Павлова анна умирающий лебедь: Случайный шедевр. Как родился «Умирающий лебедь» Павловой | Персона | Культура

Случайный шедевр. Как родился «Умирающий лебедь» Павловой | Персона | Культура

4 января 1908 года легендарная Анна Павлова впервые исполнила хореографическую миниатюру «Умирающий лебедь», которая на несколько десятилетий стала визитной карточкой балерины. Как создавался шедевр, рассказывает АиФ.ru.

Однажды, исполняя свой коронный номер «Умирающий лебедь» перед парижской публикой, Анна Павлова получила одну из главных наград, о которой может мечтать артист балета: после окончания миниатюры в течение нескольких секунд в зале царила полная тишина, зрители были очарованы грациозным исполнением балерины, а затем одарили ее бурными овациями. В тот день Павлова трижды танцевала лебедя. Публика всегда с невероятным восторгом встречала Анну в этом образе, поскольку она была в нем невероятно хороша. Как родился этот танец, рассказывает АиФ.ru.

Друзья детства

Номер «Умирающий лебедь» был поставлен специально для Павловой ее коллегой Михаилом Фокиным.

Они вместе учились в Императорском театральном училище, знали друг друга с детства и часто выступали в паре. Когда Фокин стал пробовать свои силы в качестве постановщика, он нашел в лице Павловой идеальную исполнительницу своих замыслов. Она легко соглашалась на перевоплощения, в результате которых ее иногда было просто не узнать на сцене, и не гналась за техническими трюками. Однажды для балета «Египетская ночь» Фокин попросил Анну нанести на тело специальную краску, чтобы походить на восточную девушку, затем удлинил ей разрез глаз и брови с помощью карандаша. Эти нехитрые манипуляции за несколько минут превратили Павлову в ее героиню Таор. Для того времени такие эксперименты были в новинку.    

Удивительно, но и для Анны нельзя было найти более подходящего балетмейстера. Она крайне редко вносила какие-то изменения в первоначальный замысел постановок Фокина, в отличие от других, где принимала участие. Если Павлова не понимала логической связи движений и рисунка танца в целом, она без тени смущения корректировала его под себя.

Импровизация

В начале 1908 года хор Императорского оперного театра попросил Павлову принять участие в их благотворительном концерте, который должен был пройти в Дворянском собрании. К этому событию балерина планировала поставить небольшой номер и попросила Фокина помочь ей выбрать подходящую музыку. Хореограф в то время увлекался игрой на мандолине и старательно разучивал дома «Лебедя» Камиля Сен-Санса, поэтому предложил балерине именно эту композицию. К тому же хрупкий силуэт Павловой говорил, что она создана для этой роли. Анна идею поддержала, и снова обратилась к Фокину с просьбой — на этот раз выступить в качестве балетмейстера номера.

Для постановки танца, который даже спустя годы будет исполняться многими ведущими балеринами по всему миру, хореографу потребовалось всего несколько минут. Практически все от начала до конца было импровизацией. Михаил танцевал перед Анной, она — тут же, позади него. Затем Павлова начала пробовать исполнять номер одна, а Фокин подсказывал ей, как правильно держать руки. В итоге им удалось вложить в эти две с половиной минуты совершенную технику и выразительность, создав самый удачный номер Павловой. Кстати, Сен-Санс был крайне удивлён таким трагическим прочтением своего произведения, поскольку по его задумке лебедь в финале вовсе не умирал.

Анна Павлова в образе «Умирающего лебедя» Фото: Commons.wikimedia.org

Смерть лебедя

Исполнение Павловой «Умирающего лебедя» всегда вызывало восторг и бурные аплодисменты. Возможно, невероятный успех в данном образе состоялся еще и потому, что балерина очень любила этих птиц в реальной жизни. Обосновавшись в Лондоне, она купила просторный дом в типичном английском стиле с лужайкой и искусственным озером, в котором плавали знаменитые лебеди Павловой. С одним из них — любимчиком Джеком у балерины есть невероятно трогательная фотография — на снимке птица как бы обнимает свою хозяйку длиной шеей. 

Внезапная смерть танцовщицы стала настоящим шоком для ее поклонников по всему миру. Особенно трогательно с Павловой простились в Лондоне во время концерта «Общества Камарго»: в перерыве между первым и вторым номером программы дирижер Константин Ламберт объявил зрителям, что в память об Анне Павловой оркестр исполнит «Смерть лебедя».

Зазвучала музыка, на затемненной сцене появилось пятно света от прожектора, которое начало передвигаться так, как если бы танцевала сама балерина. Пока шел номер, весь зал стоял, отдавая дань невероятному таланту Павловой.  

 

новое религиозное сознание и fin de si?cle в России

Анна Павлова и «Умирающий лебедь»

Князь Питер Ливен пишет в «Рождении “Русского балета [Сергея Дягилева]”» («The Birth of the Ballet?Russes»), что Анна Павлова (1881–1931) «создала одно из прекраснейших художественных творений эпохи» и выражала в своем танце «печальную прелесть сломленной умирающей птицы»[28]. Хрупкая, изящная и прекрасная, Павлова появлялась на сцене как драгоценное произведение искусства. За кулисами, вдали от публики, она была забинтована с головы до ног, чтобы дать отдых больным мышцам и усталым ногам. Но на глазах у публики она парила: легкая, воздушная, бестелесная. Хотя имя Павловой ассоциируется с классическим репертуаром, она принадлежала к «левому флангу» Михаила Фокина и интересовалась новаторской работой Дункан, особенно плавными движениями рук и эмоциональной выразительностью.

Она видела выступления Дункан в Петербурге в 1904–1905 гг., в том числе и на собственной квартире.

«Умирающий лебедь» Анны Павловой

На хореографию «Лебедя» Камилла Сен — Санса (в качестве балетного номера более известного как «Умирающий лебедь»), поставленного Фокиным для Павловой в 1907 г., отчасти повлияла Дункан. Геннадий Шмаков называет этот танец — визитную карточку Павловой — «дунканизмом на пуантах»[29]. Когда в 1913 г., через несколько дней после смерти балерины, в Брюсселе поднялся занавес, «зазвучала [музыка Сен — Санса] и по темной сцене, где должна была танцевать [Павлова], заскользил одинокий белый луч прожектора». Весь зал встал, «глаза [всех] следовали за белым лучом света, как будто тщетно искавшим исчезнувшую Павлову»[30].

По словам Фокина, это должен был быть «танец всего тела, а не только ног, как в старом балете»[31]. В воспоминаниях о Павловой Акима Волынского имплицитно присутствуют и гиб- ридность, и слияние музыки и жеста: «крылоподобные помахивания рук были у Павловой изумительны.

Пластический трепет передавал почти адекватно трепет умирающей струны. […] она сливалась с каждым скрипичным мазком […] на границе женственного небытия»[32]. Сирил В. Бомон так описывает смерть птицы в исполнении Павловой: «скорбное трепетание рук, медленно тонущее тело, грустные глаза и та финальная поза, когда все замирает»[33]. Линн Гарафола полагает, что трепещущие движения танцовщицы не символизируют смерть, а «отстаивают право на жизнь, [отражая] безуспешный протест» против «предела, положенного смертью»[34]. Но вне зависимости от интерпретации танца само восприятие пребывания на грани жизни и смерти как проводника творческой энергии в декадентстве отражает воспевание этого пограничного состояния.

Фокинская хореография «Умирающего лебедя» стала знаковой для того времени, помимо всего прочего, потому, что в нем воплотилось мироощущение декаданса и ар — нуво. Так, Шмаков упоминает «декадентскую манерность рук [Павловой]»[35], вздымающиеся и опадающие движения которых изображают смерть лебедя. Сам силуэт лебедя в природе (длинная шея), воспроизведенный в теле балерины, характерен для эстетики модерна: и тому, и другому свойственна органическая волнистая линия. В репертуаре Павловой было много и других коротких танцев, основанных на природных метафорах: стрекоза, бабочка, снежинка, роза и калифорнийский мак.

Вот как калифорнийский поклонник Павловой, балетоман и американский ученик Бакста описывает танец, в котором она изображала мак: «это был ботанический этюд, проблеск невидимого трепета, тайного знания цветка, — пишет Джозеф Пэджет — Фредерикс. — Павлова могла быть женщиной, птицей или пламенем, цветком на ветру, и она стала маком; эта золотистая головка, глаза эльфа, золотые вьющиеся ноги, эти руки […], присыпанные пыльцой, — […] бестелесный эльф, […] цветок, но и душа цветка». Описание Павловой, заимствованное из дискурса fin de si?cle, напоминает волошинское изображение экстатического танца Дункан. Источником вдохновения балета, который мемуарист видел на сцене Сан — Франциско в 1920–е гг. , был цветок — символ штата Калифорния. Пэджет — Фредерикс, денди, копировавший имидж барона Робера де Монтескью, был внучатым племянником последнего министра императорского двора барона Владимира Фредерикса, куратора Императорских театров[36].

Птица — героиня Павловой представляет собой настоящий гибрид женщины и животного в духе fin de si?cle. Павлова держала лебедей дома, в Айви — Хаус в Лондоне, и фотографировалась с ними, изображая мифологическую Леду. Хореография «Умирающего лебедя» (хотя, по всей видимости, и неумышленно) имитировала телодвижения, ассоциируемые с избыточностью истерии, как ее представляли в Сальпетриер, которые потом были перенесены в театр — в жестикуляцию Сары Бер-

Анна Павлова с лебедем

нар, Лои Фуллер и других. Танец выводил на сцену гибрид женщины и лебедя как произведение искусства, в котором воплотились волнистая линия ар — нуво и исступленные телодвижения истерии; по словам Фелисии МакКаррен, танец выражал «неистерически то, что могла выразить только истерия»[37], с той очевидной разницей, что «Умирающий лебедь» строился по канонам балетного искусства[38]. Мы можем заключить, таким образом, что трагический финал танца Павловой был предрешен не только смертью, но и самой балетной эстетикой, в которой репрезентация избыточного подчиняется определенным художественным канонам.

«Умирающий лебедь» русского балета

Анна Павлова

12 февраля 1881 года в дачном посёлке под Петербургом родилась Анна Павлова, которой суждено было стать выдающейся балериной XX столетия. Мы вспоминаем интересные подробности её биографии, головокружительные фуэте и фантастическое обаяние.

Из всех балерин XX столетия Павлову можно назвать одной самых красивых и впечатляющих своим обаянием женщин. Удивительная грация, гордая посадка головы и непременная чуть заметная улыбка не могли не вызывать восхищения. Однако, несмотря на огромный успех у мужчин о личной жизни Павловой известно немногое. Может быть, всё дело в том, что балерина считала служение искусству смыслом своей жизни и даже сказала однажды:

«По-моему, истинная актриса должна жертвовать собой, своему искусству. Подобно монахине, она не вправе вести жизнь, желанную для большинства женщин».

Вероятно, поэтому история, хранящая огромнейший материал о её карьере, оставила очень мало сведений о ней самой.

Рождение легенды

Известно, что Анна Павлова родилась в дачном посёлке Лигово, где находились фешенебельные особняки и куда предпочитала выбираться из города на лето петербургская знать. Своего отца, бывшего отставного солдата Преображенского полка Матвея Павлова, девочка не помнила, да и мало кто верил в то, что она была дочкой обычного служивого. Поговаривали, что её настоящим отцом являлся Лазарь Поляков, банкир и младший брат известного строителя железных дорог Самуила Полякова.

К тому же бедное детство будущей примы плохо увязывалось с летним отдыхом в двухэтажной дачей в Лигове, частые ее посещения Мариинского театра, где абонировались лучшие места, а также обучение в Императорской балетной школе, уроки в которой могли брать дети только очень обеспеченных родителей.

«Пушинка на ветру – она будет летать на сцене» Анна Павлова

Характер Павловой – волевой, решительный и целеустремлённый – начал проявляться ещё в детстве. В возрасте восьми лет девочка, сидя на спектакле в Мариинском театре, категорично сказала своей материи:

«Я буду танцевать «Спящую Красавицу» в этом театре!».

Желание скоро стало претворяться в жизнь: девять лет Павлова провела в балетной школе, где уклад жизни был по-монастырски суров, а обучение – тяжёлым, но плодотворным. Здесь следовали традициям классического балета, великолепно ставили технику и не терпели лени. Однако на пути поступления в балетную школу Павлову встретили препятствия.

Первая попытка поступить сюда закончилась провалом: балетмейстеры сочли девочку слишком хрупкой и чересчур болезненной. Судьба её решилась во время второй попытки, когда знаменитый на весь мир солист балета и хореограф Мариус Петипа, увидев пробы юной Павловой, сказал:

«Пушинка на ветру – она будет летать на сцене».

После такого резюме Павлова была принята в школу.

После окончания Вагановского училища, в 1899 году Анна Павлова поступила в труппу Мариинского театра, где танцевала партии в классических балетах «Щелкунчик», «Конёк-Горбунок», «Раймонда», «Баядерка», «Жизель». Железная воля и не терпящий поблажек характер, благодаря которому даже во время болезни она выходила на сцену и каждый раз выступала лучше, чем в предыдущий, помогли ей в 1906 году стать ведущей танцовщицей труппы.

Уже тогда критики балета выделили её уникальную и самобытную манеру танца, которая, не выходя за рамки классического балета, была оригинальной и превращала знакомые сюжеты в шедевральные динамические зарисовки, где было много драматичного, эмоционального и одновременно сдержанного.

«Умирающий лебедь» Фокина и «Русские сезоны» Дягилева

Первым наиболее заметным скачком в карьере стало участие Павловой в 1907 году на благотворительном вечере в Мариинском театре, где она исполнила специально поставленную для неё выдающимся хореографом Михаилом Фокиным миниатюру «Лебедь». Позже номер, ставший символом русского балета, получил название «Умирающий лебедь».

Балет Фокина стал новым этапом в формировании русского танца, который приверженцы классики восприняли как откровенное оскорбление и опошление традиций. Однако новый век требовал новых решений, и когда в 1908 году Александр Бенуа представил известному  антрепренёру Сергею Дягилеву Фокина, тот пришёл в восторг и пригласил балетмейстера к себе в труппу, которая должна была отправиться в Европу с программой «Русские сезоны» и показать миру, что значит «танец по-русски».

В труппу, которая должна была отправиться в Париж, вошли также Тамара Карсавина, Вацлав Нижинский и Анна Павлова – тройка самых мощных мастеров отечественного танца. Русские сезоны имели шумный успех, портрет кисти Серовой с изображением Павловой стал эмблемой программы, а выступление «Лебедя» – «доказательством того, что танец может и должен не только радовать глаз, но должен проникать в душу».

Всемирная слава и почитание Анна Павлова

Триумф Павловой был воистину грандиозным. Имя балерины стали произносить с обожанием и поклонением. Однако Анна сделала неожиданный ход. Несмотря на то, что на протяжении дальнейших двадцати лет она танцевала «Умирающего лебедя», всегда с теплотой отзывалась о своём участии в «Русских сезонах», буквально сразу после окончания гастролей Анна решила собрать собственную труппу и уйти от Дягилева.

Всё дело в том, что наряду с демонстрацией достоинств русского балета,

«в Париже русское искусство подавали, как и русские кушания, по обычаю слишком роскошно, слишком уж сытно…»,

– писала Павлова. Позже она говорила, что «не танцевала там того, чем создала себе имя…».

Павлова ценила эстетику танца и считала, что её не должны заслонять шикарные декорации, грандиозное оформление, даже если оно создано самим Леоном Бакстом. По её представлению, танец должен был оттенять сам себя, не прибегая к подручным средствам.

После уход из труппы Дягилева Павлова создала свою, с которой гастролировала около двадцати лет, заслуживая овации в самых отдалённых частях света.

«Приготовьте мой костюм лебедя»

Последнее выступление Павловой в Мариинском театре состоялось в 1913 году, а в России — в 1914 году, после чего она безвозвратно уехала в Англию. На родину Павлова так никогда и не вернулась.

Возможно, если бы колесо истории России покатилось в иную от социализма сторону, она бы приезжала с гастролями и, может быть, даже переехала обратно, однако Павлова и её слишком свободный балет не вписывались в формальное искусство советской России. Балерина осталась в столице Англии.

Умерла Павлова в возрасте 49 лет, когда зимой 1931 года, переезжая в Голландии с одного концерта на другой, балерина попала в железнодорожную катастрофу. Она осталась жива, однако оказавшись в лютый мороз в одном лишь тонком платье, она простудилась и скончалась в последний день января в Гааге.

Ее похоронили в Лондоне. Поговаривают, что последними словами великой балерины были: «Приготовьте мой костюм лебедя…».

Анастасия Чайковская, АиФ

Хореографическая миниатюра Фокина «Умирающий лебедь» (The Dying Swan)

The Dying Swan

Дата премьеры

22. 12.1907

Жанр

Страна

Россия

«Лебедь» — концертный номер на музыку К. Сен-Санса, балетмейстер М. Фокин.

Впервые исполнен Анной Павловой 22 декабря 1907 года на благотворительном вечере в Мариинском театре.

Номер не имеет сюжета, однако хореограф Михаил Фокин оставил «Общую картину танца», которая и приводится ниже.

При поднятии занавеса в левой от зрителя стороне, в глубине темной сцены, танцовщица в белом балетном костюме, покрытом лебяжьими перьями и пухом, стоит неподвижно. Она освещена лунным светом. Голова ее грустно склонилась, руки опущены и сложены перед слегка склоненным корпусом.

После одного такта вступления арфы с первым звуком виолончели она поднимается на пальцы и тихо и грустно плывет через сцену. Руки ее медленно подымаются над головой, потом раскрываются подобно крыльям. Но при этой попытке подняться она, как бы ослабевая, падает на колено. Метаясь из стороны в сторону, собирая остатки сил своих, она подымается на пальцы левой ноги и, жалобно закинув голову назад, трепетно бьется.

Повторив всю эту фигуру, она затем медленно переплывает на середину сцены с корпусом, упавшим вниз так, что кончики пальцев почти касаются пола. Затем она подымается и плавно вертится на пальцах обеих ног, кутаясь в нежных движениях своих рук. Она как будто себя жалеет. Но вот музыка ускоряется, усиливается. Танцовщица вертится сильнее с рукой, протянутой с выражением мольбы. Затем она выпрямляется и с руками, распростертыми в сторону, устремляется в глубину сцены. Взмахивая руками все выше и выше, она замирает на момент, недвижно на пальцах, вся в стремлении подняться ввысь, уйти от неизбежного.

В музыке звучит повторение начальной темы. Голова танцовщицы склоняется на сторону. Она вся выражает разочарование. Плывет, приближаясь, спиной к зрителю. Вот она жалобно выглядывает из-под правой простертой руки, затем из-под левой. Затем кружится нервно, как будто с новой надеждой движется все так же на пальцах в левую сторону сцены. Она закидывает руки к небу, потом возвращается на середину сцены, склоняется на колено, делает последнюю попытку взлететь, но бессильно опускается и умирает.

В творчестве плодовитого французского композитора Камиля Сен-Санса (1835-1921) зоологическая фантазия «Карнавал животных» (1886) занимает весьма скромное место. Одна из частей сюиты, состоящей из своеобразных «портретов» ослов и черепах, антилоп и слона, называется «Лебедь». Композитор создал музыкальный образ птицы, прекрасной в своем горделивом спокойствии. Тембр виолончели придает музыке задумчивость, порой мечтательной грусти. Вряд ли кому-либо пришло в голову танцевать под эту музыку, если бы первоклассный танцовщик и начинающий хореограф Михаил Фокин не увлекался в свободное время игрой на мандолине.

Историю создания хореографической миниатюры ее сочинитель помнил хорошо: «Как-то Павлова пришла ко мне и сказала: „Хор Императорского оперного театра просил меня принять участие в их концерте. Ты не мог бы помочь мне выбрать музыку?" В то время я как раз разучивал на мандолине под аккомпанемент моего товарища „Лебедя" Сен-Санса. „А что, если взять ,Лебедя' Сен-Санса?" — предложил я. Она сразу же поняла, что роль Лебедя ей подходит как нельзя лучше. А я, оглядев ее тоненькую, хрупкую фигурку, подумал: „Она создана для Лебедя"... Для постановки танца потребовалось всего несколько минут. Эта была почти импровизация. Я танцевал перед ней, она — тут же, позади меня. Потом она стала танцевать одна, а я следовал за ней сбоку, показывая, как надо держать руки... Этот танец стал символом нового русского балета. Это было сочетание совершенной техники с выразительностью. Танец может и должен не только радовать глаз, но и проникать в душу».

Трудно переоценить вклад Анны Павловой в реализацию замысла хореографа. Ее личность придала образу и масштаб, и драматизм. Однако, изменение первоначального названия на ныне общепринятое — «Умирающий лебедь» — и соответствующее переосмысление образа «птицы» произошло не только под влиянием гениальной балерины. Образ лебедя один из распространенных в русской литературе. На рубеже двадцатого века он трансформируется, в этом символе идеальной красоты акцентируется ее недолговечность и неминуемое увядание. Вспомним картины Михаила Врубеля, а также известное некогда стихотворение Константина Бальмонта «Лебедь»: «Не живой он пел, а умирающий./ От того он пел в последний час,/ что пред смертью вечной, примиряющей/ видел правду — в первый раз». Известно, что иногда двухминутную миниатюру Фокина исполняли в сопровождении чтения этого стихотворения.

Успех фокинского шедевра ознаменовал то, что на концертную сцену, на смену эффектной классической вариации, пришел хореографический монолог со своим сюжетом и настроением. Советские хореографы подхватили это нововведение, их концертные номера стали миниспектаклями с одним или несколькими исполнителями.

Не прост, но интересен вопрос о взаимном влиянии хореографии Льва Иванова из второй картины «Лебединого озера» и «Лебедя» Фокина. Сам выбор образа лебедя мог быть подсознательно связан с тем, что и Павлова, и Фокин были превосходными интерпретаторами этого классического балета. Совпадает отбор движений у героинь, а также финальная поза миниатюры с начальной позой Одетты перед началом дуэта с Зигфридом. Интереснее обратное. Под влиянием «Умирающего лебедя» осуществлялись многие добавления и замены в хореографии Иванова. Такова, например, узаконенная ныне первая встреча героев, сочиненная Агриппиной Вагановой в 1933 году. Пластика Одетты стала больше приближаться к подражанию движениям птицы. Драматизировался и характер героини, у многих исполнительниц появилась изначальная безысходность, что, несомненно, упрощает драматургию образа Одетты, да и всего балета в целом.

Приведенный в начале текст не есть описание «содержания» номера. Скорее в этих эмоционально наполненных фразах хореограф пытался передать свое послание будущим исполнителям. Приведем еще несколько замечаний Фокина по поводу задуманного им характера «Лебедя»: «Это танец всего тела, а не танец ног, каким был старый балетный танец. Роль рук не менее, если не более, важна в этом танце, чем движения ног. Всякое реалистическое изображение физического страдания должно быть исключено совершенно. Жизненный жест, из которого развивается танец, должен быть возвышен над подлинной правдой, до правды художественной. Сведение танца к имитации птицы есть заблуждение многих исполнителей. Исполнение может быть более лирическое или более драматическое. Я допускаю оба характера интерпретаций и предлагаю исполнительницам следовать по пути, подсказанному их индивидуальностью».

Последнее замечание хореографа объясняет, почему столь непохожи в этом номере Анна Павлова и Вера Фокина, Галина Уланова и Майя Плисецкая, Галина Мезенцева и Ульяна Лопаткина. Сегодня в России «Умирающий лебедь» стал одним из символов отечественного балета.

А. Деген, И. Ступников

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

реклама

вам может быть интересно

«Неумирающий лебедь»: как Анна Павлова прославила русский балет

«Неумирающий лебедь»: как Анна Павлова прославила русский балет

close

Тайну происхождения Анны Павловой пытаются разгадать в различных мемуарах, статьях и исследованиях. Одни источники говорят, что прачка Любовь Федоровна родила ее от отставного солдата Матвея Павлова, другие — что отец балерины был евпаторийским караимом по имени Шабетай Шамаш, а третьи приписывают отцовство «столь изящного и грациозного существа» известному еврейскому банкиру. На фото: Анна Павлова, 1913 год В детстве уроженка Петербурга вдохновилась балетом «Спящая красавица» и в 10 лет начала заниматься в Императорском театральном училище. С 1899 года артистка танцевала в Мариинском театре, где ее называли Павловой-второй, чтобы не путать со старшей коллегой. Впоследствии она стала намного популярнее «первой» Павловой Танцовщице почти сразу после выпускных экзаменов доверили серьезные партии: в том же 1899 году она уже исполняла па-де-труа со Стасей Белинской и Георгием Кякштом в «Тщетной предосторожности» на сценах Импареторских театров. Ее партнерами были Михаил Фокин, Михаил Обухов, Сергей Легат, Николай Легат. На фото: Павлова с партнером Лораном Новиковым, 1905 год С 1906 по 1913 год Павлова была примой-балериной Мариинского театра, где работала с Михаилом Фокиным («Умирающий лебедь», «Виноградная лоза», «Танец семи покрывал», «Танец со змеей», «Прелюды») и Сергеем Дягилевым («Павильон Армиды», «Сильфида», «Клеопатра»). Также на творчество Павловой повлиял балетмейстер Александр Горский. На фото: Павлова в костюме для танца панадерос из балета «Раймонда», Берлин, 1908–1909 годы Худоба, тонкие изящные руки, маленькая голова миндалевидной формы, длинные ноги, хрупкие щиколотки и высокий подъем стопы Павловой в то время совершенно не соответствовали моде. Если сейчас такие пропорции считаются для балерин эталонными, то 120 лет назад Павлову старались не перегружать в балетной школе, чтобы не навредить ее здоровью. Поэтому после выпуска танцовщице пришлось нарабатывать технику у итальянских преподавателей. На фото: Анна Павлова со своим педагогом Энрико Чеккетти Балерина завоевала признание зрителей благодаря невероятной харизме, воздушности, идеальному чувству позы и равновесия. Она «танцевала душой», не любила однообразие и старалась самовыражаться в любой постановке. На фото: Анна Павлова танцует в саду своего дома в Лондоне, 1930 год Знаменитую хореографическую миниатюру «Умирающий лебедь» (в оригинале она называлась просто «Лебедь») Анна Павлова впервые исполнила 22 января 1907 года на благотворительном вечере в Мариинском театре. Впоследствии поставленный Михаилом Фокиным номер стал одним из символов русского балета XX века. Историк балета Вера Красовская в своей рецензии высоко оценила подражание балерины «движениям благороднейшей из птиц» В 1906 году Павлова получила статус балерины и право выезжать на личные гастроли. Она успешно выступала во Франции, Германии, Нидерландах, Великобритании, США, Индии и других странах, получая огромные гонорары. На фото: Анна Павлова во время визита во Францию, 1927 год После четырех лет гастролей танцовщица начала сочинять собственные лирические миниатюры и основала жанр, который театральный критик Юрий Беляев назвал «хореографической мелодекламацией». К этим номерам относятся «Бабочка» на музыку Дриго,«Стрекоза» на музыку Крейслера, а также «Калифорнийский мак» и «Ночь» Танцовщица не могла полностью принять антрепризу Дягилева и склонялась к классическому балету. Она отвергала то, что казалось ей уродливым, включая некоторые элементы новой хореографии и «недостаточно мелодичную» музыку Стравинского в «Жар-птице» В 1910 году Павлова основала в Лондоне свою балетную труппу для исполнения классических номеров. С ней артистка отправилась в кругосветное гастрольное путешествие. Первое выступление труппы состоялось в Нью-Йорке 16 февраля 1910 года Со своим единственным мужем — горным инженером Виктором Дандре — танцовщица познакомилась в 1900 году (по другим данным — в 1904-м). Он был потомком старинного русско-французского рода, носил титул барона, а также являлся коллежским советником. Страстно увлекающийся балетом Дандре почти сразу же после знакомства с Павловой стал ее импресарио. В 1914 году они поженились и жили в Лондоне, где управляли танцевальной школой. После смерти супруги в 1931 году Дандре продолжил заниматься балетом и гастролировал с русскими артистами Одним из поклонников Павловой был Чарли Чаплин. Он познакомился с танцовщицей на одном из балетов в ее честь. Знаки внимания со стороны артиста очень веселили прославленную балерину. Например, он заявил, что его восхищение Павловой нельзя описать на английском языке, и перешел на импровизированный китайский. Они подружились, и позже Чаплин помогал Павловой записывать ее выступления на пленку. На фото: Павлова и Чаплин, 1922 год Кроме балета Павлова интересовалась модой и участвовала в фотосъемках для модных домов Берлина и Парижа в 1910-1920 годах. В Лондоне она работала моделью для обувной фирмы «H. & M. Rayne», а также рекламировала меховые изделия. В 1921 году вышел атлас «Павлова», из которого шили драпированные в испанском стиле шали с кистями. На фото: Павлова позирует с лебедем Джеком, 1910 год Анна Павлова в саду своего дома в пригороде Лондона, 1930 год В январе 1931 года Павлова возвращалась в Париж с Лазурного берега Франции на поезде, которые потерпел крушение. Танцовщица не сильно пострадала, но ей пришлось долго идти до ближайшей станции и на холоде ждать следующего поезда. Впоследствии у нее начался плеврит, но балерина продолжала выступать Несмотря на плохое самочувствие и жар, 17 января 1931 года Павлова отправилась на гастроли в Нидерланды, где в честь «русского Лебедя» голландцы вывели особый сорт белых тюльпанов под названием «Анна Павлова». Но из гостиничного номера в Гааге танцовщица уже не вышла: в час ночи с четверга на пятницу 23 января 1931 года ее не стало. Прах балерины хранится в белоснежной урне в крематории «Голдерс-Грин» в Лондоне

Одна из величайших балерин XX века Анна Павлова ушла из жизни 90 лет назад, не дожив неделю до своего 50-летия. В истории мирового балета ее имя неразрывно связано с сольной миниатюрой «Умирающий лебедь», ставшей эталоном в исполнении артистки. В течение 22 лет балерина путешествовала с гастролями по миру, прославляя русский балет. В общей сложности она посетила более 40 стран, а после Первой мировой войны жила с мужем в Великобритании. Главный символ русского балета — в нашей фотогалерее.

Анна Павлова. Умирающий лебедь

Главная страница (рус.)

Видео (рус.)

Головна сторінка (укр.)

Відео (укр.)

Анна Павлова. «Умирающий лебедь»

Анна Павлова. Умирающий лебедь Скачать файл с depositefiles.com (40 Mb)

Какой она была, Анна Павлова — главный умирающий лебедь русского балета? Несмотря на 125 лет со дня ее рождения и 75 лет со дня смерти, вряд ли кто-нибудь сумеет сегодня исчерпывающе ответить на этот вопрос. Вряд ли она была похожа на актрису Галину Беляеву, сыгравшую Павлову в одноименном фильме Эмиля Лотяну. Недавно, побывав в евпаторийских кенассах, я с удивлением узнал, что Павлова была караимкой. Даже отчество великой балерины до сих пор доподлинно неизвестно. Павловна? Матвеевна? Лазаревна? Кто был ее настоящий отец, нищий солдат или зажиточный купец? Как удалось дочери бедной швеи поступить в престижную балетную школу, учиться у самого Мариуса Петипа — ведь Аня была чуть ли не гадким утенком, невзрачным и болезненным. Правда, великий старик Петипа уже тогда кончиками своих усов почувствовал в невзрачной девочке будущую приму.
Девочка выросла и смотрелась даже на фоне императорской фаворитки Матильды Кшесинской, даже рядом с другой, абсолютно не похожей на нее талантливой танцовщицей Тамарой Карсавиной. Павлова была партнершей странного гения танца Вацлава Нижинского. Прима Мариинского театра, огромный успех европейского дебюта в Стокгольме… Анна Павлова принимала участие в знаменитых Дягилевских сезонах в Париже. Ее изображение работы Серова, запечатленное на афишах, стало символом этих сезонов, что не помешало балерине неожиданно уйти от Сергея Дягилева и создать собственную балетную труппу в Лондоне, получив выгодный контракт и кабальные условия.
Зачем ей был Дягилев, когда рядом всю жизнь был Виктор Дандре — верный страж, верный пес, ее любовь, ее импресарио, сдувавший пылинки со своей капризной балерины. На заре туманной юности она была его содержанкой, но жениться на ней он отказывался — она тогда была никем рядом с богатым аристократом. Потом Дандре разорился, не в последнюю очередь из-за Павловой, был осужден за долги, и уже она, уверенно встав на свои балетные ноги, вызволила его и привязала к себе на всю жизнь. Они даже обвенчались, но тайно — и речи не могло быть о том, что она, знаменитая Павлова, станет Дандре. Виктор терпел ее хронические капризы, они упоительно скандалили, он уходил к себе, она валялась под его дверью, умоляя впустить. Когда ее впускали, Анна начинала выяснять отношения с новой силой…
Говорят, у Павловой был непростой, склочный, взбалмошный характер. Может быть. Но куда важнее глубина ее таланта, проявившегося в балетах Михаила Фокина, в «Жизели» и «Шопениане», «Баядерке» и «Раймонде». Можно поверить Камилу Сен-Сансу, признавшемуся: «Только увидев, как мадам танцует моего «Лебедя», я понял, что написал прекрасную музыку». Можно понять толпу поклонников, которая шла за ней после спектакля молча, провожая балерину до гостиницы и не смея потревожить ее гениальный покой (потом с балкона Павлова эффектно осыпала своих верных поклонников цветами).
Павлова была безумно суеверна, боялась черной кошки, пустых ведер, грома и молнии. И тут тоже без цветов не обошлось. Увидев как-то куст красивых чайных роз, она сказала: «Когда эти розы завянут, я умру». В 1931 году на гастролях в Гааге — простуда, воспаление легких, плеврит. Когда Анна Павлова умирала, розы моментально покрылись странной ржавчиной и погибли — вместе с ней.
После сорока артисты балета обычно задумываются о пенсии. Но прекрасный лебедь и пенсия — понятия абсолютно несовместимые. Скорее, лебедь согласится стать умирающим, чем прозябающим. Анна Павлова умерла, когда ей не было и пятидесяти. Она всегда оставалась вечным ребенком — и в 15, и в 45. Верный Виктор Дандре пытался создать клуб ее памяти, учредить премию ее имени, но все как-то быстро улетучилось. Наверное, потому, что танец — категория воздушная и неуловимая. Не осталось ничего, кроме пары стоптанных пуантов в витрине музея, расположенного в ее доме, в ее лондонском Айви-хаузе, том самом, где в пруду плавали гордые лебеди.
АНТОН КОРЗИН

Если устроить заочный рейтинг великих балерин двадцатого века, кандидаток будет предостаточно. В этом списке Уланова станет соперничать с Плисецкой, а Кшесинская – дышать им обеим в спину. Впрочем, в каждой стране перечень будет сильно различаться. Англичане непременно впишут в него Марго Фонтейн, французы не забудут Сильви Гиллем, американцы не смогут обойтись без Сьюзен Фаррел. Но в одном пункте все списки совпадут. Одно имя знают жители всех государств, где вообще есть балет, и даже тех стран, где его нет. Потому что это имя – Анна Павлова.

«Приготовьте мой костюм Лебедя»

По легенде, это была предсмертная фраза Павловой, когда она в 1931 году скончалась в Гааге. Балетный Лебедь стал ее творческим счастьем – и одновременно проклятием: с какого-то момента без «лебединого» антуража Павлова уже не воспринималась. Ее английский особняк Айви-Хаус встречал гостей прудом с лебедями – им подрезали крылья, чтоб не могли улететь. С лебедями балерина любила фотографироваться. Известен ее снимок, где фотограф обыграл действительное сходство – изгиб лебединой шеи и гибкость женской балетной фигуры.
Все началось в 1907 году, когда Павлова заказала петербургскому балетмейстеру Михаилу Фокину номер для благотворительного вечера. Музыкант-любитель, Фокин играл на мандолине и как раз тогда разучивал музыку Сен-Санса из «Карнавала животных». Впоследствии Фокин уверял, что номер он создал за несколько минут. «Это была почти импровизация. Я танцевал впереди, Павлова за мной. Потом танцевала она, а я ходил рядом и немного мял ей руки, поправляя детали поз». Так родились знаменитые 130 секунд танца. Павлова вышла на сцену в традиционной «пачке» белого цвета, отороченной лебяжьим пухом. Ее птица плыла по сцене в умиротворяющем покое. Тогда к названию «Лебедь» еще не приклеился ярлык «умирающий». Это случилось позже, когда Павлова, а вслед за ней и другие танцовщицы привнесли в танец мотивы безвременной гибели, а на груди Лебедя запылал пришпиленный к костюму камень цвета крови.

Госпожа Павлова 2-я

Так ее называли в ведомостях Мариинки, где она служила, и в газетных рецензиях. Это чтобы отличить Анну от однофамилицы, которая тоже трудилась в Императорском театре. Впрочем, балетоманы быстро научились отличать, кто на самом деле первый. Ее изумительно красивой лепки ноги поразили знатоков сразу, но смущала редкая худоба: в моде были балерины-пышки. Но время балерин склада Павловой уже было на подходе. И знаменитый плакат Валентина Серова – Павлова в арабеске – не просто так стал символом классического танца. Он запечатлел смену предпочтений, произошедшую в искусстве на рубеже веков. И спасибо модерну с его увлечением хрупкой, невесомой изломанностью линий: кто знает, как сложилась бы судьба тростиночки Павловой, появись она на сцене двумя десятилетиями ранее...
Анна Матвеевна Павлова – внебрачное дитя питерской прачки и богатого столичного финансиста Лазаря Полякова (на снимках Павловой видны ее большие еврейские глаза). Девочка, родившаяся 31 января 1881 года, в метрике прикрыта флером законного брака: отцом ребенка числится супруг матери, «запасной рядовой» Матвей Павлов. Анну отдали в казенную школу учиться балету. Потом была удачная карьера в Мариинском театре: она танцевала «Жизель» и «Дон Кихот», была храмовой баядеркой в Древней Индии и дочерью фараона в Древнем Египте. Российские достижения закрепил успех в европейских «Русских сезонах» Сергея Дягилева. Ревность Павловой к успеху любимца Дягилева, Вацлава Нижинского, стала главной причиной, по которой балерина бросила успешный проект и ушла из дягилевской балетной антрепризы. А заодно покинула и Мариинку, внеся в дирекцию императорских театров громадную неустойку за нарушение контракта. Так начались ангажементы Павловой – годы сольной «каторги в цветах» по всему миру.

Великолепный чёс

Неуравновешенная в жизни, на сцене Павлова демонстрировала железную волю. Она могла танцевать где угодно, оттого ее выступления проходили и на лучших сценах мира, и в условиях, при которых хороший хозяин не выведет гулять собаку. Но Павлову это не смущало. Пожалуй, она первой из балерин поняла, что талантом и творчеством можно не только гордиться, подниматься с ними в эмпиреи, но и воспринимать практически – работать, как лошадка, и прилично зарабатывать.
То, что много лет делала Павлова, на современном языке называется «гастрольный чёс». Биографы с благоговейным ужасом описывают, как Павлова работала в мюзик-холле после костюмированных собачек и перед дрессированными «герлс» или танцевала в наскоро приспособленных для танцев австралийских сараях для стрижки овец. И так двадцать лет. По восемь-девять спектаклей в неделю. Без сна и отдыха. Павловой было легче танцевать в таких местах, ездить в Мексику или Индию, где слыхом не слыхали о балете, но при этом быть хозяйкой собственной судьбы.
Она просто делала свое дело. Но в результате перекроила грядущую историю искусств. Многие крупные балетмейстеры и танцовщики прошлого столетия пришли в профессию только оттого, что в их захолустье приезжала с гастролями Павлова, открыв необразованным провинциалам колдовской магнетизм танца.

Деспотизм на пуантах

Она придумала себе особый стиль одежды – многослойные тонкие покрывала, которыми обматывала тело. В быту была деспотична. Девушек своей труппы заставляла заниматься самообразованием в моменты долгих переездов с одного континента на другой. И в поездах можно было видеть, как мадам крадется по вагону, заглядывая в книги, лежащие на коленях подопечных, а наученные горьким опытом девицы, завидя грозную хозяйку, прикрывают заготовленным томиком Толстого модный журнал. Павлова повелевала мужем (он же – менеджер ее компании) Виктором Дандре, бывшим петербургским дельцом, в свое время арестованным в Петербурге за растрату казенных денег. Дандре многие годы терпеливо сносил легендарные истерики примадонны, а после смерти жены написал о ней воспоминания.
Мучила ли ее ностальгия? Вряд ли. Павлова уехала из России задолго до семнадцатого года. Ее всегда манили странствия и вольные хлеба. А тоску по родине гражданка мира утоляла с помощью борща и каши, поданных русской прислугой в английском доме.
Если сегодня смотреть ее танец на некачественной немой кинопленке (других нет) – возникает двойственное ощущение. Ее техника кажется примитивной, а манера держаться – сентиментальной. И трудно осознать, что эта не очень-то броская по меркам сегодняшнего дня танцовщица приводила публику всего мира в телячий восторг и во многом определила развитие женского классического танца. Но если внимательно вглядеться, возникает ощущение «особости» ее движений (иначе не скажешь). Может быть, все дело в том, что подметил в Павловой дирижер ее труппы? «Она была эмоционально организована, судьбой организована для ритмического самовыражения. Она была подобна динамо: постоянно отдавая энергию, возобновляла ее изнутри. Но то, что она делала, было бы невозможно даже для самого мускулистого атлета без ее сверхъестественной нервной силы. Ее энергия была неистощимой энергией гения». Считается, что Павлова привнесла в старые балеты XIX столетия новые смыслы века XX. Например, психологизм. Или то понимание танца, что воспевали новейшие писания модного философа Ницше: «Все тяжелое должно стать легким, всякое тело – плясуном, всякий дух – птицей; поистине это есть мои альфа и омега».
После Павловой балерина перестала восприниматься как движущееся устройство для эротических томлений, созданное для демонстрации красивых ножек, достойного бюста, осиной талии и кокетливых манер. Павлова привнесла в развлекательное искусство невиданную глубину трактовок. И трансформация знаменитого Лебедя от милой имитации птичьих повадок до экзистенциальной трагедии – тому вечное доказательство.
Майя Крылова
Независимая Газета 27.01.2006


Анна Павлова, грация лебедя и твердость скалы

Давайте-ка проверим. Скажите, не раздумывая, с чем у вас ассоциируется театр? Уверены: наверняка среди образов, пришедших вам в голову, есть лебедь. Умирающий лебедь, символ русского театра! Мы хотим сегодня поговорить о балерине, в исполнении которой хореографическая миниатюра-монолог «Умирающий лебедь» стала одним из эталонов русской балетной школы: об Анне Павловой.

• Будущая прима-балерина Мариинского театра, одна из величайших балерин XX века Анна Павлова «заболела» театром в 8 лет ― после посещения балета «Спящая красавица».

• Изучать искусство балета Анна начала в 10 лет ― в этом возрасте она была принята в Императорское театральное училище. Учиться было тяжело: уроки по 8 часов в день, строжайшая дисциплина, диета, оскорбления и обидные прозвища одноклассниц из-за ее нестандартного для балерины вида. У девочки были слабые щиколотки, и ей много лет не удавалось добиться так называемого «стального носка». 

• Целеустремленность и настойчивость Анны (она брала дополнительные уроки балета у русских и испанских преподавателей) после училища привели ее в труппу Мариинского театра. 

• В театре Павлова стала получать главные партии в классическом репертуаре сразу, минуя кордебалет, что большая редкость в театральной среде.

• Хореографическая миниатюра «Умирающий лебедь», поставленная специально для Павловой балетмейстером Михаилом Фокиным, сначала называлась просто «Лебедь». Впервые Анна Павлова исполнила ее 22 января 1907 года на благотворительном вечере в Мариинском театре. 

• Всемирное признание Павловой принес Париж, где с 1908 года она участвовала в постановке «Русские сезоны» Сергея Дягилева.  

• После первого же «Русского сезона» в Париже Павлова была удостоена Ордена Академических пальм — награды Франции за заслуги в науке, образовании и народном просвещении. Эта почетная награда имеет три степени: Кавалер, Офицер и высшая ― Командор. У Павловой была степень Командора. 

• На вершине здании Виктория-палас-театра в Лондоне есть золотая фигура балерины, грациозно балансирующей на одной ноге. Она установлена в честь Анны Павловой – настолько она поразила своим танцем импресарио Альфреда Батта на открытии театра. Правда, сама Павлова считала это плохим предзнаменованием и впоследствии, проезжая мимо театра в автомобиле, всегда суеверно опускала шторы. 

• В лондонском Палас-театре до сих пор есть два места, на которые не продаются билеты: они предназначены для призраков Анны Павловой и британского актера Айвора Новелло.

• После начала Первой мировой войны Павлова переехала в Великобританию и до конца жизни больше не возвращалась на родину.

• С гастролями Павлова посетила более 40 стран, и во многих из них местные зрители впервые увидели искусство балета.

• В честь Анны Павловой названы самолет авиакомпании Нидерландов, группа гаптофитовых водорослей, венец на планете Венера, а также торт, являющийся в Австралии и Новой Зеландии традиционным праздничным десертом.

• В 1931 году Анна простудилась на репетиции в холодном и неотапливаемом зале во время гастролей в Гааге и скончалась 23 января от гнойного плеврита. Ей было 49 лет. Перед смертью балерина произнесла: «Приготовьте мой костюм лебедя!»
 

#aviapark #авиапарк #tdancestudio #балет #аннапавлова

Четыре минуты Умирающий лебедь: Анна Павлова и стать символом Нового Русского балета

В 1905 году легендарная балерина Анна Павлова попросила хореографа Мишеля Фокина (балетной труппы Сергея Дягилева Ballets Russes) создать сольную танцевальную пьесу для ее выступления на гала-концерте артистов Императорской оперы Мариинского театра. Именно Фокин предложил «Лебедь» из музыкальной сюиты Камиля Сен-Санса Карнавал животных . Павлова быстро согласилась, так как ее вдохновили лебеди, которых она видела в общественных парках, а также стихотворение лорда Теннисона «Умирающий лебедь».

Фокин описал творческий процесс в интервью Da nce M agazine в августе 1931 г .:

«Это была почти импровизация. Я танцевал перед ней, она прямо за мной . Потом она танцевала, и я шел рядом с ней, кривя ей руки и исправляя деталей поз.До этой композиции меня обвиняли в склонности к босоногости и в отказе от танцев на пальцах ног (пункт e работа) в целом. «Умирающий лебедь» был моим ответом на такую ​​критику. Этот танец стал символом Нового Русского балета. Это было сочетание мастерской техники с выразительностью. Это было как доказательство того, что танец может и должен удовлетворять не только глаз , но через посредство глаза должен проникать в душу.

Сама по себе небольшая работа, она была ' революционной ' тогда и превосходно проиллюстрировала переход между старым и новым , потому что здесь я использую технику старого танец и традиционный костюм и высокоразвитая техника необходимы, но цель танца - не показать технику, а создать символ вечной борьбы в жизни и всего смертного. Это танец всего тела , а не только конечностей; он обращается не только к глазу , но и к эмоциям и воображению ».

Первоначально названный «Лебедь» (не путать с балетом Чайковского 1877 года « Лебединое озеро »), танец стал известен как «Умирающий лебедь» после интерпретации Павловой драматической дуги произведения как конца жизни. Отличительной чертой произведения является плавность рук, поскольку танец состоит в основном из движений верхней части тела и рук и небольших шагов, называемых bourrée s . декабря 1905 года состоялась мировая премьера в Дворянском зале Санкт-Петербурга, Россия. В марте 1920 года состоялась премьера в США в Метрополитен-опера в Нью-Йорке.

Французский критик Андре Левинсон писал:

Сложив руки, на цыпочках , она мечтательно и медленно кружит по сцене. Ровными плавными движениями рук, возвращаясь к фону , откуда она появилась, она словно устремляется к горизонту , как будто еще мгновение и она полетит, исследуя пределы космоса своей душой. Напряжение постепенно спадает, и она опускается на землю , слабо размахивая руками, как от боли. Затем прерывистым шагом к краю сцены - кости ног дрожат, как струны арфы - одним рывком вперед - скользящим движением правой ноги к земле она опускается к ее левому колену - воздушное существо, борющееся с земными оковами ; и там, охваченная болью, она умирает.”

Танцевальный критик Карл Ван Фехтен заявил, что балет был «самым изысканным образцом искусства Павловой, которое она когда-либо представляла публике». Павлова продолжала исполнять «Умирающего лебедя» почти 4000 раз и, как сообщается, на смертном одре кричала: «Приготовьте мой костюм лебедя».

Ниже приводится ссылка на старинные кадры, на которых Павлова танцует Умирающий лебедь в 1925 году, изначально снятый как немой фильм (звук был добавлен позже).

Посмотрите, как знаменитая балерина Анна Павлова исполняет «Умирающего лебедя» (1925)

Приготовь мой костюм лебедя.

- якобы последние слова балерины Анны Павловой, сообщенные ее мужем

Интернет предполагает, что лебеди - довольно крепкие существа, которые быстро шипят и хлопают любого ютубера, достаточно неразумного, чтобы нарушить их личное пространство с помощью видеокамеры.

Знаменитая балерина Анна Павлова (1881-1931) рисует иную картину в своем авторском произведении Умирающий лебедь .

Хореограф Михаил Фокин создал четырехминутное соло в 1905 году по просьбе Павловой, опираясь на ее восхищение местными лебедями в Ленинградском общественном парке и стихотворением Альфреда, лорда Теннисона «Умирающий лебедь.”

Возможно, это была счастливая случайность, что он только что научился играть на своей мандолине «Лебедь» Камиллы Сен-Санса из Le Carnaval des Animaux . Выполненный на виолончели, как и предполагалось изначально, он создает настроение великолепной меланхолии, с которым можно наблюдать предсмертные агонии главного героя.

Описание работы Фокина в августовском выпуске журнала Dance Magazine за 1931 год говорит о строгости этих практиков и их художественной форме:

Это была почти импровизация.Я танцевал перед ней [Павловой], она прямо за мной. Потом она танцевала, и я шел рядом с ней, кривя ей руки и корректируя детали поз. До этой композиции меня обвиняли в склонности к ношению босиком и вообще в отказе от танцев на пальцах ног. «Умирающий лебедь» был моим ответом на такую ​​критику… Танец технически сложнее, чем может показаться. Танцовщица постоянно движется, используя разные бурри. Ступни должны быть красивыми, выражать дрожь. Все паузы в сус-су должны показывать, что ноги сведены к одной точке.Руки и спина работают независимо от ступней, которые продолжают регулярно двигаться.

Архивные кадры 1925 года, приведенные выше, передают то, чего не могут сказать слова Фокина - глубокие эмоции, которыми был известен этот конкретный переводчик. Это интуитивный опыт - наблюдать, как это сломленное животное борется за свое выживание, дрожит и вздымается, прежде чем наконец рухнуть. (Жалко, что эта версия обрывается так резко… последнее замечание должно остаться.)

Павлова исполнила «Умирающий лебедь » около 4000 раз за свою карьеру, никогда не отвлекаясь от этого или от зверей, которые его вдохновили.Лебеди населяли небольшой пруд в ее английском загородном доме. Вы можете увидеть ее любовь к ним ниже.

Связанное содержание:

Часы 82-летний Игорь Стравинский дирижирует «Жар-птица», балетный шедевр, который впервые сделал его знаменитым (1965)

Посмотрите авангардный балет Баухауса в ярких цветах, триадический балет, впервые поставленный Оскаром Шлеммером в 1922 году

Артисты балета делают свои самые тяжелые движения в замедленной съемке

Аюн Халлидей - автор, иллюстратор, театральный художник и главный приматолог журнала East Village Inky.Ее пьеса Zamboni Godot открывается в Нью-Йорке в марте 2017 года. Следуйте за ней @AyunHalliday .


Поклонение героине: Анна Павлова, Лебедь


Анна Павлова / Автор Allegra Kent

Лебедь



Одна из первых биографий, которые я прочитал, была об Анне Павловой. Когда мне было 11, я взял его из библиотеки, как раз перед тем, как серьезно заняться балетом.Даже имя этой женщины, родившейся за полмира, имело завораживающее качество. на него: две буквы «v» были крылатыми водоплавающими птицами, и слово «любовь» - слегка замаскированное, замененное буквой «а» - также появилось. Конечно, ее история захватила меня. Легендарная прима-балерина родилась в Санкт-Петербурге. в 1881 году холодной белизной русской зимы. Когда ей было 8 лет, мама отвела ее на спектакль «Спящая красавица», и Анна пережила прозрение - крещение балетом.Это и только это было то, чего она хотела связано с ее жизнью, а через два года ее приняли в Императорское хореографическое училище. Ее исключительные способности были сразу заметны, и после окончания учебы, в 18 лет, она дебютировала в своей труппе в па-де-труа в "La Fille Mal". Гарди », никогда не танцевала в кордебалете.


Танцовщица Анна Павлова, 1924 год.
Кредит: The New York Times

Павлова уже была известной балериной, когда в 1905 году Мишель Фокин поставил для нее «Умирающего лебедя» на музыку Сен-Санса; это стало ее личной эмблемой. На самом деле женщина, изображающая лебедя, - абсурдная идея. Части тела не спичка, а птица изящна только при плавании. Нога лебедя - это перепончатая черная ткань, которую птица может встряхнуть, как старую тряпку для посуды, прежде чем аккуратно сложить ее под крыло.Павлова на пуантах и ​​в движении не имела унылого качества как бы то ни было. «Умирающий лебедь» не о женщине, изображающей птицу, это о хрупкости жизни - всей жизни - и страсти, с которой мы держимся за нее. Явная драматическая напряженность Павловой передана с применением силы это правда для публики, и работа имела мгновенный успех.

В 1907 году Павлова начала выступать за границей, а в 1909 году она танцевала в знаменитом первом российском сезоне Дягилева в Париже в паре с Вацлавом Нижинским.На своих фотографиях они смотрят на нас с приподнятыми лицами и возвышенными глазами. Мы можем увидеть и почувствовать актрису за работой. Ее движения были безграничной утонченностью, нежностью и эмоциональностью. То, что танцевала Анна Павлова, не имело отношения к сегодняшней художественной гимнастике. Она считала дурным тоном делать больше чем два пируэта. Я представляю Анну Павлову с обаятельным характером и низким русским голосом - без скрипучего тембра, бронкского акцента или говора Бейкерсфилда.

На фотографиях Павлова изображена в роскошной одежде и стильных шляпах, а часто и со своими домашними бульдогами. В 1912 году она купила дом в Лондоне под названием Ivy House с дорогим садом и прудом. Павлова определенно увлеклась перьями - она ​​была орнитологом. На нескольких фотографиях она запечатлена в объятиях со своим любимым лебедем Джеком. Танцор и существо идут шея к шее, глаза в глаза и сердце к сердцу.

Во время Первой мировой войны Павлова выступала по всей Северной и Южной Америке, танцуя ночь за ночью, появляясь во многих произведениях в каждой программе и, конечно, всегда отдавая ей все: публика пришла увидеть ее одну.В конце концов ее путешествия возил ее в Японию, Индию, практически везде. Объезжая мир со своей труппой, она собрала огромную балетную аудиторию. Анна Павлова была Магелланом так же, как и отец Жуниперо Серра, с небольшим количеством Одюбона, и балет был ее миссией. Последние 20 лет ее жизни она провела в гастролях, и на ее выступлениях было много маленьких, широко раскрытых глаз 10-летних, столь же восприимчивых к красоте, танцам и музыке, как и она сама. Они были будущим.

После изнурительного тура по английскому языку в 1930 году Павлова, которой сейчас почти 50, взяла трехнедельный отпуск на Рождество.На обратном пути на работу в Гаагу произошел несчастный случай, и в легком пальто поверх шелковой пижамы она прошла поезд по снегу, чтобы увидеть, что случилось. Через несколько дней началась двойная пневмония. Лебедь был на озере один. Женщина, которая могла изображать смерть и преображение на сцене, боролась за свою жизнь. Ее состояние ухудшилось быстро. Умирая, она попросила принести ей костюм лебедя. Она посмотрела на него с тоской.Только смерть могла отделить ее от танца.

Анна Павлова продолжает танцевать для нас через свои фотографии: они вызывают мгновение полета, а наше воображение воссоздает остальное. Мы можем только мельком увидеть изысканное целое - ее входы и выходы, а также ниспадающие цветы, падающие на ноги во время поклонов. Когда Ф. Скотт Фицджеральд сказал, что один из его персонажей сказал: «Анна Павлова - копыто, не так ли?» это было с очевидным ироническим подтекстом. Все знали, что она величайшая танцовщица своего возраста.


Аллегра Кент - автор автобиографии «Однажды танцор ...», которая выйдет в январе.

Умирающий лебедь | балет

В «Мишеле Фокине

»… также написано короткое соло Умирающий лебедь для русской балерины Анны Павловой. Он продолжал создавать балеты, и три его работы в Мариинском театре были включены в переработанные версии в знаменательном сезоне Русских балетов, поставленных Дягилевым в Париже в 1909 году: Le Pavillon d'Armide, Une Nuit…

Подробнее

компонентов балета танец

  • В танце: различия между танцорами

    … созданный, например, Умирающего лебедя Анны Павловой, созданный Мишелем Фокиным в 1907 году, или Маргариты и Арманда Марго Фонтейн, созданный Фредериком Эштоном в 1963 году.

    Подробнее

перформанс Павловой

  • У Анны Павловой

    … вспоминая ее самое известное соло, «Умирающий лебедь», , которое хореограф Мишель Фокин создал для нее в 1905 году. Эти кадры из фильмов являются одними из немногих сохранившихся. ее и включены в сборник под названием The Immortal Swan, вместе с некоторыми отрывками из ее соло, снятых однажды днем ​​в…

    Подробнее
"," url ":" Introduction "," wordCount ": 0," sequence " : 1}, "imarsData": {"INFINITE_SCROLL": "", "HAS_REVERTED_TIMELINE": "false"}, "npsAdditionalContents": {}, "templateHandler": {"name": "INDEX", "metered": false }, "paginationInfo": {"previousPage": null, "nextPage": null, "totalPages": 1}, "seoTemplateName": "PAGINATED INDEX", "infiniteScrollList": [{"p": 1, "t" : 175059}], "familyPanel": {"topicLink": {"title": "Умирающий лебедь", "url": "/ topic / The-Dying-Swan"}, "tocPanel": {"title": "Directory", "itemTitle": "Ссылки", "toc": null}, "groups": [], "fastFactsItems": null}, "byline": {"c ontributor ": null," allContributorsUrl ": null," lastModificationDate ": null," contentHistoryUrl ": null," warningMessage ": null," warningDescription ": null}," citationInfo ": {" members ": null," title " : "Умирающий лебедь", "lastModification": null, "url": "https: // www.britannica.com/topic/The-Dying-Swan"},"websites":null,"lastArticle":false}

Узнайте об этой теме в этих статьях:

хореография Фокина

  • В Мишеле Фокине

    … также сочинил короткое соло Умирающий лебедь для русской балерины Анны Павловой.Он продолжал создавать балеты, и три его работы Мариинского театра были включены в переработанные версии в знаменательный сезон Русских балетов, которые Дягилев поставил в Париже в 1909 году: Le Pavillon d'Armide, Une Nuit…

    Подробнее

компонентов танца

  • В танце: Различия между танцорами

    … созданный, например, Умирающего лебедя Анны Павловой, созданный Мишелем Фокиным в 1907 году, или Маргариты и Арманда Маргариты и Марго Фонтейн, созданный Фредериком Эштоном в 1963 г.

    Подробнее

перформанс Павловой

  • У Анны Павловой

    … вспоминая ее самое известное соло, «Умирающий лебедь», , которое хореограф Мишель Фокин создал для нее в 1905 году. Эти кадры из фильмов являются одними из немногих из сохранившихся. ее и включены в сборник под названием The Immortal Swan, вместе с некоторыми отрывками из ее соло, снятых однажды днем ​​в…

    Подробнее

Анна Павлова - Музей Виктории и Альберта

Анна Павлова в соло Мишеля Фокина «Умирающий лебедь», 1905, открытка с фотографии Шнайдера, Берлин, Германия, около 1909 г.

Анна Павлова (1881–1931) была одной из самых известных балерин всех времен.Танец был ее призванием, и ни один другой танцор до того, как воздушные путешествия стали так широко гастролировать - в Австралии, на Дальнем Востоке, в Соединенных Штатах, Южной Америке и Индии. Она танцевала для публики, которая никогда не слышала о балете, и вдохновила целое поколение детей заниматься танцами, в том числе Алисию Маркову и хореографа Фредерика Эштона, который впервые увидел ее в Перу.

Ранние годы

Павлова, родившаяся в Санкт-Петербурге, увлеклась танцами после просмотра постановки балета «Спящая красавица».Она училась в Императорском театральном училище, но к 1906 году ее связали с революционными идеями Михаила Фокина, поставившего для нее знаменитый «Умирающий лебедь».

В 1909 году Павлова танцевала с труппой Дягилева в Париже, изображая ее на плакате, рекламирующем сезон, но она никогда не могла быть счастлива в труппе, где балерина не имела первенства.

Анна Павлова и Михаил Мордкин, фотография в оттенках сепии, Нью-Йорк, США, около 1910 года

Майкл Мордкин

В 1912 году Павлова появилась в первом Королевском эстрадном спектакле.Она была очень конкурентоспособной и во время вызова занавеса ударила по лицу своего партнера Майкла Мордкина, потому что она думала, что он получает больше аплодисментов.

Вражда между Павловой и Мордкиным много писалась в прессе. Пара произвела фурор, когда они вместе выступили в Palace Theater, одном из ведущих мюзик-холлов Лондона, в 1910 году.

Впервые они выступили в классическом па-де-де, исполненном с таким стилем и красотой, что им пришлось выдержать десять звонков на занавес, экстраординарный номер для мюзик-холла.Ничто не подготовило публику к тому, что было дальше.

Исчезли пачка Павловой и балетный костюм Мордкина, пропали пуанты. В греческих туниках и сандалиях они бросились на сцену «Осенней вакханалии», одного из самых бурных и страстных танцев, которые когда-либо ставились.

Анна Павлова и Энрико Чекетти в Ivy House, черно-белая фотография, 1927 г.

Ivy House

Анна Павлова купила Ivy House в Голдерс-Грин на севере Лондона в 1912 году.В 1913 году она ушла из Российского Императорского Балета, и Дом Айви стал ее постоянным домом.

В огромном саду был большой пруд с лебедями, который она изучала, чтобы придать реалистичности своей самой известной роли «Умирающий лебедь».

В Ivy House были задуманы и репетированы балеты, изготовлены и хранились декорации и костюмы. В газетах и ​​журналах часто появлялись статьи и статьи, в которых показывались фотографии, на которых она развлекает друзей и «расслабляется» перед камерами.

К 1913 году она сформировала свою собственную компанию, в которой она могла быть бесспорной звездой.Если Дягилева сделала балет серьезным искусством, то она сделала его популярным во всем мире развлечением. Павлова интересовалась местными и национальными танцами, создавала произведения на основе японского и индийского танца, в которых выступала вместе с юным Удаем Шанкаром.

Анна Павлова в Осенней вакханалии, черно-белая фотография, ок. 1920 г.

Image

Павлова больше всех других танцовщиц символизировала балерину ХХ века - темные выразительные глаза, бледное овальное лицо в окружении строго одетого темного цвета. волосы, изящная, почти исхудавшая фигура и почти религиозное посвящение танцу.

Популярный образ Анны Павловой в ее самом известном соло «Лебедь». На самом деле у Павловой был необычайный диапазон. Она танцевала Жизель. Она исполняла роли, требующие элегантности и очарования, такие как кокетливая Китри в «Дон Кихоте» или красивая женщина в Рождестве.

Были соло, передающие сущность таких существ, как Стрекоза, или цветов, таких как Калифорнийский Поппи. Были балеты, вдохновленные странами, которые она посетила, такими как Япония и Индия, и их танцевальными стилями.

Осенняя вакханалия показала другую сторону. Этот танец передавал дионисийский дух древней Греции. Она была одержима, опьянена не только вином, как показывает танец, но и самим движением. Ее безумие передавалось публике, и те, кто смотрел, кричали ей, как если бы они тоже танцевали древний оргиастический обряд. Этим качествам нельзя научиться. Как заметил ее учитель Чекетти: «Я могу научить всему, что связано с танцами, но у Павловой есть то, чему может научить только Бог».

Павлова скрупулезно относилась к своему появлению на сцене, но в равной степени заботилась о своем образе за сценой. Она была в высшей степени элегантной женщиной, которая в моде до 1914 года выглядела так же умно, как и в моде 1920-х годов. Она всегда была идеально ухоженной и, очевидно, заботилась о своем имидже не меньше, чем любая из сегодняшних супермоделей.

Бесчисленные рекламные фотографии ее выживших, сделанные на фоне известных зданий и достопримечательностей по всему миру. Она даже смогла сохранить свою знаменитую уравновешенность и элегантный шик на верблюде.

Наследие

Анна Павлова в Египте, фотография в оттенках сепии, 1923 год

Измученная гастролями и стрессом от выступления, она умерла от пневмонии в 1931 году, в возрасте всего 51 года. чтобы приготовить ее костюм «Умирающего лебедя».

Анна Павлова считала своей миссией нести балет в мир. Она выступала в странах, которые почти не слышали о балете и чьи танцевальные традиции были очень разными. Она гастролировала как по маленьким городам, так и по крупным городам.Она покорила публику во всем мире своим артистизмом и страстной приверженностью и вдохновила целое поколение девочек заняться балетом.

Балерина безе: Анна Павлова в картинах

Анна Павловна Павлова - русская прима-балерина конца XIX - начала XX веков. Она была главной артисткой Императорского русского балета и Русского балета Сергея Дягилева. Павлова была красивой и вдохновляющей женщиной, ее изображали на картинах многих известных художников своего времени.

Анна Павлова (1881–1931) была известна во всем мире благодаря своей роли в фильме Умирающий лебедь , для которого она побывала во многих местах, включая Южную Америку, Индию и Австралию. В возрасте десяти лет Павлова была принята в Императорское хореографическое училище и выступала на сцене в балете Мариуса Петипа « Сказка ».

Анна Павлова (1881–1931). Biography.com.

Павлова быстро прославилась и стала любимицей старого маэстро Петипа. Она исполнила главную роль в Paquita , принцессу Аспичию в The Pharaoh’s Daughter , королеву Нисию в Le Roi Candaule и Giselle .В 1902 году ее назвали танцовщицей, в 1905 году - премьерой танцовщицы, а в 1906 году - прима-балериной. Ее поклонники называли себя «Павловаци».

В Императорском хореографическом училище раннее обучение юной Павловой было трудным. Классический балет ей давался непросто. У нее были сильно изогнутые ступни, тонкие лодыжки и длинные конечности, которые соприкасались с ее маленьким компактным телом. Ее часто провоцировали однокурсники, которые называли ее «Метлой» и «La petite sauvage». Однако Павлову это не затронуло, и она сосредоточилась на своей технике.По ее собственным словам:

«Никто не может добиться успеха, будучи талантливым в одиночку. Бог дает талант, работа превращает талант в гения ».

- Анна Павлова, источник цитаты: «Женщины в истории: Анна Павлова, знаковая балерина», 2019, Karbatin.com.

Она брала дополнительные уроки у известных учителей того времени, таких как Кристиан Йоханссон и Энрико Чеккетти (который считался величайшим балетным виртуозом того времени и основателем техники Чеккетти). В 1898 году Павлова вошла в «класс совершенства» Екатерины Вазем, бывшей прима-балерины Императорских театров Санкт-Петербурга.

На последнем курсе Императорского хореографического училища она исполнила множество ролей. Она закончила учебу в 1899 году в возрасте 18 лет с высшим отличием и официально дебютировала в Мариинском театре в спектакле Павла Гердта « Les Dryades pretendues» («Ложные дриады») .

Павлова как муза сэра Лавери

Сэр Джон Лавери (1856–1941) был ирландским художником, наиболее известным своими портретами и военными картинами. Лавери родился в Северном Белфасте и учился в Академии Холдейна в Глазго и Академии Джулиана в Париже.Когда он вернулся в Глазго, он был связан со школой Глазго. В 1888 году ему было поручено нарисовать государственный визит королевы Виктории на Международную выставку в Глазго. Это положило начало его карьере светского художника, и вскоре он переехал в Лондон.

Сэр Джон Лавери, Анна Павлова в образе вакханки , 1911, Художественная галерея и музей Келвингроув, Глазго, Шотландия, Великобритания.

Танцы в Лондоне

Павлова впервые танцевала в Лондоне с труппой Сергея Дягилева летом 1910 года.Она произвела фурор своим произведением «Танцевальная вакханалия » из балета Петипа « Времена года ». Лавери было поручено сделать набросок Павловой для London News . Лавери согласилась при условии, что Павлова будет приходить на прием, что она и сделала.

Во время трехмесячного пребывания в Лондоне Павлова регулярно позировала Лавери. В результате он создал два полноразмерных портрета Павловой в образе вакханки. Самая яркая версия, иногда известная как T he Red Scarf , раскрашена с огромной свободой в изобилии искусственных розовых, зеленых и бледно-голубых тонов, которые передают цвет и энергию танца.

В Анна Павлова в роли вакханки , Павлова изображена полностью потерянной в своем танце. Ее руки подняты над головой, она держит прозрачный красный шарф. Одна ее нога поднята, а другая едва касается пола. Критик The Observer написал 16 апреля 1911 года:

«Mr. Портрет русской танцовщицы Анны Павловой Лавери запечатлен в мгновение грациозного, невесомого движения… Ее чудесного, похожего на перо полета, который, кажется, бросает вызов закону тяготения ».

- Critic, The Observer , 1911, источник цитаты: выставка эдвардианцев, Национальная галерея Австралии, 2004.

Павлова нарушила правила, поскольку танцевала нетрадиционно, согнутые в коленях и плохо выступающие. Ее стиль был больше похож на средневековые времена романтического балета и балерин.

Танцы были для нее медитативными; она часто теряла себя в своих выступлениях до такой степени, что падала и приводила к несчастным случаям. Однако она всегда умела превратить свои недостатки в свои сильные стороны.Ее учитель Павел Гердт однажды напомнил ей, что ее изящество и хрупкость - ее главные достоинства.

Павлова как

Умирающий лебедь Сэр Джон Лавери, Анна Павлова как «Лебедь» , 1911, Музей Виктории и Альберта, Лондон, Великобритания.

Павлова была известна по партии сольного балета Умирающий лебедь (1905). Она танцевала под Le cygnet (Лебедь) из The Carnival of the Animals Камиллы Сен-Санс. На протяжении всей своей карьеры Павлова предпочитала мелодичную танцевальную музыку старых маэстро, таких как Чезаре Пуни и Людвиг Минкус.Мало ли ее интересовала авангардная музыка Стравинского или все, что отличалось от салонной балетной музыки 19 века.

Этот поясной портрет Анны Павловой как «Лебедь» тесно связан с большим изображением Павловой в той же роли Лавери. Лебедь - короткий сольный спектакль, созданный для Павловой хореографом Михаилом Фокиным. На нем изображены последние минуты жизни умирающей птицы, известной как «Умирающий лебедь».

На Павлове белая пачка с застегнутыми крыльями поверх юбки.Ее лицо обрамлено перьями и украшенным драгоценностями головным убором. На ее груди драгоценный камень из синего стекла. Многие танцоры, которые позже исполнили сольную пьесу, носили красный драгоценный камень, предполагая, что лебедь был застрелен. Однако первоначальная идея заключалась в том, что лебедь в конце своей жизни дрейфует и тонет в воде.

Павлова очень разборчиво относилась к своим костюмам. Нижняя юбка ее балетной пачки из тарлатана должна быть накрахмалена до нужной степени. Поскольку эта ткань не была доступна в Лондоне или Париже, ее приходилось каждый год привозить из Америки.После каждого второго выступления она обновляла тарлатановые юбки своего костюма «Лебедь».

Sir John Lavery, Le Mort du Cygne: Anna Pavlova , 1911, Тейт, Лондон, Великобритания.

Le Mort du Cygne: Anna Pavlova был вдохновлен первым лондонским сезоном Павловой, написанным в 1911 году и показанным в Королевской академии в 1912 году. Во второй композиции Лавери выбрала Павлову как «Умирающий лебедь ».

Павлова покинула Лондон до того, как картина была завершена, поэтому жена Лавери, Хейзел, смоделировала для него костюм Павловой.Хотя Лавери использовала два головных этюда Павловой в качестве воспоминаний помощников , ее муж, Виктор Дандре, не считал La Mort du Cygne хорошим сходством и предпочитал Bacchante .

В Le Mort du Cygne: Anna Pavlova , Лавери стремился выразить мучительную смерть прекрасной птицы, лебедя. Балерина опускается на пол, свет танцует в ее белом костюме и розовых атласных туфлях. Ее фигура контрастирует с темным фоном, а фонтан создает ощущение спокойного созерцания.Картина контрастирует с ярким возбуждением вакханки .

Павлова всегда неравнодушна к танцу умирающего лебедя. В течение многих лет она держала лебедей в саду своего дома в Хемпстеде, Лондон, чтобы изучать их движения. Впервые идея танцевать лебединый танец пришла к ней, когда она наблюдала за лебедями в общественном парке в Ленинграде.

Голубая Павлова

Валентин Александрович Серов, Анна Павлова в балете «Сильфида» , 1909, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.Петербург, Россия.

Валентин Александрович Серов (1865–1911) был русским живописцем и выдающимся портретистом своего времени. Воспитанный музыкально настроенными родителями, Серов поощрялся к занятиям искусством и учился в Париже, Москве и Санкт-Петербурге. Серов часто использовал различные графические приемы - акварель, пастель, литографии.

Les Sylphides был показан балетом Сергея Дягилева «Русские балеты» 2 июня 1909 года в Театре дю Шатле в Париже. Длинная белая пачка, в которой изначально танцевала Павлова, была разработана Леоном Бакстом.Вскоре его принял весь женский кордебалет. Серов запечатлел Павлову в спонтанном моменте, характерном для его картин.

Балетки Павловой созданы специально для ее чрезвычайно изогнутой ступни. Она укрепила свои пуанты, добавив кусок жесткой кожи на подошвы для поддержки и сплющив коробку обуви. Это считалось обманом, потому что балерина должна держать свой вес «на пуантах», а не на туфлях.

Со временем это стало приемлемой практикой в ​​балете, потому что это было менее болезненно для исполнителей.Однако Павлова никогда не любила свои туфли и просила фотографов убрать их с ее снимков.

Восточная Павлова

Уильям Пенхаллоу Хендерсон, Анна Павлова в восточной фантазии, 1915-16, Смитсоновский музей американского искусства, Чикаго, США.

Уильям Пенхаллоу Хендерсон (1877–1943) был американским художником, архитектором и дизайнером мебели. Хендерсон вырос в Медфорде, Массачусетсе и Техасе. Он учился в Массачусетской педагогической школе и Бостонском музее изящных искусств.Хендерсон интересовался индейцами и испаноязычными жителями Юго-Западной Америки. В 1916 году, после более чем десятилетнего обучения и рисования в Чикаго, он переехал в Санта-Фе со своей женой, поэтессой и редактором Элис Корбин.

Заставить американцев осознать балет

Анна Павлова в фильме «Восточная фантазия », возможно, была вдохновлена ​​ежегодными гастролями Павловой в США в период с 1912 по 1926 год. Считается, что целое поколение танцоров обратилось к балету из-за нее. .Она отвечала за то, чтобы американцы интересовались балетом. В Анна Павлова в Oriental Fantasy , Павлова имеет ту же прозрачную красную ткань, что нарисовала Лавери, только теперь она носит ее вместо костюма балерины. Ее тело почти не прикрыто, видны розовые балетки.

Картина представляет собой слияние двух культур, западной и восточной, но что остается неизменным, так это танец. Павлова не замечает присутствия публики и танцует, как будто никто не смотрит!

Футурист Павлова

Брюс Тернер, Павлова , гр.1912, Тейт, Лондон, Великобритания.

Брюс Тернер (1894–1963) был британским художником, работающим в Художественном клубе Лидса. Павлова изображает известную русскую балерину, которая трижды выступала в Лидсе в 1912 году. Холст состоит из небольших сильно пропитанных штрихов основных цветов (синего, желтого и красного), веерно расходящихся из разных точек композиции. На этом фоне фигура движется, разбивается и множится, чтобы дать представление о движении танцора.

Выступление Павловой в Лидсе было охарактеризовано как «событие века», что наводит на мысль о том, что ее статус вызвал ажиотаж.Танцующая форма Павловой изображена в манере, перекликающейся с картинами итальянских футуристов, в попытке передать энергию движения балерины.

Танцовщица была ключевым мотивом футуристического искусства, а Pavlova Тернера отслеживает движения фигуры, создавая ощущение прохода в пространстве. Возможно, его вдохновили стоп-кадры Эдварда Мейбриджа (1830–1904).

Тернер, возможно, также посетил выставку картин итальянского футуриста Джино Северини в галерее Саквилл, Лондон, в 1912 году.Мозаичные штрихи и хрустящая краска в Павлова близко напоминают Северини «Танец Пан Пан» в Монако, 1909–11, что предполагает внимательное изучение его картин. Картина Тернера « Павлова » представляет собой одну из самых ранних футуристических картин в Великобритании и является одной из самых авангардных картин.

Женщина Павлова

Сэр Уильям Орпен, Анна Павлова (незавершенная) , 1920, Центр искусств Милдьюра, Милдьюра, Австралия.

Уильям Орпен (1878–1931) был ирландским художником, но работал в основном в Лондоне.Он был успешным портретистом зажиточного эдвардианского общества. Как и Лавери, он также был плодовитым официальным военным художником во время Первой мировой войны. Орпен был известен тем, что рисовал жестокость и последствия войны, особенно поля битвы, усыпанные телами мертвых солдат.

Орпен, вероятно, написал этот незаконченный портрет Павловой, когда они встретились во время ее визита в 1912 году. Он был в гостях у своей больной матери, в то время как Павлова выступала в Дублине. Они неплохо ладили, несмотря на то, что Павлова не говорила по-английски.

В Анна Павлова (Неоконченная) мы видим Павлову не как исполнителя, а как личность. Поскольку картина не закончена, неясно, что Орпен хотела изобразить, но ее поза предполагает, что она сидела для друга. Неясно, носит ли она свой костюм балерины.

Хотя ее тело неподвижно, ее нежная улыбка и мерцание в глазах наводят на мысль о некотором волнении. Она носит что-то вроде шали на плечах, а ее руки лежат на коленях.Она смотрит сквозь зрителя, сосредотачивая свой взгляд на том, чего мы никогда не узнаем.

В 1912 году Павлова поселилась в Лондоне. Сейчас ее дом - это Лондонский еврейский культурный центр. Во время поездки на поезде из Парижа в Гаагу Павлова заболела и заболела пневмонией. Она не могла лечиться и умерла от плеврита. Павлова была похоронена в своем любимом костюме лебедя, что было ее последним желанием.

Хотя мы мало знаем о ее личной жизни, Павлова вела очень успешную и гламурную общественную жизнь, основанную на ее твердости и упорстве.Она посвятила свою жизнь балету, танцу, который стал синонимом ее имени.


Узнайте больше о балете в картинах по ссылкам ниже:

Если вы найдете радость и вдохновение в наших рассказах, ПОЖАЛУЙСТА, ПОДДЕРЖИТЕ журнал
DailyArt скромным пожертвованием. Мы любим историю искусства, и
мы хотим продолжать писать об этом.

Возрождение «Умирающего лебедя», костюм балерины Анны Павловой

Находясь в изоляции, сотрудники Лондонского музея решили отредактировать серию видеороликов, в которых рассказывается о реставрации редко выставляемого в музейном архиве моды и текстиля предмета: костюма лебедя легендарной балерины Анны Павловой.Полагают, что Павлова надела этот костюм примерно в 1910 году для спектакля «Умирающий лебедь».

Потрясающий костюм состоит из кремового шелка, лифа с костями, украшенного зелеными стеклянными драгоценными камнями и гусиными перьями, и хлопковой пачки, сделанной из тюля и блесток, которые вместе имитируют величественного лебедя и его невероятное оперение. Во время выступления Павлова носила головной убор из зеленого стекла, украшенный перьями.

Портрет Анны Павловой в репродукции фотографии на гравированном медальоне английского художника 17 века Уильяма Фэйторна.(Лондонский музей)

Лебединый костюм Павловой был бы одним из многих. По словам танцовщицы, работавшей с Павловой, для каждого выступления шили свежий костюм лебедя. Павлова исполнила «Умирающего лебедя» около 4000 раз.

Костюм редко демонстрируется из-за хрупкого характера одежды и экологически чувствительных деталей, включая шелковый материал и гусиные перья, говорится в электронном письме музея.

Кадры реставрации были сняты для музейной серии «Сохранение в городе» незадолго до того, как костюм был отправлен в Нью-Йорк на выставку «Балерина: Муза современной моды» в Музее Технологического института моды.

Костюм Анны Павловой для «Умирающего лебедя» был показан на выставке «Балерина: Муза современной моды» в Музее Технологического института моды в Нью-Йорке, которая проходила с 11 февраля по 18 апреля 2020 г. (Эйлин). Costa / The Museum at FIT)

Первые два эпизода пятисерийного сериала «Сохранение в городе» теперь можно посмотреть на веб-сайте Лондонского музея, и каждый месяц будет выходить новый эпизод.

В первом видео смотритель музея Эмили Остин объясняет, как она сначала проверяет состояние одежды.По ее оценкам, в начале реставрации работа могла быть завершена более чем за 100 часов из-за сложности одежды и множества различных материалов. Время и пыль затуманили когда-то белый костюм. Одежда потеряла форму, исчезла резинка на плечах. Остин укрепит и выровняет некоторые из гусиных перьев и, возможно, заполнит их. Юбка из тюля и шелка изношена по понятным причинам, и со временем по всей пачке, в основном по краям, появились небольшие разрывы, несомненно, исполнившиеся Павловой из выразительной песни умирающего лебедя.

Во втором видео Остин объясняет, как она использует тонкую щетку из кроличьей шерсти, чтобы удалить слои пыли. Затем она использует музейный пылесос, покрытый сеткой, чтобы удалить более стойкую грязь с поверхности. Затем Остин более внимательно оценивает повреждение тюля, заделывая слезы тонкой, как волос, полиэфирной нитью, окрашенной в цвет материала. Она кладет кусок сетки за каждую прорезь, а затем прикрепляет заплатку к тюлю простым беговым стежком. Ремонт почти не виден, как и резьба, показанная на снимке камеры.

Ясно, сколько терпения и внимания к деталям необходимы для работы. Придется дождаться третьей серии, чтобы увидеть, что будет дальше.

Как появился «Умирающий лебедь»

«Умирающий лебедь», пожалуй, самое известное сольное произведение Павловой. Русский артист балета и хореограф Михаил Фокин создал пьесу по ее просьбе в 1905 году. Она только что была принята балериной в Императорский Мариинский театр в Санкт-Петербурге, Россия, и от нее требовалось исполнить сольную пьесу на гала-концерте, организованном артисты театра.

Русская балерина Анна Павлова держала лебедей на большом пруду в своем лондонском доме, чтобы она могла имитировать их в своем балете. (RV1864 через Flickr / CC BY-NC-ND 2.0)

Фокин знал о любви Павловой к лебедям. (Позже у нее были лебеди на большом пруду в своем лондонском доме, чтобы она могла точно имитировать их в своем балете.) Фокин также знал, что Павловой нравилось стихотворение британского поэта Альфреда Теннисона «Умирающий лебедь», в котором поэт чудесно описывает лебединая песня - прекрасная мелодия, которую поет лебедь, приближаясь к смерти.

I.

Равнина была покрыта травой, дикой и голой,
Широкой, дикой и открытой для воздуха,
Которая образовалась повсюду
Под крышей печального серого цвета.
Внутренним голосом река текла,
По ней плыла умирающий лебедь,
И громко рыдала.
Была середина дня.
Вечно ветер усталый,
И покрывал тростниковые вершины.

II.

Вдали выросли голубые пики,
И белые на фоне холодного белого неба,
Сияли венчающие их снега.
Одна ива над рекой плакала,
И трясло волной, когда вздыхал ветер;
Наверху, на ветру, была ласточка,
Гналась сама за собой по своей дикой воле,
И далеко за мариновато-зелеными и неподвижными
Спали запутанные водотоки,
Залитые пурпуром, зеленым и желтым.

III.

Смертельный гимн дикого лебедя унес душу
Из этого пустынного места с радостью
Скрытый в печали: сначала до ушей
Пение было тихим, полным и ясным;
И плывя по небесам,
Преобладающий в слабости коронах украл
Иногда издалека, а иногда и года;
Но вскоре ее ужасно ликующий голос,
Со странной и разнообразной музыкой,
Flow выступил под гимн свободно и смело;
Как когда могучий народ радуется
Шаумом, и цимбалами, и золотыми арфами,
И шум их приветствия катится
Через открытые ворота города вдали,
Пастуху, который смотрит на вечер звезда.
И ползучий мох, и карабкающиеся сорняки,
И ветви ивы, покрытые инеем, и сырые,
И волнистые волны шумящего тростника,
И изношенные волнами рога гулкого берега,
И серебристые цветы мариш, которые стекаются
Пустынные ручьи и бассейны среди,
Были затоплены водоворотливой песней.

Поэма Теннисона вдохновила Фокина на танец. Он поставил хореографию для «Лебедя», 13-й части «Карнавала животных» французского композитора Камиля Сен-Санса.Первоначально это движение было записано для виолончели соло в сопровождении двух фортепиано.

Русский танцевальный критик Андре Левинсон описал исполнение Павловой «Умирающего лебедя»:

«Сложив руки на цыпочках, она мечтательно медленно кружит по сцене. Ровными плавными движениями рук, возвращаясь к заднему плану, откуда она появилась, она, кажется, устремляется к горизонту, как будто еще мгновение и она полетит, исследуя пределы космоса своей душой.Напряжение постепенно спадает, и она падает на землю, слабо размахивая руками, как от боли. Затем, неуверенными шагами приближаясь к краю сцены - кости ног дрожат, как струны арфы - одним быстрым скользящим движением правой ноги по земле она опускается на левое колено - воздушное существо борется с земными путями.

Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *