схватит дядю Эмсли с его кувшином с водой и гаубицей с набедренным карманом.

«Однажды я поскакал в магазин с прекрасным букетом синих вербен, которые я вырезал из стада полевых цветов в Прерии Отравленных Собак. Дядя Эмсли посмотрел на них с закрытым глазом и сказал:

» - Разве вы не слышали новости?

"'Скот?' - спрашиваю я.

«Виллелла и Джексон Берд поженились вчера в Палестине, - говорит он. - Только что получил письмо сегодня утром».

"Я бросил цветы в бочку для крекера и позволил новостям течь в моих ушах и спускаться к моему верхнему левому карману рубашки, пока они не поднялись на мои ноги.

«Не могли бы вы повторить это еще раз, дядя Эмсли?» - говорит я. - Может, у меня неправильный слух, и вы только сказали, что у первотелок 4,80 копыта или что-то в этом роде.

«Вчера женился, - говорит дядя Эмсли, - и уехал в Уэйко и Ниагарский водопад в свадебное турне.Почему, вы все время не видели ни одного знака? Джексон Берд ухаживает за Вилллеллой с того дня, как взял ее на прогулку ».

«Тогда, - говорю я, как бы крича, - что это за вся эта зиццапароола, которую он мне дает про блины? Скажи мне это».

«Когда я сказал« блины », дядя Эмсли как бы уклонился и отступил.

«Кто-то раздал мне блины со дна колоды, - говорю я, - и я выясню. Думаю, вы знаете. Говорите, - говорю я, - или мы смешаем тесто. Прямо здесь.'

"Я соскользнул через прилавок вслед за дядей Эмсли. Он схватил свой пистолет, но он был в ящике, и он промахнулся на два дюйма. Я схватил его за рубашку и толкнул в угол.

«Говори блины, - говорю я, - или сделай из них один. Их делает мисс Виллелла?

«Она ни разу в жизни не сделала ни одного, и я ни разу не видел, - успокаивающе говорит дядя Эмсли. - А теперь успокойся, Джад, успокойся. чувство интеллекта.Старайтесь не думать о блинах ».

«Дядя Эмсли, - говорю я, - я не ранен в голову, за исключением того, что мои естественные когнитивные инстинкты иссякают. Джексон Бёрд сказал мне, что он звонил мисс Виллелле, чтобы узнать ее систему. по приготовлению блинов, и он попросил меня помочь ему получить накладную на ингредиенты. Я сделал это, как вы видите, с результатами, как вы видите.

«Ослабь мою рубашку, - говорит дядя Эмсли, - и я тебе скажу.Да, похоже, Джексон Берд ушел и немного вас обманул. На следующий день после того, как он поехал кататься с Виллеллой, он вернулся и сказал мне и ей, чтобы они были начеку, когда бы вы ни заговорили о блинах. Он сказал, что вы однажды были в лагере, где готовили оладьи, и один из ребят порезал вас сковородой по голове. Джексон сказал, что всякий раз, когда тебя перегревают или возбуждают, эта рана причиняет тебе боль и сводит с ума, и ты приходишь в восторг от блинов. Он сказал нам просто отвлечь вас от темы и успокоить, и вы не будете опасны.Итак, я и Виллелла сделали все, что могли. Ну-ну, - говорит дядя Эмсли, - что Джексон Берд редко бывает дремлющим ».

По ходу рассказа Джада он медленно, но ловко совмещал определенные части содержимого своих мешков и банок. Под конец он поставил передо мной готовый продукт - пару раскаленных, насыщенных оттенков блинов на жестяной тарелке, а также из какого-то тайного сокровища принес кусок отличного масла и бутылку золотистого сиропа.

"Как давно это происходило?" Я спросил его.

«Три года», - сказал Джуд. «Сейчас они живут на ранчо Mired Mule. Но с тех пор я никого из них не видел. Говорят, Джексон Бёрд прекрасно ремонтировал свое ранчо с креслами-качалками и занавесками на окнах все время, пока ставил мне блины. дерево. О, я справился с этим через некоторое время. Но мальчики продолжали поднимать шум ".

«А ты лепил эти лепешки по знаменитому рецепту?» Я спросил.

«Разве я не говорил вам, что квитанции нет?» - сказал Джуд.«Мальчики кричали блины, пока они не проголодались, и я вырезал этот рецепт из газеты. Как на вкус грузовик?»

«Они восхитительны», - ответил я. "Почему у тебя тоже нет, Джад?"

Я был уверен, что слышал вздох.

"Я?" - сказал Джуд. «Я никогда их не ем».



Создайте библиотеку и добавьте свои любимые истории. Начните, нажав кнопку «Добавить».

Добавьте The Pimienta Pancakes в свою личную библиотеку. Добавьте The Pimienta Pancakes в свою личную библиотеку.

(PDF) Pimienta Pancakes

'как можно ближе к середине стопки; и не принимайте сантименты за сироп, или

на вашем ранчо будет петь, а вы его не услышите ».

«Чтобы убедить вас, что я искренен, - говорит овец, - я попрошу вас помочь мне. Мисс

Лирайт, и вы, будучи более близкими друзьями, может быть, она сделает для вас то, для чего не станет.

мне.Если вы принесете мне копию этого рецепта блинов, я даю вам слово, что никогда больше не позвоню ей по номеру

».

«Это честно, - сказал я и пожал руку Джексону Бёрду. И он свернул с большой грушевидной квартиры на Пьедре в направлении Майреда

Мул; и я направился на северо-запад к ранчо старого Билла Туми.

«Через пять дней у меня появился еще один шанс поехать в Пимиенту. .Мисс

Мы с Виллеллой приятно провели вечер у дяди Эмсли. Она кое-что спела, и

сильно разозлили фортепиано цитатами из опер. Я сделал имитацию гремучей змеи

и рассказал ей о новом способе снятия шкуры с коров Снейки МакФи и описал поездку

, которую я однажды совершил в Сент-Луис. Мы прекрасно ладили в оценках друг друга.

Думаю, если теперь удастся убедить Джексона Берда переехать, я выиграю.Я вспоминаю его обещание

о рецепте блинов и думаю, что уговорю его у мисс Виллеллы и передам ему

; а затем, если я снова поймаю Берди у Mired Mule, я заставлю его прыгнуть по ветке.

"Примерно к десяти часам я лукаво улыбнулся и сказал мисс Виллелле: 'Итак, если

есть что-то, что мне нравится больше, чем вид красного бычка на зеленой траве, это вкус

хороших горячих блинов, задушенных сахарной патокой.«

» Мисс Виллелла слегка подпрыгнула на табурете пианино и с любопытством посмотрела на меня.

«Да, - говорит она, - они очень милые. Как вы назвали эту улицу в Сент-

Луи, мистер Одом, где вы потеряли шляпу?

«« Блинная авеню », - говорю я, подмигивая ей, чтобы показать ей, что я был на семейной квитанции,

и не могу отвлекаться от этой темы. Я говорю: давайте

послушаем, как вы их делаете.Блины просто крутятся в голове, как колеса телеги. Начни ей

с

, сейчас - фунт муки, восемь десятков яиц и так далее. Как работает каталог

составляющих? '

«Извините меня на минутку, пожалуйста», - говорит мисс Виллелла, бросает на меня быстрый взгляд

и соскальзывает со стула. Она прошла в другую комнату и прямо

Дядя Эмсли входит в рукава рубашки с кувшином воды.Он оборачивается, чтобы поставить на стол стакан

, и я вижу сорок пять в его заднем кармане. «Отличные пост-дыры!» - думает я, - но

вот семья думает о куче рецептов на приготовление еды, защищая ее огнестрельным оружием. Я знал

нарядов, которые не повлияли бы на семейную вражду ».

«Выпей это здесь вниз, - говорит дядя Эмсли, протягивая мне стакан воды. - Ты тоже избавился сегодня

, Джад, и сильно разволновался. Попробуй сейчас подумать о чем-нибудь другом». .«

» «Дядя Эмсли, ты умеешь готовить из них блины?» Я спросил.

«Ну, я не так осведомлен в их анатомии, как некоторые, - говорит дядя Эмсли, - но я

The Pimienta Pancakes: Analysis & Theme

Адам и Ева

Когда рассказчик испытывает тягу к блинчикам, повар вытаскивает пистолет, подозревая, что над ним смеются из-за его истории с блинами. Угроза перестрелки из-за запроса на блины кажется серьезной, но Джадсона Одома обманывали и раньше, и он не намерен допустить, чтобы это повторилось снова.

Джад рассказывает историю встречи с мисс Виллеллой Лирайт , палестинской племянницей дяди Эмсли из магазина Uncle Emsley Telflair на перекрестке Пимиента. Джад пошел в магазин за фруктами и «чувствовал себя Адамом перед яблочной давкой», когда его представили Виллелле. При их первой встрече он очаровывает ее, дразня ее «как некая женщина по имени Ева начала плодоносить на первом пастбище с свободной травой - в Палестине, не так ли?»

Намек рассказчика на История Адама и Евы предвещает, что женщине, хотя и достаточно соблазнительной, чтобы соблазнить его навещать ее пару раз в неделю, нельзя доверять.Когда он пытается проскользнуть на дополнительный звонок, Виллелла выходит с другим мужчиной.

Отсутствие самосознания

Хотя Джад хвастается тем, что он «никогда не стеснялся женщин» и что его встреча с Виллеллой была «такой же легкой и ласковой, как привязка годовалого ребенка», она интерес к другому человеку, Джексон Берд , не поддерживает его утверждения. Кроме того, его ответ не отражает той легкости, которую он утверждает с женщинами. Вместо того, чтобы обсуждать ситуацию с Виллеллой, Джад угрожающе противостоит своему сопернику.Авторская характеристика Джуда, лишенного человеческих навыков и самосознания, прокладывает ему путь к тому, чтобы стать жертвой манипуляций Берда.

Bird's Deception

Bird утверждает, что его интересует только Виллелла секретный рецепт блинов ее семьи, и просит Джада помочь ему получить его. Затем он говорит Виллелле, что Джада однажды ударили сковородой по голове, пока готовили блины, так что теперь '' всякий раз, когда ты (Джад) перегревался или возбуждался, эта рана причиняла тебе боль и сводила тебя с ума, и ты ходил в ярости. блины.Лгав обеим сторонам, Птица может убедить Джада, что он друг, а не соперник, в то же время убеждая Виллеллу в том, что Джад потенциально опасен. В результате Птица получает девушку. Джад не понимает, что им манипулируют, пока Виллелла и Птица уже не женятся.

Когда Птица говорит: «Я попрошу вас помочь мне. Мисс Лирит и вы, будучи более близкими друзьями, может быть, она сделает для вас то, что не сделала бы для меня, - апеллирует он к эго Джуда. Он льстит ему, хвастаясь отношениями Джада с Виллеллой.Кроме того, он укрепляет доверие с Джадом, прося его об одолжении, как это сделал бы только друг.

Из-за этой ситуации рецепт блинов Джуда взяли из газеты, но он их не ест. Это пример его перемещенных чувств; Джад утверждает, что уже пережил это, но до сих пор не ест блины.

Тема

Тема рассказа - это общая мысль, которую подчеркивает автор. В истории может быть несколько тем. В этом случае О.Генри предупреждает о том, что доверяет сопернику, который утверждает, что он друг. Единственное, что Джад знает о Птице, когда встречает его в первый раз, это то, что Птица проявляет интерес к Виллелле, но он готов поверить этой истории с блинами и обмануть свой любовный интерес, выдав секретный рецепт ее семьи, потому что Птица кормит Джаду. эго.

Краткое содержание урока

«Блины Пимиента» - это рассказ о поваре, которым манипулирует романтический соперник из-за рассказа о блинах. Джадсон Одом описывает свою первую встречу Виллеллы Лирайт , используя намек на Адама и Евы. Джад ела фрукты в магазине своего дяди, а Виллелла была очаровательной палестинской красавицей.

Джад думает, что дела идут отлично, когда узнает, что она также встречается с Джексоном Бердом . Джад сталкивает Птицу с угрозой насилия, но он уверен, что единственный интерес Птицы заключается в рецепте блинов ее семьи. Лестью Птица убеждает Джада помочь ему получить рецепт.В то же время Птица заставляет Виллеллу поверить, что у Джада был плохой опыт с блинами, и его разговоры о блинах - это признак безумия, которое может быть опасным.

Джад вытесняет свои чувства, никогда больше не ест блины и подозрительно смотрит на тех, кто упоминает ему блины. Тема - это предупреждение о том, что нужно доверять сопернику.

The Pimienta Pancakes by O. Henry

Уильям Сидней Портер использует псевдоним «О. Генри» для неожиданных концовок, официально подписанных как Сидней Портер.Его биография показывает, где он черпал вдохновение для своих персонажей. Их голоса и его язык были продуктом его эпохи.

Он родился в 1862 году в Гринсборо, Северная Каролина. Когда ему было три года, его мать умерла от туберкулеза. Он бросил школу в пятнадцать лет, пять лет проработал в доме своего дяди

. Уильям Сидней Портер использует псевдоним «О. Генри» для неожиданных концовок, официально подписанных как Сидней Портер. Его биография показывает, где он черпал вдохновение для своих героев. Их голоса и его язык были продуктом его эпохи.

Он родился в 1862 году в Гринсборо, Северная Каролина. Когда ему было три года, его мать умерла от туберкулеза. Он бросил школу в пятнадцать лет, пять лет проработал в аптеке своего дяди, затем два года на овцеводческом ранчо в Техасе.

В 1884 году он уехал в Остин, где работал в конторе по недвижимости, в церковном хоре и четыре года проработал чертежником в Главном земельном управлении. Его жена и первенец умерли, но дочь Маргарет пережила его.

После того, как ему не удалось создать небольшой юмористический еженедельник, он работал в плохо управляемом банке.Когда на его счетах не было баланса, его обвинили в этом и уволили.

В Хьюстоне он проработал несколько лет, пока - ему не было предъявлено обвинение в хищении - он сбежал в Новый Орлеан, а оттуда - в Гондурас.

Два года спустя он вернулся из-за болезни жены. Задержанный, Портер отбыл несколько месяцев больше трех лет в тюрьме в Колумбусе, штат Огайо. Во время своего заключения он написал десять рассказов, в том числе A Blackjack Bargainer , The Enchanted Kiss и The Duplicity of Hargraves .

В 1899 году McClure's опубликовали Рождественскую историю Свистлинга Дика и Georgia's Ruling .

Находясь в Питтсбурге, штат Пенсильвания, он отправил рукописи редакторам Нью-Йорка. Весной 1902 года журнал Ainslee's Magazine предложил ему регулярный доход, если он переедет в Нью-Йорк.

Менее чем за восемь лет он стал автором бестселлеров сборников рассказов. Cabbages and Kings были первыми в 1904 году; за ним следует Четыре миллиона ; Подрезанный светильник и Сердце Запада в 1907 году; Голос города 1908 г .; Дороги судьбы и Варианты в 1909 году, Строго Деловые и Вертолеты в 1910 году.Посмертно опубликованные сборники: The Gentle Grafter, о мошеннике Джеффе Питерсе; Rolling Stones и Waifs and Strays ; а в 1936 году - неподписанные рассказы.

Остальные получили большее денежное вознаграждение. Полученная реформация о взломщике сейфов Джимми Валентайне получила 250 долларов; шесть лет спустя 500 долларов за драматические права, из которых драматург Пол Армстронг получил гонорар более 100 000 долларов. По многим историям сняты фильмы.

Прочитать СТРАНИЦУ 4 «Блины Пимиента» О.Генри (Уильям Сидней Портер) | 25 629 бесплатных классических рассказов и стихов

«Чтобы убедить вас в своей искренности, - говорит овец, - я попрошу вас помочь мне. Вы с мисс Лирайт, будучи более близкими друзьями, может быть, она сделает для вас то, чего не сделала бы для меня. Если вы принесете мне копию этого рецепта блинов, я даю вам слово, что никогда больше не буду к ней призывать ».

«Это честно», - сказал я и пожал руку Джексону Берду. «Я куплю его для вас, если смогу, и рад услужить». И он свернул на большую грушевую квартиру на Пьедре, в направлении Майред Мула; и я направился на северо-запад к ранчо старого Билла Туми.

«Через пять дней у меня появилась еще одна возможность поехать в Пимиенту. Мисс Виллелла и я приятно провели вечер у дяди Эмсли. Она кое-что спела и очень раздражала пианино цитатами из опер. Я изобразил гремучую змею и рассказал ей о новом способе снятия шкуры с коров Снейки МакФи и описал однажды поездку в Сент-Луис. Мы прекрасно ладили в оценках друг друга. Думаю, что если теперь удастся убедить Джексона Берда мигрировать, я выиграю.Я вспоминаю его обещание насчет рецепта блинов и думаю, что уговорю мисс Виллелла и отдам ему; а затем, если я снова поймаю Берди у Mired Mule, я заставлю его прыгнуть по ветке.

«Итак, около десяти часов я ласково улыбнулся и сказал мисс Виллелле:« Если есть что-то, что мне нравится больше, чем вид красного бычка на зеленой траве, так это вкус приятного горячего блин, задушенный сахарной патокой. '

«Мисс Виллелла слегка подпрыгнула на табурете пианино и с любопытством посмотрела на меня.

«Да, - говорит она, - они очень милые. Как вы назвали эту улицу в Сент-Луисе, мистер Одом, на которой вы потеряли шляпу? »

«« Блинная авеню », - говорю я, подмигивая ей, чтобы показать ей, что я говорю о семейной расписке и не могу отвлечься от этой темы. «А теперь пошли, мисс Виллелла, - говорю я; «Давай послушаем, как ты их делаешь». Блины просто крутятся в голове, как колеса телеги. Начни ее, сейчас - фунт муки, восемь дюжин яиц и так далее. Как работает каталог составляющих? »

«Извините меня на минутку, пожалуйста», - говорит мисс Виллелла, быстро искоса смотрит на меня и соскальзывает со стула.Она медленно вышла в другую комнату, и тут же входит дядя Эмсли в рукавах рубашки и с кувшином воды. Он поворачивается, чтобы поставить стакан на стол, и я вижу сорок пять в его заднем кармане. «Отличные почтовые ямы! - думаю я, - но вот семья думает о куче рецептов на приготовление еды, защищая ее огнестрельным оружием. Я знал наряды, которые не повлияли бы на семейную вражду ».

«Выпей это здесь, внизу», - говорит дядя Эмсли, протягивая мне стакан воды. - Ты сегодня слишком далеко уехал, Джад, и сильно взволновался.Попробуйте сейчас подумать о чем-нибудь другом ».

«Вы умеете делать из них блины, дядя Эмсли?» - спросил я.

«Ну, я не так осведомлен в их анатомии, как некоторые, - говорит дядя Эмсли, - но я думаю, вы возьмете сито для гипса, немного теста, салерата и кукурузной муки и смешаете их. с яйцами и пахтой как обычно. Джад, старик Билл снова отправит скот в Канзас-Сити этой весной? »

«Это были все характеристики блинов, которые я смог получить той ночью.Я не удивлялся, что Джексон Берд нашел это трудным. Так что я бросил эту тему и немного поговорил с дядей Эмсли о полых рогах и циклонах. А потом пришла мисс Виллелла и сказала «Спокойной ночи», и я пустился в путь на ранчо.

«Примерно через неделю я встретил Джексона Берда, выехавшего из Пимиенты, и мы остановились по дороге, чтобы сделать несколько легкомысленных замечаний.

Репортаж по рассказам О. Генри / ID: 944819

Автор рассказов Уильям Сидни Портер, более известный как О.Генри - один из самых известных американских писателей рассказов, хорошо известный на обоих берегах Атлантического океана. В лучших своих произведениях О. Генри достиг ослепительной виртуозности, а его работы остались одними из лучших, когда-либо созданных в этом жанре.
Его манера письма уникальна и легко узнаваема среди других. Он использует множество различных стилистических приемов, чтобы удивить читателя и заставить его жаждать большего, и это именно то, что я чувствовал, читая его рассказы. Мне не очень понравился первый рассказ из подборки рассказов, которым был «Незаконченный рассказ», но я не мог не заметить, насколько легко его было читать.О. Генри прекрасно использует игру слов и поражает читателя простотой использования слов в игре слов. Это кажется невероятным, поскольку у него не было глубокого образования.
Один из его самых узнаваемых стилистических приемов - неожиданные концовки, которые он довел до совершенства. Это, на мой взгляд, то, что делает истории такими уникальными и увлекательными. Одна из моих любимых историй подборки - «Принцесса и Пума», у которой типичный неожиданный финал. Мне также понравилось, что у многих историй нет точного конца, что позволяет читателям думать вместе.Эти истории действительно заставляют читателей ЗАДУМАТЬСЯ о многих важных жизненных вопросах.
Другой очень забавный стилистический прием, который использует О. Генри, - это пересказ другой истории в рассказе; Примером этого являются рассказы «Друзья из Сенрозарио» и «Пиментские блины».
Он прирожденный рассказчик. Герои его рассказов удивительно жизнерадостны и очень человечны - у всех есть свои пороки и достоинства. Что мне очень понравилось, так это то, что рассказы сильно отличались друг от друга - персонажи были людьми разного жизненного пути, от бедных продавщиц до ковбоев, преступников, брокеров и состоятельных людей.Описанные ситуации также разнообразны и охватывают многие важные жизненные вопросы, такие как предательство, отчаяние, настоящая дружба, любовь, гордость, достоинство, самоотверженность и т. Д. Истории происходят в разных местах по всей Америке - в Нью-Йорке, ранчо Техаса и небольшие городки между ними. Его способность писать об этом, как если бы он знал все это изнутри, проистекает из того факта, что он на самом деле много работал в газетах, в банке, магазинах, был арестован и сбежал из дома. Все люди, которых он встречал в разные периоды жизни, стали вдохновителями и прототипами для многих его рассказов.
О. Генри был профессиональным сценаристом, что повлияло на его творчество, так как для газет требовалось писать рассказы, которые всем показались бы забавными. Это повлияло на его стиль письма, и наряду с его шедеврами О. Генри написал множество рассказов, не имеющих большой художественной ценности - типичных рассказов о счастливом конце, таких как «Бабье лето Джонсона» и «Пропавший компонент». Несмотря на необходимость идти на компромисс, О. Генри никогда не уступал своим принципам писать только то, во что верил.Хотя О. Генри никогда не критиковал систему общества напрямую, он выражал свое отношение в своих рассказах, используя шутку и иронию.

Оригинальный блинный дом в Парковом хребте - Menú en línea

Encuentra un The Original Pancake House в Park Ridge cerca de ti. Explora el menú, pide tus artículos Favoritos y haz un seguimiento de la comida hasta tu puerta.


Preguntas frecuentes

¿Cómo hago un pedido de The Original Pancake House en línea?

Después de seleccionar la ubicación de The Original Pancake House en Park Ridge, исследуйте меню, выберите лос-артикуль, quieres comprar y haz el pedido de The Original Pancake House en línea.

¿The Original Pancake House realiza entregas en mi área?

Обратитесь за консультацией и проконсультируйтесь с The Original Pancake House в Park Ridge, доступном в Uber Eats, где можно найти подъезд к дому.

¿Цена в меню The Original Pancake House, как и в Uber Eats?

В меню "Original Pancake House" фигура в Uber Eats pueden ser Diferentes de los del Restaurante.

¿Cuándo puedo hacer un pedido de The Original Pancake House en Park Ridge?

Самые популярные рестораны The Original Pancake House в Park Ridge, входящие в Uber Eats.Selecciona un The Original Pancake House cerca de ti y conoce cuándo está abierto para realizar entregas.

¿Как сделать персонализированный детский дом The Original Pancake House с Uber Eats?

Es posible que puedas dejar una nota para la cocina or personalizar los artículos del menú de The Original Pancake House que quieres pedir.

¿Сделать заказ bebidas cuando hago un pedido de The Original Pancake House a domicilio?

Puedes pedir cualquiera de los artículos del menú de The Original Pancake House que aparecen en la página del Restaurante в Uber Eats, включая las bebidas, menos que se marquen como no disponibles o que se indique lo contrario.

¿Педидо запрограммировать педикюр The Original Pancake House в дом с Uber Eats?

Con Uber Eats puedes pedir comida ahora or programar la entrega para más tarde. Подтверждение подлинности The Original Pancake House de Park Ridge не вызывает сомнений по своему вкусу.

¿Puedo hacer un pedido para llevar de un the Original Pancake House cercano?

En algunas ciudades y en ciertos Restaurantes que usan Uber Eats, puedes hacer un pedido para llevar or for comer en el lugar.

Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *