Книга пряник: Книга: “Пряник и Вареник. Страшные звуки” – Ирина Зартайская. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-9963-4547-2

Книга: «Пряник и Вареник в гостях» Ирина Зартайская читать онлайн бесплатно


Бурундук Пряник и Барсук Вареник то и дело попадают в истории, которые случаются в жизни каждого малыша. Не всегда получается вести себя в гостях так, чтобы всем понравиться. То чай прольёшь на белую скатерть, то вареньем измажешься. Но с кем не бывает? Зато потом можно посмеяться над собой вместе с лучшим другом.
Эти трогательные сказки важно читать вслух, вместе с ребёнком, рассматривая картинки и обсуждая приключения маленьких героев.

В одном лесу, где деревья высокие, а трава низкая, живут два лучших друга — Бурундук Пряник и Барсук Вареник.
Собрались как-то Пряник с Вареником в гости к Зайцу.
— Надо красиво одеться, — сказал Пряник.
Сначала он примерил брюки в клеточку и рубашку в полосочку. А потом бархатный костюм и галстук.
И еще фрак. И фетровую шляпу с пером, и жилетку с брошкой…
Перемерив весь свой гардероб, Пряник выбрал серый пиджачок с розовым платочком в кармашке и розовый галстук-бабочку.
Он довольно кивнул отражению в зеркале и пошёл за Вареником.
— Вареник, ты готов? — крикнул Пряник.

А потом увидел друга, да так и застыл на месте…
Ох!
Вареник натянул рваные джинсы и бейсболку с прорезями для ушей:
— Готов!
— Разве так можно в гости ходить? — схватился за голову Пряник.
Вареник давно понял, что спорить с другом бесполезно. Он тяжело вздохнул и переоделся в синий пиджак с заплатками на локтях.
— Так-то лучше, — кивнул Пряник.
Пришло время выходить.
— Вареник, принеси, пожалуйста, торт, который мы для Зайца испекли, — попросил Пряник, поправляя бабочку. Вареник кивнул и исчез на кухне.
Прошла минута. Затем пять минут. Затем десять…
Да куда же он подевался? Пряник не выдержал и заглянул на кухню.
А там… Вареник, весь перемазанный тортом. Уже половину съел!
— Вареник! Это же для Зайца! Специальный! Морковный! — всплеснул лапами Пряник.
— Так ведь он нас к себе позвал, пусть сам и угощает! — облизнулся Вареник.
— Когда идёшь в гости, нужно что-то принести
с собой, — объяснил Пряник. — Например, что-нибудь к чаю.
Вареник закатил глаза.
— Тяжело это, в гости ходить, — сказал он.
К счастью, Пряник на всякий случай
захватил с собой ореховое печенье. Друзья положили печенье в корзинку с кружевной салфеткой и вышли из дома.
Идут по тропинке, а вокруг столько всего интересного! Вареник то и дело отвлекается — то цветочки понюхает, то за стрекозой побегает, то бабочкой полюбуется.
— Вареник, пойдём скорее, мы же опоздаем! — просит Пряник.
— Ну и что? — удивляется Вареник. — Заяц все равно дома сидит, никуда не уходит. Куда ему торопиться? Подождёт.
— Так ведь Заяц уже чай заваривает, торт на столе стоит… А мы тут за бабочками бегаем, травинки рассматриваем!
— Ладно-ладно, — соглашается Вареник. — Раз там торт на столе…
Вот и дом Зайца. Подходят Пряник с Вареником к порогу.
Вареник лапы не вытер, в звонок не позвонил.
— Есть кто дома? — кричит. — Открывай скорее, мы уже заждались!
— Тш-ш-ш! — зашикал на него Пряник. — Надо сперва лапки отряхнуть, в дверь позвонить!
— Сколько правил! — удивляется Вареник. —
Я уже устал их соблюдать…
Постучали в дверь.
— Как я рад вас видеть! — сказал Заяц. — Вы как раз вовремя: у меня и торт с вишнёвым кремом готов, и чай заварился…
— Мы знаем, потому и пришли! — перебил его Вареник и поспешил за стол.
— Извини, он так проголодался… — сказал Пряник, протягивая удивлённому Зайцу печенье. — Это тебе!
Вареник быстро съел один кусок пирога, ухватил второй и налил себе чаю.
— Просто очень вкусно! — поспешно заверил он. — Не удержался…
Заяц понимающе кивнул, и они продолжили чаепитие.
Сидят, разговаривают…
— Ну все, я наелся, — сказал вдруг Вареник. Он вскочил из-за стола и, не попрощавшись, затопал к выходу.
Заяц очень удивился! Пряник поспешил следом за Вареником.
— Проснулся рано, устал… бывает
с ним… — торопливо говорил он, кивая на Вареника.
— Ты уж извини его… Всё было замечательно! Спасибо тебе! Теперь ты к нам в гости приходи! До свидания!
— Ага! До свидания! — крикнул Вареник уже из-за двери.
И они ушли. А Заяц долго смотрел им вслед, гадая, почему гости так внезапно
сбежали.
— Это хорошо, что ты Зайца к нам в гости позвал, — сказал Вареник на обратном пути. — Теперь мы ему замечания делать будем!
И Пряник вдруг понял, что ему уже надоело делать замечания ДРУГУ.
— Давай
кто быстрей вон до того дерева? — сказал он, сбрасывая надоевший пиджачок.
— Вот это я понимаю! — развеселился Вареник. И они с радостными воплями помчались наперегонки.

Книга Пряник с черной икрой читать онлайн Дарья Донцова

Дарья Донцова. Пряник с черной икрой

Евлампия Романова. Следствие ведет дилетант – 43

 

Глава 1

 

Любовь мужа к жене проверяется шопингом…

Я поставила многочисленные пакеты на пол в холле и выдохнула. Сегодня у меня неожиданно сломался зонтик. Нужно было приобрести новый, и ноги принесли меня в большой торговый центр… И каков результат?

Мой взгляд пробежал по армии пакетов с покупками. Помнится, я купила свитер, платье и теплые штанишки для Кисы…

Стоп! За детские вещи ругать себя не стоит, девочка очень быстро растет, сейчас самое начало октября, вот-вот наступят холода, и брючки с начесом точно понадобятся. Что там еще? Пудра, губная помада, тушь, тени, румяна… А кто виноват, что моя косметичка куда-то подевалась вместе со всем содержимым? И ботиночки осенние у меня поистрепались, пришлось купить две пары. Почему не одну? Объясняю: сначала я приобрела очень симпатичные на толстой белой подошве, а чуть позже увидела восхитительные черные ботильоны. Ну согласитесь, бегать осенью в дождь по московским улицах в обуви со светлой подошвой глупо. Во что она в первый же день превратится? Значит, нужно еще что-то для слякоти, темненькое. Исключительно ради сохранения красоты первой пары обуви мне пришлось купить вторую. Я не из тех женщин, которые тратят деньги зря, и этот конкретный случай является свидетельством моей рачительности. Еще я купила красивый шарф, кожаную куртку, две новые попонки для Фиры и Муси (у мопсов есть комбинезоны, но уже старые), подборку книг Смоляковой, форму для торта (ну очень понравилась — силиконовая, голубого цвета), скатерть в столовую (я давно такую искала, с вышитыми щенками-котятами), коврик в мою ванную (там есть половичок, но на новом изображен умильный мопс).

Одним словом, всё сплошь очень нужные приобретения. Дальше уже по мелочи: кошелек, перчатки, коробка конфет, набор пирожных, два кухонных полотенца с прелестным орнаментом, четыре салатника… Ну ничего лишнего!

Из сумки полетела веселая трель, я вытащила мобильный.

— Я посмотрел… — начал Макс.

— Знаю, знаю, — перебила я мужа, — на карточке осталось сто два рубля тринадцать копеек. Сейчас все объясню. Я пошла купить зонтик, старый не открывается, а в магазине удачно попалась масса необходимых вещей. Вот, к примеру, пелеринки для Фиры и Муси. Они розовые с рюшечками, на спинках вышиты сердца и стразы приклеены. У мопсих есть комбезики, но старые, потертые. Выйду я во двор в новых ботильонах, кожаной куртке, шарфе и перчатках, а собаки рядом — как бомжихи. Некрасиво, правда?

— Конечно, — согласился Макс. — Как правило, счастливая псинка одета лучше своей владелицы.

Я пришла в восторг — никто не понимает меня так, как Вульф!

— Поэтому на карточке больше денег нет.

Но я ни копейки на ерунду не спустила.

— Ты все правильно сделала, — успокоил меня Макс.

Я улыбнулась. Вот уж точно: любовь мужа к жене проверяется шопингом.

— Кстати, я и тебе купила подарок. Носки! Невозможно красивые — зеленые с вышитыми красными мопсами.

— Супер! — восхитился супруг. — Идеально подойдут к черному костюму и особенно к оранжевой рубашке с принтом из синих обезьянок, которую мне в этом году Дед Мороз под елку положил.

— Короче, сорочка тебе не понравилась, — расстроенно вздохнула я, — ты ее ни разу не надел.

— Просто не было подходящих носков, — пояснил муж, — а теперь комплект собран. Хотя нет. Не хватает шарфа с мишками. Белого. А Топтыгины должны иметь фиолетовый окрас.

— Ты так считаешь? Хм, возможно, такое кашне и попадется мне где-нибудь под руку, — пробормотала я.

Ялуторовский пряник попал в книгу рецептов уральской кухни — Наш Урал

В декабре 2020 года вышло второе издание книги «Уральская кухня: 52 оригинальных рецепта!».

В него вошли рецепты как традиционных для региона блюд, так и современных их интерпретаций.

Ялуторовчане горды тем, что в книге есть рецепт ялуторовского пряника. Секретом приготовления поделилась Анна Антясова, специалист по культурно-досуговой деятельности МАУК «Арт-Вояж». Рецепт пряника довольно прост, но вместе с тем он выполнен по сибирским традициям.

Рецепт Ялуторовского пряника

Ингредиенты

Тесто для пряников:
Мука пшеничная – 450 г
Мед натуральный – 300 г
Сахар – 300 г
Масло сливочное – 50 г
Вода – 350 мл
Сода – 10 г
Специи – 1,5 ст. ложки (молотая черемуха, корица, имбирь, куркума, черный перец)

Начинка:
Домашнее варенье из яблок или смородины – 50 г

Фото Анны Антясовой
Приготовление

Шаг 1. В емкости соединить сахар, мед, мягкое сливочное масло, горячую воду, соду и перемешать, пока все не разойдется.

Шаг 2. В готовую массу добавить специи (корицу, имбирь, куркуму, черный перец, молотую черемуху), все снова хорошо перемешать.

Шаг 3. Муку просеять, соединить с жидкой основой и замесить тесто до однородной консистенции.

Шаг 4. Готовое тесто завернуть в пищевую пленку и убрать в холодильник на 6–8 часов.

Шаг 5. Небольшой кусочек готового теста пропечатать в деревянную форму, чтобы он покрыл ее дно и стенки. Далее добавить начинку из домашнего варенья. Раскатать кусочек теста и сверху накрыть деревянную форму.

Шаг 6. Сформированный пряник достать из формы и выложить на противень.

Шаг 7. Выпекать пряники при температуре 180 градусов в течение 15 минут.

Фото Анны Антясовой

В октябре 2020 года Анна стала победителем сразу в нескольких номинациях IV городского конкурса в сфере туризма, организованного Комитетом по культуре и туризму совместно с Комитетом экономики и развития предпринимательства Администрации города Ялуторовска.

Вклад ялуторовчан в развитие уральской кухни

Также в книгу вошел рецепт приготовления фаршированной рыбы «Царь-щука», приготовленной по рецепту сибирских старожилов, от кафе «Купава», победителя IV городского конкурса в сфере туризма.

Поздравляем! Так держать!

Комитет по культуре и туризму Администрации города Ялуторовска благодарит Фонд развития краеведения и туристической информатизации на территории Урала и президента Фонда Марину Чеботаеву за возможность публикации во втором издании книги «Уральская кухня: 52 оригинальных рецепта!».

Комитет по культуре и туризму на карте

Комитет по культуре и туризму администрации города Ялуторовска

Адрес: Тюменская область, г. Ялуторовск, ул. Ленина, д. 23, каб. 222
Телефон: +7 (34535) 3-20-29
E-mail: [email protected]

Интересно? Расскажи друзьям!

Печатный пряник: главное - не жалеть меда и пряностей!: p_syutkin — LiveJournal

Он мог появиться и на богатом столе, и на бедном. Его пекли к свадьбе и подавали к поминкам. Его раздавали нищим и выносили дорогим гостям. Пряник! Самый пряный из русских десертов. Или, как говорили в старину, «заедка» - до сих пор горячо любимое всеми лакомство.
Пробуем историю на вкус. Как делают старинный медовый хлеб – коврижку и медовые пряники? Этому научит вас Ольга Сюткина в программе «Второе и компот» телеканала «Москва-Доверие». Вместе с ведущим Владимиром Раевским они обсудят историю этого блюда. Замесят тесто, раскатают его по доске с узорами XVIII века. И отправят в духовку. А потом попробуют, что получилось. Я же, присутствуя при съемках, сделал фотографии самых интересных моментов.

«В течение веков народный быт твердо стоял на своей старине и очень туго изменял свои житейские порядки даже в мелких подробностях, например, относительно пищи и питья. Что кушали деды и прадеды, то самое кушали внуки и правнуки». Иван Забелин, книга «Домашний быт русских царей». Это – точно про пряник. Неизменную часть нашего житейского порядка.



Одно непонятно. Считается, что прянику на Руси  больше тысячи лет, а вот пряности – очень дорогие – начали завозить к нам только в XII веке. А вошли они в обиход гораздо позже. Так из чего же тогда делали пряничное тесто наши предки? И как пекли пряники без пряностей?

По легенде в Древней Руси хозяйки разводили ржаную муку медом. Добавляли ягодные соки и замешивали тугое тесто. Толстые лепешки отправляли в печь. Так в старину готовили медовый хлеб, который считается прототипом лепного пряника. В XII веке с появлением в русской кухне пряностей из Индии и Ближнего Востока их начали добавлять в медовый хлеб. Так появилось новое название десерта – пряник. Первое время пряники были выпечкой для избранных. А все потому, что пряности или, как их еще называли, «сухие духи» были очень дорогим удовольствием.  Например, горошины «англицкого» или душистого перца купцы даже использовали для расчета вместо денег.

И только спустя века, когда ароматная валюта в виде перца, имбиря, аниса, мускатного ореха, гвоздики и других пряностей перестала быть диковинкой, пряничное дело стало популярным ремеслом.  А сами пряники – русским народным лакомством.

Особое дело – пряничные доски. Каждый мастер-пряничник имел собственные доски с уникальной резьбой. Поэтому встретить в разных уголках России два одинаковых пряника было почти невозможно. Не могу не сказать здесь в скобках, что Владимир Раевский демонстрирует действительно уникальные пряничные доски. Мы с Ольгой Сюткиной получили их от известного кулинара Павла Рабина, для которого их вырезали по старинным эскизам XVIII века из Российской государственной библиотеки.

В течение многих столетий в России были известны три вида пряников. Лепные, когда словно из глины пряничники лепили из теста свои авторские фигурки. Печатные пряники делали с помощью доски из лиственных пород дерева, на которой мастера вырезали узор или надпись. Пласт теста вдавливали в узорную резьбу, и оригинальный рисунок отпечатывался на поверхности пряника. Резные или вырубные пряники делали с помощью заготовленных из дерева или металла трафаретов в форме птиц, животных, разнообразных фигурок. А для изготовления глазури раньше использовали мед, уваренный до очень густого состояния, которым смазывали поверхность пряников. Сегодня мед варить не рекомендуется, поскольку при нагревании в нем образуются весьма вредные вещества.

Пряник – это гастрономическое выражение русской смекалки. Наши предки ценили его за способность храниться очень долго. Благодаря пряностям – естественным консервантам и медовой глазури – пряник не портился месяцами.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

Вот Борису Пастернаку и его герою Юрию Живаго, - отмечает ведущий, - не надо было объяснять, что такое печатный пряник. Попытаемся устранить дистанцию с глубиной веков и изготовить тот самый печатный пряник. Гордость русской кондитерской культуры. Итак, готовим с историком кухни Ольгой Сюткиной:

Ольга: - Изготовим, конечно. Но начнем, наверное, еще глубже. Тогда, когда пряник еще не был пряником. А был медовым хлебом. Точных рецептов медового хлеба с IX века, понятное дело, не сохранилось. Но если судить по той рецептуре, что до нас дошла, меда клали ровно вполовину от других ингредиентов. Эти «другие» ингредиенты – ржаная мука и ягодный, фруктовый сок. Мы возьмем самый типичный – яблочный. Я бы налила сок в мед, чтобы удобнее было перемешивать. И после этого добавим муку.

Размешиваем все до консистенции, которая позволяет работать с тестом руками. Замешиваем тесто, доску для раскатки смазываем растительным маслом. И формируем небольшой круглый «хлебец», толщиной примерно в 2 сантиметра.  Ножом сделаем на нем небольшие надрезы для красоты. И отправим медовый хлеб в духовку на 12 минут выпекаться при температуре 180 градусов.

А дальше приступаем к приготовлению того самого печатного пряника. Мука у нас уже будет не ржаная, а пшеничная. И для того, чтобы тесто было воздушным и ароматным, долго хранило свою свежесть, нам нужно будет приготовить его на водяной бане.

В емкость добавляем сразу все ингредиенты. Это мед (лучше и ароматнее взять гречишный), сливочное масло, яйца. Мы добавим еще сахарный песок (которого, конечно, не было в Древней Руси). Но давайте все-таки руководствоваться современными вкусами. Также необходимо немного соды для разрыхления.

А здесь, - говорит Ольга, - у меня лежат специи. В них-то самая интрига.  Издавна каждая хозяйка сама для себя решала: а что ее семья больше всего любит. И делала свою собственную смесь из разных специй. Называлась она «сухие духи» и хранилась в тайне. Понятно, что у каждой такой хозяйки были «самые вкусные» пряники. У нас с вами припасена корица, молотый имбирь и мускатный орех. Добавляем их в тесто и ставим на водяную баню до полного растворения сахарного песка (примерно 10 мин). Потом снимаем с плиты и немного остужаем.

Итак, сахар у нас полностью растворился, и мы можем уже замешивать муку. Образовавшееся тесто нужно поставить в холодильник, минимум на 2 часа. Чем дольше будет стоять это тесто (до недели) тем оно будет вкуснее: отдаст клейковину, раскроется. И чем более зрелое получится тесто, тем дольше сможет храниться сам пряник.

Мы будем делать два пряника. Один мы сделаем с той доской, что вам приготовил мастер. А другой вот на этой доске, вырезанной по старинным эскизам. Обе доски мы должны смазать растительным маслом, чтобы ничего не прилипло. Сегодня это можно сделать специальной кисточкой. А раньше вполне возможно – гусиным пером. Дальше нужно это наше тесто раскатать по всей поверхности вырезной доски.

- Ну, это конечно, не прогулочка была, - говорит утомленный раскатыванием Владимир Раевский. Но у меня все получилось!

Краюшки теста, выступающие за «узорную» часть доски нужно аккуратно обрезать ножом. Аналогично готовим пряник с повидлом. Только делаем его из двух слоев теста, на первый из которых (тот, что в пряничной доске) выложить само повидло, закрыть вторым слоем теста и раскатать, соединив швы пряника.




Отправляем пряники на противень. Первый 7 минут их надо выпекать при температуре 220 градусов. А затем еще 25 минут, снизив температуру до 175 градусов.

Тем временем готовим глазурь. Для этого надо смешать ровно 267 граммов сахара и 100 граммов воды. Варить на среднем огне точно до температуры 110 градусов. Снять с плиты и остудить глазурь до 80 градусов. Покрыть ею готовые и немного остывшие пряники.

Да, и, кстати, медовый хлеб-то тоже уже приготовился и остыл.

- Вот, где жива еще пряничная Россия! - говорит Владимир Раевский после первого кусочка.

Существо, Ватник, российский ремейк Спанч Боба: СМИ сходят с ума по прянику, которого взяли на работу в тульское МЧС

Новость о том, что тульский пряник стал новым сотрудником МЧС буквально взорвала соцсести и СМИ. Введите в поисковике ВК «мчс пряник» и вам выдаст просто огромное количество сообщений от федеральных средств массовой информации и крупных пабликов. В редакцию «Тульских новостей» сегодня дважды звонили федеральные СМИ с просьбой отснять видеоматериал про пряник и дать комментарий редакции по данному поводу. Комментарий главред нашего издания одной известсной радиостанции дал. Если коротко, то ажиотаж вокруг пряника непонятен. И уж тем более негатив. 


Первые снимки пряники появились 12 мая. Ростовая кукла приняла участие в детском мероприятии. Позже стало известно, что прянику вручили удостоверение сотрудника ведомства и медаль «За пропаганду спасательного дела».
Далее понеслось. Об этом написали практически все федеральные СМИ.

 

 

Вот несколько цитат и комментариев к новостям с различных источников:

 

 - Да это ещё ужаснее, чем заставка телекомпании «Вид»!

 

 - А я подумал что ЭТО - кусок хозмыла, который низя поднимать с пола....

 

 - Прорыв дня!

 

 - Мемы про «ватник» вышли на официальный уровень

 

 - Если это – пряник, то какой внутри него должен быть джем?

 

 - Это же фейк, да? Как «Панорама», да? Скажите мне, что этого на самом деле не было!

 

 - Российский ремейк Спанч Боба свернул не туда…

 

Вероятно, одной из причин такой реакции на новость стало сходство пряника с «Ватником» - популярным мемом в сети. Это жаргонное прозвище ярых патриотов России. 

 


Сообщается, что новость о прянике с сайте МЧС удалена. Вероятно, кому-то достался кнут. Хотя, казалось бы, за что? 

 

Делитесь своим мнением по поводу маскота тульских спасателей в комментариях.

Gingerbread by Helen Oyeyemi

Признанный автор бестселлеров Boy, Snow, Bird и What Is Not Yours Is Not Yours возвращается с завораживающим и изобретательным романом .

Под влиянием таинственного места, которое имбирный пряник занимает в классических детских сказках - в равных частях полезного и сверхъестественного, от дразнящего ведьминского домика в «Гензель и Гретель» до кондитерского изделия в форме человека, которое однажды решит работать под именем f

отмеченный наградами автор бестселлеров Boy, Snow, Bird и What Is Not Yours Is Not Yours возвращается с очаровательным и изобретательным романом .

Находится под влиянием таинственного места, которое имбирный пряник занимает в классических детских сказках - в равных частях полезного и сверхъестественного, от дразнящего дома ведьмы в «Гензеле и Гретель» до кондитерского изделия в форме человека, который однажды решает бежать так быстро, как только может. Любимая писательница Хелен Ойеми приглашает читателей в восхитительный рассказ об удивительном семейном наследии, в котором наследство является рецептом.

Пердита Ли может показаться обычной британской школьницей; Харриет Ли может показаться просто работающей матерью, пытающейся проникнуть в школьную социальную иерархию; но есть признаки того, что они могут быть не такими нормальными, как они думают.Во-первых, они живут в выкрашенной золотом квартире на седьмом этаже с удивительно многословной растительностью. А еще они делают имбирные пряники. Лондонцы могут оказаться в состоянии принять или покинуть его, но он очень популярен в Друхастране, далекой (и, согласно Википедии, не существующей) стране ранней юности Харриет Ли. Фактически, самым истинным любителем пряников из семейства Ли в мире является харизматичная подруга детства Гарриет, Гретель Керчеваль - фигура, которая, кажется, приложила руку ко всему (хорошему или плохому), что случилось с Гарриет с момента их знакомства.

Десятилетия спустя, когда Пердита в подростковом возрасте отправляется на поиски давно потерянного друга своей матери, это побуждает к новому рассказу истории Харриет. Поскольку книга следует за Лиз через встречи с ревностью, амбициями, семейными недовольствами, работой, богатством и недвижимостью, имбирный пряник, кажется, является единственной вещью, которая надежно сохраняет постоянную ценность. Бесконечное удивление и удовлетворение, написанное в неподражаемом стиле и воображении Хелен Ойеми, это настоящий праздник для читателя.

«Пряник», Хелен Ойеми: NPR

.

Пряник

Хелен Ойеми

Британский писатель Хелен Ойеми хочет, чтобы вы знали, что для сказок никогда не бывает слишком стар.Она сделала карьеру, написав книги на основе фольклора, который мы все читали в детстве - ее роман 2011 года Мистер Фокс основан на одноименной британской сказке, а ее книга 2014 года Мальчик, снег, птица нашла свое вдохновение в рассказе о Белоснежке.

В своем новом романе « Пряник » Оейеми обращает свой взор на историю Гензеля и Гретель, классическую немецкую сказку о брате и сестре, которые совершают жестокий побег из дома ведьмы.Ее роман - это не пересказ; скорее, он подходит к истории с лукавой скрытностью, которая стала одной из торговых марок Oyeyemi. И, как и ее предыдущие книги, она потрясающе красива и потрясающе оригинальна.

Gingerbread рассказывает историю учительницы Харриет Ли и ее дочери Пердиты, которые по-своему упрямы и загадочны. Харриет добрая, но ее трудно узнать; она жесткая, но «если у нее аура, то она пастельная». Ее дочь-подросток - одиночка, «осторожна со своими словами» и «одноклассники не любят и не любят ее; ее просто игнорируют.«

Харриет отчаянно пытается пополнить ряды PTA в школе своей дочери; она пытается ухаживать за участниками своим знаменитым имбирным пряником. Ее взгляд на угощение« не является комфортной едой », - объясняет Ойеми.« В этом нет никакой ностальгии. , не возвращаться к невинным удовольствиям и веселым временам в детской. Он не скромный и не пыльный в крошке ». Гарриет узнала рецепт от своей матери, Марго, и передала его Пердите.

Роман принимает свой первый мрачный оборот, когда Гарриет приходит домой и находит свою дочь на пороге смерти; она приготовила и съела партию имбирных пряников с таинственным ингредиентом, который чуть не убил ее.Пердита настаивает, что это не была попытка самоубийства - скорее, по ее словам, она съела испорченное угощение в попытке посетить Друхастрану, родную страну Харриет, которая, строго говоря, может существовать, а может и не существовать.

Пердита говорит своей матери, что она расскажет о своем путешествии в таинственную страну, но только если Харриет расскажет ей историю о том, как они с Марго сбежали из Друхастраны и переехали в Англию. Харриет подчиняется, подстрекаемая четырьмя властными говорящими куклами ее дочери.

И вот тогда все начинает становиться странным.

Пытаться обобщить сюжет игры Gingerbread - все равно что описать странный сон, который вам приснился - почти невозможно описать что-то столь странное и убедительное в словах, которые действительно передали бы переживание. В романе Оейеми есть пряничные стружки, своеобразная богатая семья и таинственный персонаж по имени Гретель, который является своего рода другом Харриет. Назвать эту книгу нетрадиционной - значит ничего не сказать.

И все же Oyeyemi не только справляется с этим, она делает это с честью.У нее есть дар заставлять читателей не только прекращать свое недоверие, но и полностью выкидывать его из окна. Чрезвычайно одаренный рассказчик, Оейеми пишет с заразительной радостью - возьмите это описание двух молодых влюбленных в агонии страсти: «Он продолжал пытаться говорить, но она продолжала целовать его, и она пыталась говорить, но он продолжал целовать ее, но в конце концов они смогли удержаться ... хотя они с Габриэлем держались очень близко друг к другу на случай, если поцелуй не хватит срочно. "

У нее есть дар заставлять читателей не только прекращать свое недоверие, но и полностью выкидывать его из окна.

Оейеми - мастер шагать; трудно оторваться от Gingerbread даже на секунду. Это не только из-за ее таланта создавать интриги, но и потому, что она заставляет читателя влюбиться в своих героев. Невозможно не сочувствовать и Харриет, и Пердите, когда мать бодрствует у больничной койки своей дочери: «Ночь проходит медленно, как и должно быть, когда твое желание состоит в том, чтобы чье-то не сбылось. Пердита изо всех сил старалась разрушить себя. , но они не позволят ей."

Многие авторы обращались к сказкам за вдохновением, но их романы часто не впечатляют, они просто повторяют заезженные истории, которые мы все читали тысячу раз. рассказывая историю Гензеля и Гретель в книге, Оейеми ведет ее в нескольких неожиданных направлениях.Оказывается, ее воображение столь же безгранично, как и ее талант.

Литературную беллетристику часто называют мрачной и циничной, но Оейеми доказывает, что это может так же легко быть жизнеутверждающим, очаровательным и просто забавным. Gingerbread - очаровательный шедевр автора, который освежающе не боится быть радостным, и он доказывает, что Oyeyemi - один из лучших англоязычных авторов сегодня в мире.

Пряник от Хелен Ойеми: 9781594634666

Похвала

A Skimm Reads Pick

«Потрясающе красиво и потрясающе оригинально… Оказывается, воображение [Оейеми] так же безгранично, как и ее талант. Литературную беллетристику часто называют мрачной и циничной, но Оейеми доказывает, что она так же легко может быть жизнеутверждающей, очаровательной и просто забавной.Имбирный пряник - очаровательный шедевр автора, который освежающе не боится быть радостным, и он доказывает, что Ойеми - один из лучших англоязычных авторов в современном мире. - Майкл Шауб, NPR

«Волнение. . . Пряник раздражает, смешно, удивляет, тревожит, дезориентирует и приносит удовольствие. . Это фантастический, головокружительный, глубоко интеллектуальный роман, требующий некоторых усилий и внимания со стороны читателя. И это лишь одно из его многочисленных удовольствий.»- New York Times Book Review

« Если книга продвигается исключительно за счет языка и атмосферы, то она должна стремиться к тому, чтобы хотя бы один из этих элементов был так же хорош, как и имбирный пряник в обоих. Независимо от того, что происходит в сюжете, каждое предложение идеально сбалансировано, вызывает воспоминания и богато смыслом ». –Vox

«Очарование очевидно на каждой странице.» - Slate

«Это смелая книга с большой глубиной и озорством, которая заставляет задуматься, как было бы удивительно, если бы наши родители сидели с ней. на всю ночь и подробно расскажут, чем они жили.»- Financial Times

« Есть ли сегодня работающий писатель, сопоставимый с Хелен Ойеми? Она может быть единственным современным автором, для которого не будет преувеличением утверждать, что она sui generis, и я не думаю, что будет преувеличением сказать, что она гений, в отличие от талантливой, достойной освещения в печати, актуальной или успешной, причем каждый из ее романов дерзок. больше в повествовании, чем раньше. . .Сказка, которую нужно перечитывать многократно, и тем удивительнее, чем глубже вы хотите погрузиться в ее переустройство реальности, ее сумасшествие.»- Лос-Анджелес Обзор книг

« Хелен Ойеми - мастер заново изобретать образы традиционных сказок, чтобы сказать что-то совершенно новое о мире, в котором мы живем. Она искажает знакомые истории совершенно непредсказуемым образом, и ее книги никогда не заканчиваются. там, где вы думали, когда начинали ». –Vulture

«Любопытно, оригинально и немного странно - в лучшем виде.» - HelloGiggles

« Gingerbread поднимается до уровня Mr.Fox и Boy, Snow, Bird , раскрывая Oyeyemi как мастера литературного маскарада, создавая исключительное искусство »- Minneapolis Star-Tribune

« Красивое, дико изобретательное животное. Никто другой не пишет так: прерывая вневременную поэтику суровыми современными отступлениями, оживляя растения и кукол с прохладной небрежностью. И как получилось, что этот мрачный, сумасшедший роман излучает больше всего тепла уюта? »- Entertainment Weekly

« Gingerbread - это не просто одна из лучших книг марта, она готова стать одной из лучших книг мира. год благодаря великолепному письму Хелен Ойеми.»- Cosmopolitan.com

« Gingerbread остается совершенно уникальным, совершенно завораживающим, совершенно Oyeyemi. »- Дженнифер Бейкер, Electric Lit

« [Oyeyemi] ловко уравновешивает фантазию и реальность, с блестящими кивками современному обществу. . . Gingerbread странный, запутанный и странно приятный ». –KMUW

«Независимо от того, через какую линзу вы читаете книгу - на политический подтекст, на хорошую историю, на сказку - Пряник - захватывающий, великолепно написанный роман.- Bitch Media

«Грань между реальным миром и сказками в романах Хелен Ойеми никогда не бывает четкой, а это значит, что они намного веселее. Следование сюжету последнего романа Ойеми может быть проблемой просто потому, что Пряник подчиняется логике сказки, а не традиционной структуре романа. Но если вы сядете и примете повороты, мы гарантируем, что вам понравится ваша шумная игра ». - Refinery29

« Хелен Ойеми раскрывает свои исключительные таланты и наполняет своим волшебством этот роман.- Суета

«Шестой роман Ойееми искрится ее возвышенной изобретательностью» - BBC Culture

«[A] сложное, головокружительное исследование класса и женской власти, сильно приправленное мускатным орехом и подслащенное патокой». - Рон Чарльз, The Washington Post

«Игривая, очаровательная… современная сказка с загадочным поворотом». - Marie Claire

«Пряник Хелен Ойеми, как сказка, привязанная к реальности, такой же теплый и пикантный, как и продукт питания, в честь которого он назван.- Harper’s Bazaar

«Настоящее очарование романа - это экспериментирование с самим повествованием. . .Эта книга не только о детстве, но и о том, что значит быть ребенком ». - Время

«Поклонники творчества Оейеми не захотят его пропустить, и те, кто впервые читает книгу, тоже станут ее поклонниками». - Bust Magazine

«Сочинения Хелен Оейеми полны очарования и волшебных деталей, и они заставят вас погрузиться в богатое наследие вашей собственной семьи.Побочные эффекты включают тягу к имбирным пряникам ». - Женский день

«Когда рождается новая книга Oyeyemi, это всегда повод для волнения. Как и в случае с лучшими писателями, она, кажется, никогда не боится пробовать что-то новое, ломать границы, пересекать границы, ранее не затронутые. . . Я рекомендую ее всем, кого встречаю ». - Дейзи Джонсон, автор книги Everything Under

« От лучшей подруги детства по имени Гретель до семейного рецепта, передаваемого из поколения в поколение, Oyeyemi отправляет нас в путешествие, которое дико и авантюрный.« Gingerbread » - это роман, который вы не скоро забудете »- PopSugar

« Oyeyemi берет знакомые очертания детской сказки и превращает ее во что-то совершенно новое, тревожное и сверхъестественное. . .Странный, меняющий форму роман о силе создания собственной семьи. »- Киркус Обзоры , помеченный обзором

« Идеально блестящий. . .Oyeyemi преуспевает в том, чтобы сделать поистине поразительные правдоподобные и превратить даже самые знакомые сказки во что-то странное и новое.Эта фантастическая и фантастическая игра - прекрасное дополнение к ее грозному канону ». - Еженедельник Publishers, обзор с звездами

« Обольщение ». - Buzzfeed Books

« [ Пряник ] имеет оттенок фольклора: Там семейные распри, друг детства по имени Гретель и многие другие типичные образцы. Все это связывает ловкая рука, виртуозный лиризм и изящная способность Оейеми находить превосходство во всех аспектах жизни, как сладких, так и пряных.”—Nylon.com

Пряник - это метафорическое ядро ​​истории, одновременно сладкое и пряное, простое, и все же это зацепка для очень странного и причудливого детского фольклора, и Ойеми удается сделать что-то столь же сложное и восхитительное; ее проза не лишена остроты ». - Vogue.com

« Gingerbread похоже, чтобы привнести больше изобретательности и остроумия в сказочный элемент - имбирный пряник, конечно, - который занимает таинственное место в детской литературе.- Литературный центр

«Фирменное воображение Ойееми создает очаровательную, нереальную историю о наследии и праве по рождению» - Esquire.com

«Последняя разработка Ойееми - это хитроумная подрывная деятельность по мотивам сказок, раскрывающая секреты, запутанности и т. Д. отчуждения в семье ... Этот чарующий рассказ, который является как резким обвинением капитализма, так и данью безумно неизбывной стойкости семейных уз, найдет отклик у любителей литературной фантастики ». - Список книг

«Oyeyemi [это] ... один из наших самых необычных и изобретательных современных голосов ... предложения Oyeyemi постоянно искрятся злобно точным юмором.»–Spectator USA

« Gingerbread - это роман, в котором признается, как отношения могут вырасти из невзгод и застревания в местах, которые хочется покинуть ». - Boston Globe

«Веселая история от безумно изобретательного Ойееми». - Библиотечный журнал

16 пряников для детей

Ничто так не говорит о Рождестве, как имбирный пряник; Итак, мы составили этот список ЛУЧШИХ пряничных книжек ! Вот несколько восхитительных поворотов классической истории "Пряничный человечек", которые порадуют и поразят воображение ваших детей! Эти пряников для детей идеально подходят для малышей, дошкольников, дошкольников, детских садов и первоклассников в декабре.Самое сложное - решить, какие книг по имбирному хлебу и читать в первую очередь!

Пряничные книжки

Детям нравится слушать пересказ глупого и озорного Пряничного человечка с помощью одной из умных пряничных книжек . Вы будете поражены разнообразием представлений, каждое из которых придает этой классической рождественской истории уникальный поворот, который понравится малышам, дошкольникам, детсадовцам и ученикам 1 класса. Мои дети любят читать несколько версий - им не хватает этих пряников для детей .Так что приготовьте партию имбирных пряников и получайте удовольствие, читая вместе эту книгу пряников !

Итак, выберете ли вы традиционный «Пряничный человечек» или одну из этих других детских историй из этих пряников для дошкольных учреждений - вам понравится читать о сумасшедших приключениях этого восхитительного рождественского печенья…. Ты не поймаешь меня, я пряничный человечек!

Книжки пряники детские

Если вы никогда не читали классическую сказку о Пряничном человечке, вот прекрасная легкая для чтения сказка для детей всех возрастов.

Этот глупый поворот классической истории наверняка развлечет школьников, которые захотят увидеть, куда готовится Пряник, когда он выпрыгивает из коробки для завтрака директора.

Почему не пряничная девочка? Этот поворот следует за сестрой Пряничного мальчика и ее глупыми выходками. Детям понравятся ее лакричные волосы и платье, украшенное конфетами.

Пряничный младенец - любимец в нашем доме. В этой восхитительной переосмысленной истории пряники вообще не едят.

Прочтите эту версию «Пряничного человечка», чтобы увидеть очаровательные иллюстрации, получившие признание New York Time как лучше всего иллюстрированных.

«Головокружение, головокружение так быстро, как только сможешь. Тебе меня не поймать, я Пряничный человечек! " Пряничный ковбой может убежать от владельца ранчо, он может промчаться мимо дротиков, и у него может закружиться голова прямо у коров, пасущихся на холме. Но что происходит, когда он встречает койота, спящего на солнышке?

«Пряничные пираты» - самая любимая рождественская книга моего сына.Яркие иллюстрации и умный сюжет обязательно очаруют вашего маленького пирата. Если вы читаете эту версию, не пропустите наши БЕСПЛАТНЫЕ Рабочие листы Gingerbread Pirate для PreK-2-го класса, чтобы немного развлечься.

Снежной зимней ночью Пряничная Мышь уютно устроилась в своей постели. Тогда… трещина! Ветка дерева падает и разрушает ее дом! Мышь должна найти новое место для жизни, чтобы она могла насладиться сезоном. Обладая решимостью, находчивостью и большим количеством рождественских чудес, Маус находит не только другой дом, но и место, которое она действительно может назвать своим домом.

Юным читателям понравится считать в этой книге-счетчике Пряничных человечков.

Вы не можете перестать хихикать, читая об этом глупом Пряничном человечке, который прыгает с полок библиотеки и пытается сбежать, пока библиотекарь преследует его по всей библиотеке.

Узнайте, что происходит с этим пряничным человечком, когда он остается на перемене. . . .

Она быстрая. Она дерзкая.И она перехитрила эту хитрую лисицу в своем бурном дебюте. Теперь пряничная девочка вернулась с новой партией друзей - крекерами с животными! К сожалению, крекеры с животными не хотят прислушиваться к советам пряничной девочки.

Я просто обожаю все детали в книгах Яна Бретта! Детям понравится следить за тем, как Пряничный человечек отправляется на поиски новых друзей в этой веселой новой версии классической игры.

Такой забавный поворот; этот пряничный мальчик находится на свободе ни в каком другом Нью-Йорке.Что будет, если он будет издеваться над строителями, водителями такси и другими людьми ?!

Вы когда-нибудь слышали о Пряничном мишке? Это печенье, затерянное в национальном парке, ищет помощи у смотрителей парка и отдыхающих, чтобы найти дорогу домой.

Маршалл знает наверняка одно, несмотря на то, что говорят все сказки: пряничные человечки не могут бегать. Печенье нужно есть, и он не может дождаться, чтобы съесть его , потратив все утро на его выпечку со своим классом. Но когда пора вынимать пряничных человечков из духовки.. . Они ушли! Узнай, смогут ли они поймать это печенье!

Sui Generis: «Пряник» Хелен Ойеми

ЕСТЬ ЛИ АВТОР, который сегодня работает, сопоставимый с Хелен Ойеми? Она может быть единственным современным автором, для которого не будет преувеличением утверждать, что она sui generis , и я не думаю, что будет преувеличением сказать, что она гений, в отличие от талантливых, заслуживающих внимания, актуальных или опытных, каждый из ее романы смелее в повествовании, чем предыдущий.Прочитав любой из ее романов или сборник рассказов, вы словно во сне выныриваете, ваше ощущение того, как все устроено приятно, выходит из строя. Если мы читаем процедуры, чтобы насладиться восстановленным чувством порядка, все расставило все по своим местам, мы читаем Ойеми по противоположной причине, но она не менее тревожна. Седьмая книга

Oyeyemi, Gingerbread , представляет собой сверхъестественный роман, который начинается со слов: «Пряники Харриет Ли - это не легкая пища. В нем нет запекшейся ностальгии, никакого отклика на невинные удовольствия и веселое времяпрепровождение в детской.Он не скромный и не пыльный в крошке ». В романе пряники служат одновременно семейной реликвией и метафорой. Это то, что длится с течением времени («[оно] хранит и хранит. Оно переживает все более изысканные дары») более чем трем поколениям женщин. Но, несмотря на прочный фундаментальный образ, роман обещает скорее тревожить, чем утешать.

Харриет 34 года, у нее «легкий друхастранский акцент, который она преуменьшает, чтобы не впасть в экзотику». Согласно вымышленной записи в Википедии в романе, Друхастрана (что означает «другая сторона» на словацком языке) является «предполагаемым национальным государством с неопределенным географическим положением.Не совсем ясно, является ли Друхастрана, также известная как «Другая сторона», действительно мифической страной, или, возможно, смертью, или страной сказок, или просто олицетворением детства. Может быть, все: его границы закрыты, паспортов при себе не надо, а ты пересекаешься по имбирному прянику.

Харриет печет множество имбирных пряников по семейному рецепту. У рецепта пряников дикая история. Это произошло по отцовской линии и изначально было задумано прапрапрабабушкой Харриет, женщиной, которая спасла своего супруга от публичного повешения, согласившись выйти за него замуж и провести его реабилитацию.В очаровательном анекдоте, иллюстрирующем сказочность отступлений и поворотов этого романа, рассказчик объясняет, что в свое время палач делал выстрел в сватовство, прежде чем заставить кого-то залезть на балку для публичной казни. Если кто-то из толпы выступит вперед и возьмет на себя ответственность за вашу реабилитацию, вы немедленно выйдете замуж.

Рассказчик шутит: «Повсеместные казни занимали место в жизни прапрапрабабушки Харриет, не отличавшееся от сегодняшних слепых свиданий и скоростных свиданий.Много возможностей для реалиста, который имеет некоторое представление о том, что она ищет ». Предки Харриет занимались фермой и выращивали зерновые. Дочь Харриет, Пердита, любит имбирные пряники, но когда Пердите исполняется шесть лет, Харриет и Марго понимают, что от этого ей становится плохо. У нее аллергия на глютен.

Действие романа изначально немного замедлено, он увяз в построении мира, но набирает обороты, когда Пердита, кажется, покончила жизнь самоубийством с помощью имбирного пряника. Позже мы узнаем, что она не была в коме; она поехала в Другастрану, где выросла Харриет.Друхастрана здесь, кажется, относится к смерти, и, возможно, также к сновидениям, к потере сознания, к тому, что здесь не , . Когда Пердита ест имбирный пряник, она, кажется, покончила с собой. Она теряет сознание. И все же, когда она просыпается, она где-то была, в конкретном месте, откуда родом ее мать. На другой стороне она искала подругу детства Гарриет, Гретель Керчеваль. Харриет рассказывает Пердите и ее куклам историю своего детства в Друхастране и о том, как она подружилась с Гретель Керчеваль, подменышем, которого она нашла на дне колодца, а также другом, который спросил Харриет, где они должны встретиться, когда Харриет вырастет.

Мать Гретель, Клио Керчеваль, является владелицей сельхозугодий, где живут родители Харриет, и она предлагает превратить пряники семьи Ли в коммерческий продукт. Она объясняет: «Фактически, имбирный пряник был идеальным средством для возвращения потребителей к определенному моменту их жизни, времени, предшествовавшему хорошему и плохому. Ключевым моментом для продажи будет то, что имбирный пряник производят на 100 процентов настоящие фермерские девушки, выращенные среди той самой пшеницы, которая в него пошла ». Деревенские девушки кажутся наполненными домашней выпечкой, но, как и многие другие вещи в романе, это иллюзия - они выглядят в одну сторону, а на самом деле - в другую.

Gingerbread - это книжный кубик Рубика со всем разочарованием и восторгом, которые влечет за собой эта игрушка. Вы должны оставаться в очень странном свободном пространстве, но, как и другие романы Оейеми, эта история требует многократного перечитывания и тем удивительнее, чем глубже вы хотите погрузиться в ее переустройство реальности, ее безумие. Психология большинства произведений Хелен Ойеми именно поэтому некоторым из нас она нравится. Ее самосознательная проза отвлекает нас от реальности, и, отделяя нас, высвобождая нас от нашего непосредственного, осязаемого мира и логики наших тел, она действительно порождает свою собственную реальность, другое чувство воплощения или, возможно, форму бытия. , психическое расстройство, которое не является интуитивным, а полностью связано с воображением и сюжетом.Большая часть красоты Gingerbread заключена в эксцентричных, но странно сновидческих сочетаниях слов и изображений. Это мир пряничных наркоманов, фигурок из сажи, кукол с вопросами перед сном, деревянных сабо размером с каравеллу.

Пристрастие Оейеми к психическому расстройству наиболее ярко проявилось в романе Мистер Фокс (я бы сказал, что ее лучшими романами по-прежнему остаются Мистер Фокс и Мальчик, Снег, Птица ). В Gingerbread ослабление реальности и референций от языка, возможно, достигло еще большей степени.Это роман, за которым сложно следить как на уровне предложения, так и в повествовании, но его сложные истории приводят к невероятно удовлетворительному завершению. Во многих смыслах эта книга - одна из лучших, поскольку форма предложений, абзацев и романа в целом повторяет суть основного рассказа, рассказа о вечной, вневременной и меняющей форму природе. дружбы и семьи.

Причинность встроена в то, как мы думаем: «Если то, то то». Большая часть художественной литературы получает силу из нашего желания получать удовольствие, видя причину и следствие - мы хотим знать, что произойдет дальше, мы хотим знать «тогда это».Откровенно странная сила Gingerbread заключается в том, что предпосылки, детали, которые создают его вымышленный мир в нашем сознании, не обязательно приводят к видам выводов, которых мы ожидаем, конечно, не от литературного реализма, но, возможно, и не от баснословия. или магический реализм тоже. И наши ожидания могут быть опровергнуты даже одним предложением.

Например, на раннем этапе пристрастие к имбирным пряникам описывает имбирный пряник Харриет как нечто похожее на то, что «шлепает по настоящему анатомическому сердцу человека, который нанес шрам вашей возлюбленной и думал, что им это сошло с рук».”В этом единственном предложении похоронена огромная история, история мести, история, которая заставляет вас задавать вопросы и желать ответов. Это характерно для Oyeyemi - писать великолепные, уверенные предложения, которые остаются полностью распечатанными, предложениями, в которых не дается никаких дальнейших объяснений. Мы всегда задыхаемся от чар Оейеми, рассказывающего истории; читатель, который читает для утешения, никогда не найдет его здесь, но должен искать его в другом месте. И если этой длинной сказки о мести недостаточно, добавляет наркоман, не в ответ на наши вопросы, а в этой великолепной касательной: « Это сердце , растертое в пепел и пронзенное стрелами тепла, соли, специй, и сернистый сироп, как будто отмеряли мед, подожгли и потекли через тесто вместе с жидкой ложкой.В этом есть что-то чувственное и интеллектуальное, предложение готовить, но никакого приготовления, которое мы никогда не делали бы в реальной жизни, приготовление, которое включает нагревание и разжижение - трансмогрификацию - самого инструмента приготовления: ложки.

Имбирный пряник в какой-то момент описывают как «прикол и угощение». Пердита спрашивает Харриет, Как вы сюда попали, ? Харриет думает, что у них с Марго такое прошлое, которое делает настоящее сомнительным: «Разговоры или размышления о« там »придают« здесь »галлюцинаторное качество, без которого она, честно говоря, могла бы обойтись.Слишком сильно натяните нить, и оба мотка распутаются одновременно ». Один из характерных приемов Оейеми, который восходит к ее ранним романам, - это прокомментировать двойственность или двойственность, «здесь» и «там». Ее дебютный роман « Девушка из Икара » вращался вокруг Тилли Тилли, злобного двойника-призрака главного героя и товарища по играм (а в «Белый для ведьм» также есть близнецы). В книге « Противоположный дом » рассказчик Майя отмечает двойственность логики: «Иногда есть вещи, которые вам нужно сказать, и вы знаете, что правильным человеком, которому их следует сказать, является человек, чья логика работает двояко; человек, который может сидеть во время мессы, не глядя сардонически на мальчика в платье, который машет им в лицо ладаном.«Каждой противоположности есть равные. Каждое утверждение можно прочитать по-другому.

В системе верований йоруба близнецы обладают особым статусом, но, как правило, есть готическая сложность в использовании Ойееми близнечества, двуличности или двойственности, которая выходит за рамки традиционных верований на собственный альтернативный язык. Гретель Керчеваль в фильме « Пряник » - это почти повторение двойника из более ранних книг Оейеми, но она не таит в себе ту же тьму. Она девушка с двумя зрачками в каждом глазу, и она служит своего рода спасительницей.Ее присутствие придает роману искрометный вопросительный оттенок, возможно, ближе к Мэри в Мистер Фокс , чем к Тилли Тилли в темноте и грусти Девушка Икар . Это похоже на то, как если бы Оейеми прихватывала уловки из всех своих книг, играла с их эффектами, чтобы оторвать Gingerbread от реальности, пытаясь понять, насколько далеко от обрыва мы готовы унести эту книгу. Читатель чувствует, как автор растягивает предложения, расширяет наши убеждения и спрашивает: можно ли мне удалить этот винт? Как насчет этого?

Тем не менее, это еще не все безумие в последней версии Oyeyemi.Вся книга противоречит ее собственному утверждению, что «[h] ouses - это дома, а печенье - это печенье, а люди - это люди, и мы все знаем, что ничего хорошего не происходит из таких ослабляющих границ». Что-то удивительное может произойти из-за расслабления границ. В конце Gingerbread есть сюрприз, своего рода великолепный и приятный сюрприз, который имеет смысл. Роман оказался и шуткой, и угощением, как пряник, верным своему названию.

¤


Анита Феличелли - автор песен о любви для потерянного континента , выход которых выйдет в октябре 2018 года.Она написала эссе и обзоры для The New York Times («Современная любовь»), San Francisco Chronicle , Salon и других.

Обзор пряников: Хелен Ойеми пишет как дикая фея крестная

Пытаться описать сюжет Пряник , последнего романа Хелен Ойеми, - глупая затея. Это потому, что книги Оейеми редко бывают сюжетными: если что-то и движет их вперед, так это образы. Ее книги наполнены предложениями на таком точном и вызывающем воспоминания языке, что при чтении их кажется уколом колючей розы из сказки.

Вот описание в Gingerbread титульной сладости: «Это похоже на то, как будто кто-то шлепает по настоящему анатомическое сердце человека, который нанес шрам на вашего любимого человека и думал, что ему это сойдет с рук. … Это сердце , растертое в пепел и пронзенное стрелами тепла, соли, специй и сернистого сиропа, как будто мед отмеряли, подожгли и потекли через тесто вместе с жидкой ложкой ».

Истинная привлекательность Gingerbread заключается в таких обжигающих глаза описаниях - выпечки, вспыхнувшей от мести и убийства, настолько горячей, что она плавит ложку, использованную для его смешивания, и, можно представить, экстатически испепелит язык. человек, который его съел.Ценить это - значит читать больше из-за этих описаний, из-за дрожащих образов Оейеми и оборотов фраз, чем для того, чтобы узнать, что будет дальше. То, что происходит дальше, не имеет значения.

Но вкратце: наш главный производитель пряников - Харриет Ли. Она научилась делать имбирные пряники у своей матери, Марго, и печет их снова и снова для своей дочери Пердиты, которая страстно желает этого даже после того, как ей поставили диагноз целиакия. (« Пердита все время просила имбирных пряников », - пишет Ойеми зловещим курсивом.« Она, Харриет, продолжала зарабатывать еще »)

Все трое Лиз в настоящее время живут в Лондоне, но Харриет и Марго родились в стране Друхастрана («другая сторона» на словацком языке, а также название словацкого рэп-дуэта), описание которой Харриет раздражает, когда она видит описание в Википедии. как «предполагаемое национальное государство с неопределенным географическим положением». Большая часть среднего раздела Gingerbread посвящена Харриет, рассказывающей Пердите историю своего детства в Друхастране и того, как она вышла из него.

Рейтинг: 3,5 из 5

вокс-метка вокс-метка вокс-метка вокс-метка вокс-метка История

Харриет связана с пряниками, а также пряничными домиками, разрозненными семьями, маленькой девочкой по имени Гретель и жуткими куклами Гензеля. Но хотя последние несколько книг Оейеми приняли форму тщательно продуманных постмодернистских, фрагментарных пересказов сказок, Пряник , согласно Оейеми, не является пересказом Гензеля и Гретель.«Это про имбирные пряники», - говорит она.

И пряники в этой книге, строго сообщает нам рассказчик, не являются «пищей для утоления». У него действительно есть ностальгические свойства - те, кто его ест, возвращаются «в определенный момент своей жизни, время, предшествующее правильному и неправильному», - но ностальгия здесь не является полезной по своей сути.

Из-за своего умения делать имбирные пряники, юная Гарриет вынуждена продавать их в жутком работном доме, который, кажется, частично является фабрикой, а частично - детским борделем. «Да, мы повеселились, мы настоящие дети, и мы думаем, что вы молодцы, приходите, пожалуйста, снова», - приказывают сказать Гарриет и ее сверстникам после того, как они порезвились и сверкнули нижним бельем перед ностальгическими взрослыми, жаждущими имбирного пряника.

Пряники - не лучшая книга Хелен Ойеми. Но все равно неплохо.

Следование всему этому в качестве читателя включает в себя вход в состояние, подобное сновидению, и принятие без комментариев всех странных вещей, которые происходят вокруг вас. Куклы начинают говорить и горько жалуются на мысль, что их можно считать вымышленными; ребенок залезает в колодец и из него выходит подменыш , с двумя зрачками в каждом глазу; дом меняет свои комнаты по своему желанию, так что всякий раз, когда вы входите в дверь, вы никогда не можете быть полностью уверены, в какую комнату вы собираетесь войти.

Это та атмосфера, в которой преуспевает Oyeyemi, в которой чудесные вещи происходят с невозмутимой прозаичностью, и читатель тянется за ними по пятам. Лучший способ испытать это - не пытаться понять что-либо из этого, а просто позволить ему неумолимо влечь вас к своему окончательному, мучительному разрешению.

Gingerbread воплощает в себе эту фирменную странность Оейеми и пресыщенное пренебрежение сюжетом, но, похоже, расширяет это пренебрежение дальше, чем Оейеми раньше.Ее предыдущие книги не особо заботились о сюжете, но они заботились о своих персонажах. Читая Мальчик, Снег, Птица , можно было влюбиться в Боя, трагичную, нетерпеливую и злую мачеху Ойеми. Гораздо труднее влюбиться в Харриет, Пердиту или Марго, которых держат на определенном расстоянии от читателя, скорее как аллегорических фигурок, чем живых, дышащих людей.

Кажется, будто экран языка Оейеми стал настолько сложным, что трудно пройти мимо него и соединиться с живыми сердцами ее персонажей.В результате эта книга иногда может казаться немного сухой, как имбирный пряник, который только что слегка пережарил.

Но если книга будет продвигаться исключительно за счет языка и атмосферы, тогда она должна стремиться быть так же хороша хотя бы в одном из этих элементов, как Gingerbread в обоих. Независимо от того, что происходит в сюжете, каждое предложение идеально сбалансировано, вызывает воспоминания и богато смыслом. Чтение одного - это все равно что откусить от Гарриет смертоносный имбирный пряник и почувствовать, как он яростно вспыхивает внутри вас.

Gingerbread by Helen Oyeyemi Review - современная сказка | Художественная литература

Самая последняя книга Хелен Ойеми представляла собой сборник рассказов «Что не твое, не твое» : преследующие басни с черным оттенком юмора, сочетающие в себе банальное и мифическое, что было отличительной чертой творчества этого писателя. . Это заслужило ее сравнение с Анжелой Картер. Оейеми начала свой первый роман Девушка из Икара (2005) еще в школе; В этой статье Али Смит назвал это «странным, наполненным горем повествованием», и голос Ойеми с самого начала был поразительным.Несомненно, она тоже имела собственное влияние; такие книги, как « Folk » Зои Гилберт и «Песнь берега » Люси Вуд, опубликованные в прошлом году, проникнуты духом Оейеми.

Ее шестой роман, Gingerbread , продолжается в ее привычном ключе. Пердита Ли живет со своей матерью Харриет на западе Лондона. Пердита, имя которой означает «потерянная», напоминает героиню шекспировского « Зимняя сказка » - 17-летняя школьница; ее мать ровно вдвое старше ее.Такую приятную симметрию можно найти в сказке или романе Ойеми. Но это симметрия, которая также скрывает историю: след из хлебных крошек повествования заставляет читателя подозревать, что он узнает историю рождения Пердиты.

Вскоре вокруг сказки обвиваются еще более сказочные элементы. И дело не только в обоях с изображением львов на каждом этаже дома, в котором они живут вместе с матерью Харриет, Марго: Марго «любит дома, которые выглядят разумно, пока вы не войдете внутрь».Лестница слишком высока, чтобы подняться по ней; Квартира Харриет и Пердиты - это «покоробленная спичечная коробка дома, где между комнатами и их створчатыми окнами стоит бархатный лес». Есть серебряные атласные зонтики для люстр, а в спальне Пердиты есть странный квартет кукол - Бонни, Саго, Леденец и Прим. У Бонни руки вяза; У Саго есть пальмовые листья для волос; Волосы леденца на палочке, конечно же, похожи на леденцы; и из открытой грудной полости Прим льются лепестки примулы. Неудивительно, что эпиграф романа идет от сэра Гавейна и зеленого рыцаря .

Это пряничный домик во всех смыслах этого слова: сладкое угощение - источник дохода и чудес для семьи. «Пряники Гарриет Ли - это не еда для комфорта», - начинается роман. «Любитель имбирных пряников однажды сказал Харриет, что есть ее пряники - это как отомстить». Это семейный рецепт, передаваемый из поколения в поколение на родине Харриет и Марго: Друхастрана, страна, которая, несмотря на то, что кажется расположенной в восточной Европе, не отображается ни на карте, ни в поиске Google. Итак, теперь читателя интересует не только рождение Пердиты, но и ее более глубокое происхождение: история ее семьи, история ее матери и утраченная дружба ее матери с женщиной, которую звали, как вы уже догадались, Гретель.

Helen Oyeyemi. Фотография: Ричард Сакер / The Observer

. Это интригующая предпосылка, сшитая вместе прекрасными и удивительными образами, и все же роман в целом никогда не совпадает. Oyeyemi обладает исключительной смелостью стиля, а это означает, что ее смешение Шекспира и сказки со ссылками на Curb Your Enthusiasm и The Jerry Springer Show всегда энергично; она также вводит Брексит, мимоходом ссылаясь на былую славу Друхастраны и нынешний изоляционизм.Но стиль и сюжет несовместимы. Переделать сказку сложно, отчасти потому, что в этих старых историях есть обширные, ветреные пространства, где романы имеют характер и мотивацию. «Жил-был великий король» - вот и начало сказки. От романа требуется нечто большее.

Оейеми возвращает нас в прошлое Гарриет и знакомит с богатой семьей Гретель, Керчевальцами. Есть много братьев и сестер, все с приятными именами, но они начинают сливаться воедино: это проблема ближе к концу романа, когда раскрывается двойная идентичность.Мы, наконец, не смогли вложить достаточно средств в этих людей, чтобы заботиться о них. Напора яркой прозы недостаточно, чтобы нести книгу.

В работах Оейеми нет границы между магическим и реальным, и такой границы не существует в человеческом воображении. При смешивании этих двух продуктов всегда есть риск излишней прихоти, и Gingerbread попадает в причудливую сторону чаши весов. Но Ойеми - писатель, обладающий остроумием и отвагой, качествами, которые гарантируют, что она будет продолжать строить свои собственные мечты, не скованная жанровыми ограничениями, не ограниченная простым старым смертным миром.

Gingerbread публикует Picador (16,99 фунтов стерлингов).

Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *