Стихотворение хлеб: Стихотворение Хлеб💗 – Добронравов Николай Николаевич

Стихи про хлеб для детей

К празднику Хлеба (16 октября) - лучшие стихи про хлеб для детей. Эти стихотворения про хлеб и нелегкий труд хлеборобов отлично подойдут для мероприятий в школах и детских садах.

***
Хлеб ржаной, батоны, булки
Не добудешь на прогулке.
Люди хлеб в полях лелеют,
Сил для хлеба не жалеют.

***
В каждом зёрнышке пшеницы
Летом и зимой,
Сила солнышка хранится
И земли родной.
И расти под небом светлым,
Строен и высок,
Словно Родина бессмертный,
Хлебный колосок.
(Орлов В.)

***
Самый вкусный, несравненный,
Всем знакомый с детских лет -
Это наш обыкновенный
И любимый русский хлеб:

Каравай пахучий, знатный,
Кренделя и калачи,
Бублик с маком ароматный,
А на Пасху куличи.

Можно с мёдом есть и с маслом,
С сыром, рыбой, ветчиной
И с икрой, кружком колбасным
Белый хлеб или ржаной.

Пироги же - хлеб особый,
Их на праздник подают,
А готовят всё со сдобой
И с начинкою пекут.

Пышки, пончики, ватрушки
Спрыгнуть с противня хотят -
Это хлебные игрушки,
В праздник радость для ребят.

Или пряники, печенье -
То, что мама испечёт,
Для детишек объеденье,
Разевай пошире рот!
(И. Коньков)

БУЛКА

Три паренька по переулку,
Играя будто бы в футбол,
Туда-сюда гоняли булку
И забивали ею гол.

Шел мимо незнакомый дядя,
Остановился и вздохнул
И, на ребят почти не глядя,
К той булке руку протянул.

Потом, насупившись сердито,
Он долго пыль с нее сдувал
И вдруг спокойно и открыто
При всех ее поцеловал.

- Вы кто такой?- спросили дети,
Забыв на время про футбол.
- Я пекарь!- человек ответил
И с булкой медленно ушел.

И это слово пахло хлебом
И той особой теплотой,
Которой налиты под небом
Моря пшеницы золотой.


(С.Михалков)

***
Запомните как дважды два
Народной мудрости слова:
Кто хлебушком не дорожит,
Тот мимо жизни пробежит.

Вы вспомните мои слова,
Проснувшись утром на рассвете.
Ведь ничего дороже в жизни нет,
Чем свежий хлеб на этом белом свете.

И, если каждый из вас не глух, не слеп.
Цените родной народный хлеб.
Ведь прав был пекарь – мудрый человек -
Дороже хлеба в жизни нет!

ХЛЕБ

Хлеб зреет на земле, где солнце и прохлада,
Где звонкие дожди и щебет птиц в кустах.
А под землей, внизу, поближе к недрам ада
Железо улеглось в заржавленных пластах.

Благословляем хлеб! Он — наша жизнь и пища,
Но как не проклинать ту сталь, что наповал
Укладывает нас в подземные жилища?..
Пшеницу сеял бог. Железо черт ковал!
(Дмитрий Кедрин)

ИЗ ЧЕГО ПЕЧЕТСЯ ХЛЕБ

Из чего печётся хлеб,
Что едим мы на обед?
Хлеб печётся из муки,
Что дают нам колоски.


Рожь, пшеница в век из века
Щедро кормят человека.
Плюшки с маком, кекс сметанный,
Чёрный с тмином, пеклеванный,
Калачи, батоны, халы...
Хлеб для маленьких и старых,
Для Танюшек и Наташ.
Добрый хлеб – кормилец наш!
(Лаврова Т.)

***
Самый вкусный, несравненный,
Всем знакомый с детских лет -
Это наш обыкновенный
И любимый русский хлеб:
Каравай пахучий, знатный,
Кренделя и калачи,
Бублик с маком ароматный,
А на Пасху куличи.
Можно с мёдом есть и с маслом,
С сыром, рыбой, ветчиной
И с икрой, кружком колбасным
Белый хлеб или ржаной.
Пироги же - хлеб особый,
Их на праздник подают,
А готовят всё со сдобой
И с начинкою пекут.
Пышки, пончики, ватрушки
Спрыгнуть с противня хотят -
Это хлебные игрушки,
В праздник радость для ребят.
Или пряники, печенье -

То, что мама испечёт,
Для детишек объеденье,
Разевай пошире рот!
(Коньков И.)

***
Положит в землю Человек зерно,
Прольётся дождь — зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит,
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.
(Яков Аким)

***
Вот он Хлебушек душистый,
Вт он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем - земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем...
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!

Стихи про хлеборобов

***
Вам и расскажут, и в книгах прочтёте:
Хлеб наш насущный всегда был в почёте.
Низкий поклон мастерам урожаев,
Тем, кто зерно в закромах умножает,
И хлебопекам-умельцам искусным,
Всем, кто нас радует хлебушком вкусным.
(Гришин А.)

***
Среди раздолья хлеба золотого
Иду и радость наполняет грудь.
Мне счастья на земле не надобно другого,
Хочу душой к земле родной прильнуть.

Во все века земля кормила человека,
Даря любовь свою заботливым рукам.
Трудились все – от мала до велика,
Отдав поклон свой спелым закромам.

И наш поклон работнику полей
За пот соленый, что на них пролился.
Ведь это он душой своей болел,
Чтоб край родной наш хлебом колосился.

Земля родная, русская земля!
Цвети и пой хлебами золотыми.
Тебя мы будем славить на века
Своим трудом от имени России.

ХЛЕБОРОБ

Хлеба-хлеба-хлеборобы
Существуют в мире, чтобы

Люди ели булки, сдобы...
Хлеба-хлеба-хлеборобы.

Только зимы убегут
Хлеборобы, тут как тут,
Хлеб посеют и пожнут!

В поле желтом, как пустыни,
Зреют нивы золотые,
Солнцем хлеба налитые.

Летом выйдут караваном,
За богатым урожаем,
На поля страны комбайны.

В них - пшеничные сугробы
Подстригают хлеборобы.
Хлеба-хлеба-хлеборобы,
Хлебом мир наполнить чтобы!
(Ильх)

***
Когда поспеет, я пожну,
Потом колосья соберу,
В снопы соломой обвяжу.
На поле хорошенько просушу,
Цепями их потом обмолочу.
Пусть ветер унесет
ненужную и легкую труху,
Потом на мельницу пшеницу увезу,
И муки там намелю.
Я говорю себе сама:
«Крутитесь быстро жернова!»
И, день и ночь, уж сутки прочь,
И из пшеничного зерна
Получится для сдобных булочек
Чудесная крупчатая мука!

Рекомендую это видео всем, кто любит творчество и оригами!

О хлебе детям: стихи, пословицы, загадки, рассказы, сказки

Не напрасно народ
С давних пор и поныне
Хлеб насущный зовет
Самой первой святыней.

Хлеб — символ достатка и благополучия. Его сравнивали с золотом, с солнцем, самой жизнью. Недаром у многих народов в древности хлеб, как солнце и золото, обозначался одним символом — кругом с точкой посредине. Хлеб берегли, в честь хлеба слагали песни, хлебом-солью встречали гостей.

 

Содержание:

  1. Стихи о хлебе для детей
  2. Частушки про хлеб
  3. Пословицы о хлебе
  4. Хлебные скороговорки
  5. Загадки про хлеб
  6. Рассказы о хлебе
  7. Сказки про хлеб

Стихи о хлебе для детей

И в любом кусочке хлеба
Ты почувствуешь всегда
Теплоту родного неба,
Привкус доброго труда.

В. Кожевников


Хлеб

На полях поспела рожь.
Каждый колосок хорош.
Туча просит: не зевай!
Хлеб скорее убирай,
98Чтоб у каждого стола
С хлебом хлебница была.

Г. Новицкая


Слава тем, кто хлеб растил!

«Вот он, хлебушек душистый,
Вот он, тёплый, золотистый,
В каждый дом, на каждый стол»
К нам «пожаловал, пришёл».

«Слава миру на земле!
Слава хлебу на столе!»

«В нем – здоровье», в нём — и сила,
«В нем — чудесное тепло,
Сколько рук его растило,
Охраняло, берегло!»

«Слава миру на земле!
Слава хлебу на столе!»

Слава тем, кто хлеб растил,
Не жалел трудов и сил!
Наш душистый каравай,
Как награду принимай!

«Слава миру на земле!
Слава хлебу на столе!»

С. Погореловский


Зёрна наших дней, светитесь
Позолотою резной!
Говорим мы: «Берегите.
Берегите Хлеб родной…
Не мечтали мы о чуде.
К нам с полей живая речь:
«Берегите хлеб, вы – люди!
Научитесь хлеб беречь».

Н. Тихонов


                                                                                                   
В каждом зёрнышке пшеницы
Летом и зимой
Сила солнышка хранится
И земли родной.
И расти под небом светлым,
Строен и высок,
Словно Родина бессмертный,
Хлебный колосок.

В. Орлов


Пшеница
                                                                                                        
Положит в землю Человек зерно,
Прольётся Дождь- зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.

Я. Аким


                                                                                                 
Вот и лето пролетело, тянет холодом с реки.


Рожь поспела, пожелтела, наклонила колоски.
Два комбайна в поле ходят. Взад-вперед, из края в край.
Жнут — молотят, жнут — молотят, убирают урожай.
Утром рожь стеной стояла. К ночи — ржи как не бывало.
Только село солнышко, опустело зернышко.

В. Воронько


Стихи о Хлебе

Читать

                                                                                           
Я видела однажды, по дороге.
Подбрасывал мальчишка хлеб сухой.
И ловко били хлеб шальные ноги.
Играл, как мячиком, мальчишка озорной.

Тут подошла, старушка и, нагнувшись,
Взяла батон, заплакав вдруг, ушла
Мальчишка в след глядел ей, улыбнувшись.
Решил, что это нищенка была.

Тут дед, сидевший на скамейке, рядом.
Поднялся и к мальчишке подошел
« Зачем — спросил он, голосом усталым –
-Ты, мальчик поступил нехорошо»

А утром, в день победы, ветераны.
Все при параде, в школу, ту, пришли.
Мальчишке показалось очень странным,
Что ветераны хлеб, с собой, несли.

Узнал мальчишка, в старом ветеране.
Седого старика, на той скамье.
Он замер, тишина стояла в зале.
И хлеб душистый на большом столе.

И та, старушка, что ушла с батоном.
Сидела рядом, грудь вся в орденах.
В глазах мальчишки голубых, бездонных.
Вдруг, со слезами появился страх.

Она, разрезав хлеб, взяла горбушку.
Мальчишке, нежно, в руки подала.
И быль, рассказанная, той старушкой.
Его в блокадный Ленинград перенесла.
.
Вот перед ним возник холодный город.
Во вражеском кольце, кругом бои.
Свирепствует зима и лютый голод.
И тот батон, что поднят был с земли.

Прижав батон, он мчится по дороге.
Он знает, мать его, больная, ждет.
Торопится он к ней, замерзли ноги.
Но счастлив он, он хлеб домой несет.

А дома, бережно, батон он режет.
Куски считая, чтоб хватило им.
Пусть он сухой и пусть не очень свежий.
Он был единственным и очень дорогим.

Нарезав хлеб, сметает крошки в руку.
И матери, ее кусок, несет.
В глазах ее он видит боль и муку.
И тот немой вопрос «Ты ел, сынок»

Но, вспомнив, как он бил батон ногою.
Он выхватил, тот хлеб, у ней из рук
Мать закричала « Что, сынок, с тобою.
Дай хлеба, я умру от этих мук»

Он зарыдал и вновь перед глазами.
Старушка, что батон с земли берет.
Она стоит и нежными руками.
Мальчишке, хлеб душистый, подает.

Берет, он хлеб и к сердцу, прижимая.
Бежит домой, там, мать больная, ждет.
Боль матери всем сердцем понимает.
И оправданий он себе не ждет.

Он входит в дом, сидят в нем ветераны.
Все в зале замерло, лишь слышен сердца стук.
Все сном прошло, остались только раны
От боли той, в глазах стоял испуг.

Он понял цену, тем слезам и хлебу.
Который, дерзко, превратил он в мяч.
На землю, вновь его вернули с неба.
Слова старушки « Ешь, сынок, не плачь»

Стоит она и гладит по головке.
В глаза глядит, так, как глядела мать.
Ему, вдруг, стало стыдно и неловко.
« Простите» — только это смог сказать.

Я видела, как тихо, по дороге.
Идет мальчишка, голову склонив.
И дед седой все курит на пороге.
Всю боль души, молчаньем сохранив.

Нина Самкова


Руки человека

Склонила тяжелую голову рожь.
“Спасибо вам, солнце и ласковый дождь!
Спасибо земле,
Что была моим домом,
И сильным рукам,
Моим старым знакомым.

Я помню, как руки трудились упорно,
Чтоб в землю посеять янтарные зерна,
А нынче они урожай уберут.
Спасибо вам, руки,
За добрый ваш труд!

Я долгую зиму в земле пролежала,
Ютилась под снегом,
От стужи дрожала,
Но солнце меня отогрело давно,
И я принесла золотое зерно.

Кто хочет, отведайте хлеба ржаного!
А если меня вы посеете снова,
Я снова под снегом дорогу найду
И колосом стану,
И к людям приду”.

Я. Дягутите


Хлеб

Только снег сошел в апреле
Как поля зазеленели.
Мы говорим: «Хлеб».
Мы говорим: «Хлеб».

Золотой простор бескрайний,
Там работают комбайны.
Мы говорим: «Хлеб».
Мы говорим: «Хлеб».

Вот зерно течет рекой,
Чтобы сделаться мукой.
Мы говорим: «Хлеб».
Мы говорим: «Хлеб».

Тесто кружится в квашне,
Запекается в огне.
Мы говорим: «Хлеб».
Мы говорим: «Хлеб».

Ешь его, расти и помни:
В мире нет труда огромней,
Чтоб на стол к тебе явился
Свежий хлеб.
Свежий хлеб.

И. Токмакова


Чудо

Зернышко-крошку всю зиму хранил,
В рыхлую землю весной посадил.
Чудо случилось, наверное, с ним.
Зернышко стало  живым и большим.
Зернышко-крошка лежало в земле,
Лежало, согрелось, разбухло в тепле.
Сначала разбухло, потом проросло.
Тонким росточком на грядке взошло.
Чубик завил этот слабый росток,
Выкинул перышки нежный листок.
Ну, разве не чудо, что чубик такой
Пробился, прорвался сквозь слой земляной?!
Он землю буравил, он лез напролом,
Он к свету и солнцу пробился с трудом.
А над землею – опять чудеса:
Что-то растет не по дням – по часам.
Зернышка нет и в помине давно.
Не угадаешь, чем стало оно?

Лев Квитко


Частушки о хлебе

Одним духом сыт не будешь,
Если хлеба не добудешь.
Хлеба нет, и не споёшь,
И без хлеба пропадёшь.

Если хлеба будет край,
И под елью будет рай,
Если хлеба ни куска,
То и стол, не стол – доска.

На чужой на каравай
Шире рот не разевай.
Не валяйся на печи –
Будешь кушать калачи!

Всякий в поле Еремей
Своё дело разумей.
За трудом не пропадёшь.
Что посеешь, то пожнёшь…


Пословицы о хлебе

  • Хлеб да вода – богатырская еда.
  • Хлеб батюшка, водица матушка.
  • Сто потов сойдет, пока хлеб взойдет.
  • Хлеб — всему голова.
  • Не в пору и обед, коли хлеба нет.
  • Хлеб черствый – обед честный.
  • Хлеб — кушай, добрых людей слушай.
  • Хорошо трудиться — хлеб уродится.
  • Худ обед, коли хлеба нет.
  • Работай до поту, поешь хлеба в охоту.
  • Пот на спине – так и хлеб на столе.
  • Что посеешь, то и пожнешь.
  • Не трудиться — хлеба не добиться.
  • Горька работа, да хлеб сладок.


Хорош пирожок, внутри творожок.

Бублик, баранку, батон и буханку пекарь из теста испек спозаранку.

Шла Саша по шоссе и сосала сушку.

Пекарь пёк пироги в печи.

Саша любит сушки, Соня – ватрушки.

Шел Глеб с хлебом, шла Оля с солью.

Петр в печке пек печенье, да перепек всю выпечку.

Саша шустро сушит сушки.
Сушек высушил штук шесть.
И смешно спешат старушки
Сушек Сашиных поесть.

Шли три пекаря, три Прокопия пекаря,
Три Прокопьевича; говорили про пекаря,
Про Прокопия пекаря, про Прокопьевича.


Отгадать легко и быстро:
Мягкий, пышный и душистый,
Он и чёрный, он и белый,
А бывает подгорелый. (Хлеб)

Комковато, ноздревато,
И губато, и горбато, и твердо,
И мягко, и кругло, и ломко,
И черно, и бело, и всем мило. (Хлеб)

Всем нужен, а не всякий сделает (Хлеб)

Бьют меня палками, жмут меня камнями,
Держат меня в огненной пещере,
Режут меня ножами.
За что меня так губят?
За то, что любят. (Хлеб)

Круглобок и маслян он,
В меру крут, посолен, —
Пахнет солнечным теплом,
Пахнет знойным полем. (Хлеб)

Мнут и катают,
В печи закаляют,
Потом за столом
Режут ножом. (Хлеб)

Вот он –
Тёплый, золотистый.
В каждый дом,
На каждый стол –
Он пожаловал – пришёл. В нем –
Здоровье, наша сила,
В нем –
Чудесное тепло.
Сколько рук
Его растило,
Охраняло, берегло! (Хлеб)

Кольцо не простое,
Кольцо золотое,
Блестящее, хрустящее,
Всем на загляденье…
Ну и объеденье! (Баранка или бублик.)

Что на сковородку наливают
Да вчетверо сгибают? (Блины.)

В печь сперва его сажают,
А как выйдет он оттуда,
То кладут его на блюдо.
Ну, теперь зови ребят!
По кусочку все съедят. (Пирог.)

Ты не клюй меня, дружок, голосистый петушок.
В землю теплую уйду, к солнцу колосом взойду.
В нем тогда, таких как я, будет целая семья. (Зерно)

Стены позолочены.
Ставни заколочены.
Ходит дом ходуном на столбе золотом. (Зерно)

Корабль-великан не по морю плывет.
Корабль-великан по земле идет.
Поле пройдет — урожай соберет. (Комбайн)

Ты не клюй меня, дружок, голосистый петушок.
В землю теплую уйду, к солнцу колосом взойду.
В нем тогда, таких как я, будет целая семья. (Зерно)


Ходит полем из края в край, режет черный каравай. (Плуг)

Птица Юрица на ветер глядит, крыльями машет, сама ни с места.
(Ветряная мельница)

Всем нужен, а не всякий сделает.
(Хлеб)

Овсом не кормят, кнутом не гонят, а как пашет, семь плугов тащит.
(Трактор)

На соломинке — дом сто ребяток в нем.
Ты не клюй меня, дружок, голосистый петушок.
В землю теплую уйду, к солнцу колосом взойду.
В нем тогда таких, как я, будет целая семья. (Зерно)


Э. Шим «Хлеб растет»

Читать рассказ

Кругом деревни поля ещё голые. А одно поле будто зелёной краской залито. Такое яркое, такое весёлое, такое праздничное!

Мама сказала:

— Это хлеб растёт.

Зелёные ростки, одинаковые, как родные братцы, кустиками, кустиками торчат. Когда же они

успели вырасти?

Мама объясняет:

— Это озимый хлеб. Его под зиму сеяли, прошлой осенью.

Зёрна успели до холодов проклюнуться,

прорасти и поднять над землёй кустики нежных зелёных листьев.

Потом их снегом закрыло. И уснули они до поры до времени. Над полем вьюги свистели, морозы студили землю.

А хлеб терпел. Зябко ему было под снегом, темно. И долго-долго зима не кончалась…

Но дотерпел хлеб, дождался весны. И как только она пришла, сразу ожил, сразу начал расти. Не пропустил первое тепло, не замешкался.

Тянется к солнышку, старается!

Идут люди весёлым зелёным полем, глянут по сторонам, улыбнутся:

«До чего хлеб хорош!»

К.

Ушинский «Хлеб»

Читать рассказ

Земля кормит человека, но кормит не даром. Много должны потрудиться люди, чтобы поле вместо травы, годной только для скота, дало рожь для чёрного хлеба, пшеницу для булки, гречу и просо для каши.

Сначала земледелец пашет поле сохою, если не нужно пахать глубоко, или плугом, если пашет новину, или такое поле, что его пахать нужно глубже. Соха легче плуга, и в неё запрягают одну лошадку. Плуг гораздо тяжелее сохи, берёт глубже, и в него впрягают несколько пар лошадей или волов. Вспахано поле; всё оно покрылось большими глыбами земли. Но этого ещё мало.

Если поле новое или земля сама по себе очень жирна, то навоза не надобно; но если на ниве что-нибудь уже было сеяно и она истощилась, то её надобно удобрить навозом. Навоз вывозят крестьяне на поле осенью или весною и разбрасывают кучками. Но в кучках навоз мало принесёт пользы: надобно его запахать сохою в землю.  Вот навоз перегнил; но сеять всё ещё нельзя. Земля лежит комьями, а для зёрнушка надобно мягкую постельку.

Выезжают крестьяне на поле с зубчатыми боронами: боронят, пока все комья разобьются, и тогда только начинают сеять. Сеют или весною, или осенью. Осенью сеют озимый хлеб: рожь и озимую пшеницу. Весною сеют яровой хлеб: ячмень, овёс, просо, гречиху и яровую пшеницу. Озимь всходит ещё с осени, и когда на лугах трава уже давно пожелтела, тогда озимые поля покрываются всходами, словно зелёным бархатом.

Жалко смотреть, как падает снег на такое бархатное поле. Молодые листочки озими под снегом скоро вянут, но тем лучше растут корешки, кустятся и глубже идут в землю. Всю зиму, просидит озимь под снегом, а весною, когда снег сойдёт и солнышко пригреет, пустит новые стебельки, новые листки, крепче, здоровее прежних. Дурно только, если начнутся морозы прежде, чем ляжет снег, тогда, пожалуй, озимь может вымерзнуть. Вот почему крестьяне боятся морозов без снега и не жалеют, а радуются, когда озимь прикрывается на зиму толстым снежным одеялом.

И. Ревю «Ароматный хлеб»

Читать рассказ

Жила-была в нашей слободе семья трудовая. Вот как-то все домочадцы поразъехались, остались в доме лишь бабка да внучок малой, Тимоша. Смышлёный мальчишка был.

Бабка вскоре уснула, а Тимоша за стол сел, поближе к хлебу ароматному.

В доме была тишина, лишь стук часов слышен. Тимоша тихонько говорит:
— Хлебушко, а ты откуда появился? Я на огороде был, тебя там не видел. Там Картошка растёт, Морковь крепчает, Лук зеленеет, но тебя, и твоих братьев-сестёр: Булочек, Батонов, Караваев я там не встречал. А я внимательно смотрел. И в саду ты не появлялся. Там Яблоки, Сливы, Груши. Откуда ты к нам пожаловал, Хлебушко?

— Я появился на свет там, где просторы бескрайние, солнце трудолюбивое, небо голубое, да дожди щедрые. А вырос я из маленького зёрнышка.

И Хлебушко стал рассказывать, как он был сначала росточком маленьким, потом колосом золотым. Хлеборобы его и ещё тысячи таких колосьев с налитыми зёрнами собрали, обмолотили, да на мельницу свезли. Из зёрен муку сделали, а уж из муки и хлеб испекли.

— Каким же долгим путём ты шёл, Хлебушко, прежде чем попасть на этот стол! — сказал Тимоша. – Я впредь ещё бережнее с хлебом обращаться буду. Хлеб достаётся большим трудом! Я только теперь это понял.

К. Паустовский «Теплый хлеб»

Читать рассказ

Когда кавалеристы проходили через деревню Бережки, немецкий снаряд разорвался на околице и ранил в ногу вороного коня. Командир оставил раненого коня в деревне, а отряд ушел дальше, пыля и позванивая удилами, – ушел, закатился за рощи, за холмы, где ветер качал спелую рожь.
Коня взял к себе мельник Панкрат. Мельница давно не работала, но мучная пыль навеки въелась в Панкрата. Она лежала серой коркой на его ватнике и картузе. Из-под картуза посматривали на всех быстрые глаза мельника. Панкрат был скорый на работу, сердитый старик, и ребята считали его колдуном.

Панкрат вылечил коня. Конь остался при мельнице и терпеливо возил глину, навоз и жерди – помогал Панкрату чинить плотину.

Панкрату трудно было прокормить коня, и конь начал ходить по дворам побираться. Постоит, пофыркает, постучит мордой в калитку, и, глядишь, ему вынесут свекольной ботвы, или черствого хлеба, или, случалось даже, сладкую морковку. По деревне говорили, что конь ничей, а вернее – общественный, и каждый считал своей обязанностью его покормить. К тому же конь – раненый, пострадал от врага.

Жил в Бережках со своей бабкой мальчик Филька, по прозвищу Ну Тебя. Филька был молчаливый, недоверчивый, и любимым его выражением было: «Да ну тебя!» Предлагал ли ему соседский мальчишка походить на ходулях или поискать позеленевшие патроны, Филька отвечал сердитым басом: «Да ну тебя! Ищи сам!» Когда бабка выговаривала ему за неласковость, Филька отворачивался и бормотал: «Да ну тебя! Надоела!»

Зима в этот год стояла теплая. В воздухе висел дым. Снег выпадал и тотчас таял. Мокрые вороны садились на печные трубы, чтобы обсохнуть, толкались, каркали друг на друга. Около мельничного лотка вода не замерзала, а стояла черная, тихая, и в ней кружились льдинки.

Панкрат починил к тому времени мельницу и собирался молоть хлеб, – хозяйки жаловались, что мука кончается, осталось у каждой на два-три дня, а зерно лежит немолотое.

В один из таких теплых серых дней раненый конь постучал мордой в калитку к Филькиной бабке. Бабки не было дома, а Филька сидел за столом и жевал кусок хлеба, круто посыпанный солью.

Филька нехотя встал, вышел за калитку. Конь переступил с ноги на ногу и потянулся к хлебу. «Да ну тебя! Дьявол!» – крикнул Филька и наотмашь ударил коня по губам. Конь отшатнулся, замотал головой, а Филька закинул хлеб далеко в рыхлый снег и закричал:

– На вас не напасешься, на христарадников! Вон твой хлеб! Иди, копай его мордой из-под снега! Иди, копай!

И вот после этого злорадного окрика и случилось в Бережках те удивительные дела, о каких и сейчас люди говорят, покачивая головами, потому что сами не знают, было ли это, или ничего такого и не было.

Слеза скатилась у коня из глаз. Конь заржал жалобно, протяжно, взмахнул хвостом, и тотчас в голых деревьях, в изгородях и печных трубах завыл, засвистел пронзительный ветер, вздул снег, запорошил Фильке горло, Филька бросился обратно в дом, но никак не мог найти крыльца – так уже мело кругом и хлестало в глаза. Летела по ветру мерзлая солома с крыш, ломались скворечни, хлопали оторванные ставни. И все выше взвивались столбы снежной пыли с окрестных полей, неслись на деревню, шурша, крутясь, перегоняя друг друга.

Филька вскочил наконец в избу, припер дверь, сказал: «Да ну тебя!» – и прислушался. Ревела, обезумев, метель, но сквозь ее рев Филька слышал тонкий и короткий свист, – так свистит конский хвост, когда рассерженный конь бьет им себя по бокам.

Метель начала затихать к вечеру, и только тогда смогла добраться к себе в избу от соседки Филькина бабка. А к ночи небо зазеленело, как лед, звезды примерзли к небесному своду, и колючий мороз прошел по деревне. Никто его не видел, но каждый слышал скрип его валенок по твердому снегу, слышал, как мороз, озоруя, стискивал толстые бревна в стенах, и они трещали и лопались.

Бабка, плача, сказала Фильке, что наверняка уже замерзли колодцы и теперь их ждет неминучая смерть. Воды нет, мука у всех вышла, а мельница работать теперь не сможет, потому что река застыла до самого дна. Филька тоже заплакал от страха, когда мыши начали выбегать из подпола и хорониться под печкой в соломе, где еще оставалось немного тепла. «Да ну вас! Проклятые!» – кричал он на мышей, но мыши все лезли из подпола. Филька забрался на печь, укрылся тулупчиком, весь трясся и слушал причитания бабки.

– Сто лет назад упал на нашу округу такой же лютый мороз, – говорила бабка. – Заморозил колодцы, побил птиц, высушил до корня лес и сады. Десять лет после того не цвели ни деревья, ни травы. Семена в земле пожухли и пропали. Голая стояла наша земля. Обегал ее стороной всякий зверь – боялся пустыни.

– Отчего же стрясся тот мороз? – спросил Филька.

– От злобы людской, – ответила бабка. – Шел через нашу деревню старый солдат, попросил в избе хлеба, а хозяин, злой мужик, заспанный, крикливый, возьми и дай одну только черствую корку. И то, не дал в руки, а швырнул на пол и говорит: «Вот тебе! Жуй!» – «Мне хлеб с полу поднять невозможно, – говорит солдат. – У меня вместо ноги деревяшка». – «А ногу куда девал?» – спрашивает мужик. «Утерял я ногу на Балканских горах в турецкой баталии », – отвечает солдат. «Ничего. Раз дюже голодный – подымешь, – засмеялся мужик. – Тут тебе камердинеров нету». Солдат покряхтел, изловчился, поднял корку и видит – это не хлеб, а одна зеленая баталия. Один яд! Тогда солдат вышел на двор, свистнул – и враз сорвалась метель, пурга, буря закружила деревню, крыши посрывала, потом ударил лютый мороз. И мужик тот помер.

– Отчего же он помер? – хрипло спросил Филька.

– От охлаждения сердца, – ответила бабка, помолчала и добавила:

– Знать, и нынче завелся в Бережках дурной человек, обидчик, и сотворил злое дело. Оттого и мороз.

– Чего ж теперь делать, бабка? – спросил Филька из-под тулупа. – Неужто помирать?

– Зачем помирать? Надеяться надо.

– На что?

– На то, что поправит дурной человек свое злодейство.

– А как его исправить? – спросил, всхлипывая, Филька.

– А об этом Панкрат знает, мельник. Он старик хитрый, ученый. Его спросить надо. Да неужто в такую стужу до мельницы добежишь? Сразу кровь остановится.

– Да ну его, Панкрата! – сказал Филька и затих.

Ночью он слез с печи. Бабка спала, сидя на лавке. За окнами воздух был синий, густой, страшный. В чистом небе над осокорями стояла луна, убранная, как невеста, розовыми венцами.

Филька запахнул тулупчик, выскочил на улицу и побежал к мельнице. Снег пел под ногами, будто артель веселых пильщиков пилила под корень березовую рощу за рекой. Казалось, воздух замерз и между землей и луной осталась одна пустота – жгучая и такая ясная, что если бы подняло пылинку на километр от земли, то и ее было бы видно и она светилась бы и мерцала, как маленькая звезда.

Черные ивы около мельничной плотины поседели от стужи. Ветки их поблескивали, как стеклянные. Воздух колол Фильке грудь. Бежать он уже не мог, а тяжело шел, загребая снег валенками.

Филька постучал в окошко Панкратовой избы. Тотчас в сарае за избой заржал и забил копытом раненый конь. Филька охнул, присел от страха на корточки, затаился. Панкрат отворил дверь, схватил Фильку за шиворот и втащил в избу.

– Садись к печке, – сказал он. – Рассказывай, пока не замерз.

Филька, плача, рассказал Панкрату, как он обидел раненого коня и как из- за этого упал на деревню мороз.

– Да-а, – вздохнул Панкрат, – плохо твое дело! Выходит, что из-за тебя всем пропадать. Зачем коня обидел? За что? Бессмысленный ты гражданин! Филька сопел, вытирал рукавом глаза.

– Ты брось реветь! – строго сказал Панкрат. – Реветь вы все мастера. Чуть что нашкодил – сейчас в рев. Но только в этом я смысла не вижу. Мельница моя стоит, как запаянная морозом навеки, а муки нет, и воды нет, и что нам придумать – неизвестно.

– Чего же мне теперь делать, дедушка Панкрат? – спросил Филька.

– Изобрести спасение от стужи. Тогда перед людьми не будет твоей вины. И перед раненой лошадью – тоже. Будешь ты чистый человек, веселый. Каждый тебя по плечу потреплет и простит. Понятно?

– Понятно, – ответил упавшим голосом Филька.

– Ну, вот и придумай. Даю тебе сроку час с четвертью.

В сенях у Панкрата жила сорока. Она не спала от холода, сидела на хомуте – подслушивала. Потом она боком, озираясь, поскакала к щели под дверью. Выскочила наружу, прыгнула на перильца и полетела прямо на юг. Сорока была опытная, старая и нарочно летела у самой земли, потому что от деревень и лесов все-таки тянуло теплом и сорока не боялась замерзнуть. Никто ее не видел, только лисица в осиновом яру высунула морду из норы, повела носом, заметила, как темной тенью пронеслась по небу сорока, шарахнулась обратно в нору и долго сидела, почесываясь и соображая, – куда ж это в такую страшную ночь подалась сорока?

А Филька в это время сидел на лавке, ерзал, придумывал.

– Ну, – сказал наконец Панкрат, затаптывая махорочную цигарку, – время твое вышло. Выкладывай! Льготного срока не будет.

– Я, дедушка Панкрат, – сказал Филька, – как рассветет, соберу со всей деревни ребят. Возьмем мы ломы, пешни , топоры, будем рубить лед у лотка около мельницы, покамест не дорубимся до воды и не потечет она на колесо. Как пойдет вода, ты пускай мельницу! Провернешь колесо двадцать раз, она разогреется и начнет молоть. Будет, значит, и мука, и вода, и всеобщее спасение.

– Ишь ты, шустрый какой! – сказал мельник. – Подо льдом, конечно, вода есть. А ежели лед толщиной в твой рост, что ты будешь делать?

– Да ну его! – сказал Филька. – Пробьем мы, ребята, и такой лед!

А ежели замерзнете?

– Костры будем жечь.

– А ежели не согласятся ребята за твою дурь расплачиваться своим горбом? Ежели скажут: «Да ну его! Сам виноват – пусть сам лед и скалывает».

– Согласятся! Я их умолю. Наши ребята – хорошие.

– Ну, валяй, собирай ребят. А я со стариками потолкую. Может, и старики натянут рукавицы да возьмутся за ломы.

В морозные дни солнце восходит багровое, в тяжелом дыму. И в это утро поднялось над Бережками такое солнце. На реке был слышен частый стук ломов. Трещали костры. Ребята и старики работали с самого рассвета, скалывали лед у мельницы. И никто сгоряча не заметил, что после полудня небо затянулось низкими облаками и задул по седым ивам ровный и теплый ветер. А когда заметили, что переменилась погода, ветки ив уже оттаяли, и весело, гулко зашумела за рекой мокрая березовая роща. В воздухе запахло весной, навозом.

Ветер дул с юга. С каждым часом становилось все теплее. С крыш падали и со звоном разбивались сосульки. Вороны вылезли из-под застрех и снова обсыхали на трубах, толкались, каркали.

Не было только старой сороки. Она прилетела к вечеру, когда от теплоты лед начал оседать, работа у мельницы пошла быстро, и показалась первая полынья с темной водой.

Мальчишки стащили треухи и прокричали «ура». Панкрат говорил, что если бы не теплый ветер, то, пожалуй, и не обколотить бы лед ребятам и старикам. А сорока сидела на раките над плотиной, трещала, трясла хвостом, кланялась на все стороны и что-то рассказывала, но никто, кроме ворон, ее не понял. А сорока рассказывала, что она долетела до теплого моря, где спал в горах летний ветер, разбудила его, натрещала ему про лютый мороз и упросила его прогнать этот мороз, помочь людям.

Ветер будто бы не осмелился отказать ей, сороке, и задул, понесся, над полями, посвистывая и посмеиваясь над морозом. И если хорошенько прислушаться, то уже слышно, как по оврагам под снегом бурлит-журчит теплая вода, моет корни брусники, ломает лед на реке. Всем известно, что сорока – самая болтливая птица на свете, и потому вороны ей не поверили – покаркали только между собой, что вот, мол, опять завралась старая.

Так до сих пор никто и не знает, правду ли говорила сорока, или все это она выдумала от хвастовства. Одно только известно, что к вечеру лед треснул, разошелся, ребята и старики нажали – и в мельничный лоток хлынула с шумом вода.

Старое колесо скрипнуло – с него посыпались сосульки – и медленно повернулось. Заскрежетали жернова, потом колесо повернулось быстрее, еще быстрее, и вдруг вся старая мельница затряслась, заходила ходуном и пошла стучать, скрипеть, молоть зерно.

Панкрат сыпал зерно, а из-под жернова лилась в мешки горячая мука. Женщины окунали в нее озябшие руки и смеялись.

По всем дворам кололи звонкие березовые дрова. Избы светились от жаркого печного огня. Женщины месили тугое сладкое тесто. И все, что было живого в избах – ребята, кошки, даже мыши, – все это вертелось около хозяек, а хозяйки шлепали ребят по спине белой от муки рукой, чтобы не лезли в самую квашню и не мешались.

Ночью по деревне стоял такой запах теплого хлеба с румяной коркой, с пригоревшими к донцу капустными листьями, что даже лисицы вылезли из нор, сидели на снегу, дрожали и тихонько скулили, соображая, как бы словчиться стащить у людей хоть кусочек этого чудесного хлеба.

На следующее утро Филька пришел вместе с ребятами к мельнице. Ветер гнал по синему небу рыхлые тучи и не давал им ни на минуту перевести дух, и потому по земле неслись вперемежку то холодные тени, то горячие солнечные пятна.

Филька тащил буханку свежего хлеба, а совсем маленький мальчик Николка держал деревянную солонку с крупной желтой солью. Панкрат вышел на порог, спросил:

– Что за явление? Мне, что ли хлеб-соль подносите? За какие услуги?

– Да нет! – закричали ребята. – Тебе будет особо. А это раненому коню. От Фильки. Помирить мы их хотим.

– Ну что ж, – сказал Панкрат. – Не только человеку извинение требуется. Сейчас я вам коня представлю в натуре.

Панкрат отворил ворота сарая, выпустил коня. Конь вышел, вытянул голову, заржал, учуял запах свежего хлеба. Филька разломил буханку, посолил хлеб из солонки и протянул коню. Но конь хлеба не взял, начал мелко перебирать ногами, попятился в сарай. Испугался Фильки. Тогда Филька перед всей деревней громко заплакал. Ребята зашептались и притихли, а Панкрат потрепал коня по шее и сказал:

– Не пужайся, Мальчик! Филька – не злой человек. Зачем же его обижать? Бери хлеб, мирись!

Конь помотал головой, подумал, потом осторожно вытянул щею и взял, наконец, хлеб из рук Фильки мягкими губами. Съел один кусок, обнюхал Фильку и взял второй кусок. Филька ухмылялся сквозь слезы, а конь жевал хлеб, фыркал. А когда съел весь хлеб, положил голову Фильке на плечо, вздохнул и закрыл глаза от сытости и удовольствия.

Все улыбались, радовались. Только старая сорока сидела на раките и сердито трещала: должно быть, опять хвасталась, что это, ей одной удалось помирить коня с Филькой. Но никто ее не слушал, и сорока от этого сердилась все больше и трещала, как пулемет.

И. Сенченко «Хлеб святой» 

Читать рассказ

Принесла бабушка хлеб из магазина. А Катюша не была голодна, откусила кусок и даже нос сморщила:

— Фу, какой плохой хлеб!

Бабушка рассердилась и стала поучать внучку:

— Так про хлеб говорить нельзя. Его уважать надо. Если невкусный, говорят: хлеб плохо выпечен…

— А Юрчик тоже хлеб не уважает, — насупилась Катюша. – На улице не доел кусочек и бросил на землю. Потом с Петей стали его футболить.

— Ай, как нехорошо! – разгневалась бабушка.

— Ты так не делай и Юрчику не позволяй. Не доела – в хлебницу положи, после доешь. А если кто бросит на землю, вели поднять. Ведь без хлеба – голод, смерть. Сколько на свете людей умерло без хлеба. Хлеб святой.

Катюша задумалась. Потом прижалась к бабушке и сказала:

— Я больше никогда не буду говорить про хлеб. И разбрасывать не буду. Юрчику тоже не позволю. Только не надо на меня сердиться. Приголубь меня…

Бабушка погладила внучку по головке и ласково обняла её.

Сказки о хлебе

Волк — лентяй

Дал однажды человек волку кусок хлеба. Волк съел и говорит:
— Ох и вкусно! А как его делают?
— Надо землю вспахать.
— И тогда можно есть?
— Нет ещё. Надо боронить.
— И можно есть?
— Нет ещё. Надо удобрение положить, посеять, подождать, пока созреет, потом скосить, обмолотить да на мельницу свезти, смолоть в муку, потом испечь — вот тогда уже можно есть.
Волк говорит:
— Ой, сколько хлопот и трудов! Нет уж, хоть и вкусен хлеб, но жил без него и дальше так проживу.
Так и живёт волк без хлеба.

Инга и хлеб

Жила на свете девочка по имени Инге. Была она прехорошенькая, но гордая и жестокая. Однажды мать испекла хлеб и сказала: “Доченька, отнеси этот хлеб нашей бабушке”. Инге надела лучшее свое платье и нарядные башмачки и отправилась в путь.
Дорога проходила через болото. Жалко стало Инге своих нарядных башмачков. Бросила она хлеб в грязь и наступила на него, чтобы перейти через лужу. Но только Инге наступила на хлеб, как хлеб вместе с нею стал стремительно погружаться в болото. И оказалась Инге в зловонном подземелье у ядовитой старухи-болотницы. Злая болотница превратила девочку в истукана. Руки и ноги ее окаменели, жирные пауки оплели ее своей паутиной.
Пастухи видели, что случилось на болоте, и вскоре повсюду узнали историю о девочке, которая наступила на хлеб.
Однажды горячая слеза упала на голову окаменевшей Инге. Это плакала ее мать. “Какой толку, что мать теперь хнычет обо мне”, — подумала Инге, и душа ее от этих мыслей становилась еще грубее.
Эту историю услышала маленькая девочка. “Бедная, бедная Инге! — заплакала она, — как бы я хотела, чтобы Инге попросила прощения, и ей позволили вернуться на землю”. Слова эти дошли до самого сердца Инге. И она залилась слезами раскаяния.
В тот же миг луч света проник в зловонное подземелье, и Инге маленькой птичкой вылетела на волю. Она вернулась в родительский дом. Инге и ее мама снова стали счастливыми, потому, что девочка научилась ценить хлеб

Легкий хлеб

Косил на лугу косарь. Устал и сел под кустом отдохнуть. Достал мешочек, развязал и начал хлеб жевать. Вдруг выходит из лесу голодный волк и видит – под кустом косарь сидит и ест что-то. Волк подошел к нему и спрашивает:
— Ты что ешь, человече?
— Хлеб, – отвечает косарь.
— А он вкусный?
— Да еще какой вкусный!
— Дай мне отведать.
— Что ж, отведай.
Отломил косарь кусок хлеба и дал волку. Понравился волку хлеб. Он и говорит:
— Хотел бы я каждый день хлеб есть, но где мне его доставать? Подскажи, человече!
— Ладно, – говорит косарь, – научу тебя, где и как хлеб доставать.
И начал он волка поучать:
— Прежде всего надо землю вспахать…
— Тогда и хлеб будет?
— Нет, брат, постой. Потом надо землю взборонить…
— И можно есть хлеб? – замахал волк хвостом.
— Что ты, погоди. Прежде надо рожь посеять…
— Тогда и хлеб будет? – облизнулся волк.
— Нет еще. Дождись, пока рожь взойдет, холодную зиму перезимует, весной вырастет, потом зацветет, потом начнет колоситься, потом зреть…
— Ох, – вздохнул волк, – долго ж, однако, надо ждать! Но уж тогда я наемся хлеба вволю!..
— Где там наешься! – перебил его косарь. – Рано еще. Сперва надо спелую рожь сжать, потом в снопы связать, снопы в копны поставить. Ветер их провеет, солнышко просушит, тогда вези на ток…
— И буду хлеб есть?
— Экий ты нетерпеливый! Надо сначала снопы обмолотить, зерно в мешки ссыпать, мешки на мельницу отвезти и муки намолоть…
— И все?
— Нет, не все. Надо муку в деже замесить и ждать, пока тесто взойдет.
Тогда в горячую печь садить.
— И спечется хлеб?
— Да, спечется хлеб. Вот тогда ты и наешься его, – закончил косарь поученье.
Задумался волк, почесал лапой затылок и говорит:
— Нет! Эта работа больно долгая да тяжелая. Лучше посоветуй мне, человече, как полегче еду добывать.
— Ну что ж, – говорит косарь, – раз не хочешь тяжелый хлеб есть, поешь легкий. Ступай на выгон, там конь пасется.
Пришел волк на выгон. Увидел коня.- Конь, конь! Я тебя съем.
— Что ж, – говорит конь, – ешь. Только сперва сними с моих ног подковы, чтоб не ломать тебе зубы об них.
— И то правда, – согласился волк. Нагнулся он подковы снимать, а конь как ударит его копытом в зубы… Перекувыркнулся волк – и бежать.
Прибежал к реке. Видит – на берегу гуси пасутся. “А не съесть ли мне их?” – думает. Потом говорит:
— Гуси, гуси! Я вас съем.
— Что ж, – отвечают гуси, – ешь. Но сперва окажи нам перед смертью одну услугу.
— Какую?
— Спой нам, а мы послушаем.
— Это можно. Петь я мастер.
Сел волк на кочку, задрал голову и давай выть. А гуси крыльями хлоп, хлоп – поднялись и полетели. Слез волк с кочки, поглядел вслед гусям и пошел ни с чем. Идет и ругает себя последними словами: “Ну и дурень же я! Зачем согласился петь? Ну, теперь кого ни встречу — съем!” Только он так подумал, глядь – идет по дороге старый дед. Волк подбежал к нему:
— Дед, дед, я тебя съем!
— И зачем так спешить? – говорит дед. – Давай сперва табачку понюхаем.
— А он вкусный?
— Попробуй – узнаешь.
— Давай.
Достал дед из кармана кисет с табаком, сам понюхал и волку дал. Как нюхнул волк во весь дух, так весь кисет табаку и вдохнул. А потом как начал чихать на весь лес… Ничего от слез не видит, всё чихает. Так чихал с час, пока весь табак не вычихал. Осмотрелся, а деда уж и след простыл. Нечего делать, пошел волк дальше. Идет он, идет, видит – на поле стадо овец пасется, а пастух спит. Высмотрел волк в стаде самого лучшего барана, схватил его и говорит:
— Баран, баран, я тебя съем!
— Что ж, – говорит баран, – такова моя доля. Но чтобы долго тебе не мучиться да не ломать зубы об мои старые кости, стань лучше вон в той ложбинке и раскрой рот, а я взбегу на горку, разгонюсь и сам влечу к тебе в рот.
— Спасибо за совет, – говорит волк. – Так мы и сделаем.
Стал он в ложбинке, открыл рот и ждет. А баран взбежал на горку, разогнался и как ударит рогами волка по голове. Так искры из глаз у серого и посыпались, весь свет перед ним закружился! Опамятовался волк, покрутил головой и рассуждает сам с собой:
— Съел я его или нет?
А тем временем косарь закончил работу и идет домой. Услыхал он волчьи слова и говорит: “Съесть-то не съел, да зато легкого хлеба отведал!”

Ленивая девочка

Когда-то очень давно жили на свете бабушка и внучка. Бабушка состарилась и уже не могла работать. А внучка была молодая, но очень ленивая. Год от года бабушка старела и слабела, силы покидали ее.
Пришла весна, бабушка и думает: «Люди сеют хлеб, нам тоже пить-есть надо, надо бы что-нибудь посеять». Сказала она об этом внучке.
— Не надо, бабушка, — ответила ей внучка. — Ты уже стара стала, к осени умрешь, а там, глядишь, найдется добрый человек и возьмет меня в свою семью. К чему нам хлеб?
Бабушка только вздохнула в ответ. Так они и не посеяли ничего весной.
Затем настала осень. Люди убирают с полей выращенный хлеб. Бабушка не умерла, и внучку никто не взял на воспитание. Пришлось им голодать.
Как-то зашла к ним соседка, увидела, что бабушке с внучкой совсем нечего есть, и сказала:
— Если бы вы пришли ко мне, я могла бы дать вам немного проса.
После того, как соседка ушла, бабушка говорит внучке:
— Внучка, сходи, принеси проса!
А внучка отвечает:
— Надо ли, бабушка? Может, просо у нее нехорошее…
Всю зиму голодали бабушка с внучкой и едва не умерли. Но чуть только пришла весна — внучка вышла в поле на работу.
— Зачем трудиться? — смеялись над ней соседи. — Бабушка твоя уже стара, недолго ей жить. А тебя кто-нибудь возьмет на воспитание. К чему вам хлеб?
— Нет уж, — отвечала внучка. — Я теперь поняла. Недаром старики говорят: если собираешься на летнюю кочевку, прежде засей поле.

Котик - золотой лобик

Жили-были дед, да баба. Да так бедно, что ни поесть нечего у них было, ни сварить. Вот баба и говорит деду:
— Возьми, дед, топорок, поезжай в лесок, сруби дубок, отвези на рынок, продай да купи мерку муки. Напечём хлеба.
Собрался дед, поехал в лесок, начал рубить дубок. Спрыгнул с дуба котик – золотой лобик, золотое ушко, серебряное ушко, золотая шерстинка, серебряная шерстинка, золотая лапка, серебряная лапка.
— Дед, дед, а что тебе надо?
— Да вот, коточек, мой голубочек, послала меня старуха срубить дубок, отвезти на рынок, продать да купить мерку муки на хлеб.
— Езжай, дед, домой: будет у вас мука! Приехал дед домой, глядь – а муки у него полон закром!
Испекла баба хлеб, сама наелась, деда накормила и говорит ему:
— Не мешало бы теперь и затирку сварить. Да вот беда: соли нет. Возьми, дед, топорок, поезжай в лесок, стукни в дубок, может, выскочит котик – золотой лобик: попроси у него соли.
Взял дед топорок, поехал в лесок, стук в дубок… Выскочил котик – золотой лобик, золотое ушко, серебряное ушко, золотая шерстинка, серебряная шерстинка, золотая лапка, серебряная лапка.
— Дед, дед, что тебе надо?
— Да вот, коточек, мой голубочек: хлебушко есть, а соли-то нету!
— Езжай, дед, домой: будет тебе и соль! Приехал дед домой, глядь – а у него целая кадка соли стоит!
Наварила баба затирки, сама наелась, деда накормила и говорит ему:
— Не мешало бы теперь и капусты отведать. Точи, дед, топорок, поезжай в лесок, стукни в дубок, может, выскочит котик – золотой лобик: попроси у него капусты.
Наточил дед топорок, поехал в лесок, стук в дубок… Выскочил котик – золотой лобик, золотое ушко, серебряное ушко, золотая шерстинка, серебряная шерстинка, золотая лапка, серебряная лапка.
— Дед, дед, что тебе надо?
— Да вот, коточек, мой голубочек: хлеб есть, соль есть, капусты нету!
— Езжай, дед, домой: будет тебе капуста! Приехал домой, а у него капусты бочка. Говорит баба:
— Ай, как хорошо! Вот бы теперь ещё сальца… Мы бы с тобой щей наварили да сальцем заправили. Не ленись, дед, возьми топорок, поезжай в лесок, стукни в дубок, может, выскочит котик – золотой лобик: попроси у него сальца.
Взял дед топорок, поехал в лесок, стук в дубок… Выскочил котик – золотой лобик, золотое ушко, серебряное ушко, золотая шерстинка, серебряная шерстинка, золотая лапка, серебряная лапка.
— Дед, дед, что тебе надо?
— Да вот, коточек, мой голубочек: просит баба ещё сальца к капусте.
— Ладно, дед, езжай домой: будет и сало!
Приезжает дед домой, а у него сала целый кубелец! Рад дед, рада баба. Стали они жить не тужить, детям сказки говорить. И теперь живут, хлеб жуют, щи хлебают. Вот вам и сказка, а мне баранок связка.

Хлебороб

Жил да был богатый пан. Столько богатств у него было, что мог бы он купить с десяток сел. Столько земли у него было, что и за 10 дней не обойти, не объехать на хорошей кобыле. Но печалило пана, что не было вокруг на всех его необъятных землях ни одного мужика, который был бы хорошим хлеборобом. Вот приходит к нему раз крестьянин и молвит:
— Я хорошо умею землю пахать, хлеб сеять и служить буду исправно. Примите меня, пан!
Пан и принял, выбора-то все равно не было. Служит хлебороб пятый год. Хлеб при нем такой родится, что лучшего, пожалуй, и не бывает на свете. Вот на пятый год и говорит хлебороб пану:
— Поработал я на вас уже, пане, довольно, теперь давайте расчет: пойду я своей дорогой.
А пану такого крестьянина терять не хотелось. Пораздумал он, а потом и говорит:
— А что ж тебе, человече, за службу заплатить?
— Да дайте мне, пане, вон того белого коня.

Пан согласился. А конь тот был такой, что как начнет на войне скакать среди неприятеля, так всего и потопчет. И никакая пуля, ни сабля его не берет. Вот только кроме хлебороба об это никто не знал. Взял хлебороб коня, поблагодарил пана, да и поехал. Едет, едет и заехал в такой большой да темный лес, аж жуть! Увидел средь деревьев маленькую ветхую хату, да решил зайти. Глядь – а там сидит там старая, желтая старуха. Спросил мужик у нее, куда это он заехал. Покачала старуха головой и отвечает:
— Несчастный ты, что сюда заехал. Сюда, что ни ночь, ведьмы слетаются, все меня со свету сжить хотят.
— Да уж что бог даст, то и будет! – ответил крестьянин и остался в хате.
Дала ему старуха поужинать и просит:
— Помоги мне, добрый человек, переночуй в хате хотя бы три ночи. Я тебе за это хорошо заплачу и обороняться научу.
— Что ж, научите, я переночую, – согласился хлебороб.
Говорит старуха:
— На тебе вот этот крест, ступай в ту комнату, обведи вокруг себя этим крестом кружок, потом возьми крест в руки и сиди. А когда слетятся ведьмы, ты не бойся.

Взял хлебороб крест, пошел в другую комнату, сделал все так, как велела старуха, и сидит. Вдруг как загудит что-то над хатой, влетает в хату ведьма, потом вторая, третья – набралось их множество, так что и в хате не помещаются. Танцуют, кричат и воют, в ладоши хлопают, вокруг хлебороба бегают, да никак не могут через круг перейти. Вот разгонится какая-нибудь ведьма, добежит до круга, так назад и отскочит, а что уж ни делали – ничего не выходит. Вдруг петух на хате у старухи пропел: “Ку-ка-ре-ку!” Ведьмы так и метнулись в окна, аж хата задрожала. Перекрестился хлебороб и пошел к старухе в комнату. Та увидала его и так обрадовалась:
— Ты человек счастливый, ты еще, видно, мало нагрешил, ведьмы тебя боятся.
— Да, я честно работал, сеял хлеб, а потом на пана работал, может чего и нагрешил, да пусть уж господь простит!

Переночевал хлебороб еще две ночи. Как переночевал третью, говорит старуха:
— Спасибо тебе, добрый человече, что меня из большой беды вызволил, мне-то ведь тут сидеть потрудней, я больше нагрешила. На тебе вот этот меч-самобоец, и, коль случится тебе воевать, ты только скажи: “Меч-самобоец, дерись!” – и он перебьет все войско. Еще даю я тебе совет: как женишься, то не доверяй жене ничего важного до семи лет и семи недель.

Поклонился хлебороб старухе, поблагодарил ее и отправился в путь. Приехал он в город, где живет царь, а там тревога, народ в страхе: к городу подступает могучий враг, уже все царское войско побил, скоро и город возьмет. Хлебороб и говорит:
— А ну, ведите меня к царю! – его и повели.
— Что тебе надо? – спрашивает царь.
— Да вот, сказывают, что на город большой враг наступает!
— Так и есть.
— Я вам, коли Бог поможет, его побью. Только что вы мне за это дадите?
— Полцарства дам, – пообещал царь.
— Нет, царства мне не надо. Отдайте за меня свою дочку, я люблю ее!

Кликнул царь свою дочь и спросил ее, любит ли она и вправду хлебороба.
— Таточку, голубчик! Выдайте меня за него, я его люблю, выдайте, я за вас бога буду молить!
Царь и согласился. Тогда хлебороб и говорит:
— Дайте коню три мерки овса, а мне ведро вина. Царь дал все, что хлебороб просил. Сел он потом на коня и поехал. Выехал за город, видит – стоит войска большая сила, такая, что и не счесть. Как крикнул хлебороб:
— Меч-самобоец, дерись!

Как взлетит меч-самобоец над вражескими головами и начал рубить одну за другой. А конь как скакнет промеж войска, так и бьет копытами. Все войско и перебили.
Вернулся хлебороб назад в город, царь его отблагодарил. А враг не хотел своего дела бросать – собрал на этот раз тьму воинов. И вновь поднялась тревога, и поехал хлебороб на поле брани. Побил ворога и назад воротился. Позавидовали цари соседних государств мощи этого царя, собрали войска свои вместе, снарядили их оружием страшным и пошли войной. Царь испугался: думал, что этой силы хлеборобу уж не одолеть. Но разбил хлебороб и это войско. Потом вернулся в город и на царской дочке женился.

Сильно любил он свою жену, и его любила жена. Прошло три года. Стала жена у хлебороба спрашивать, чем он так врага побивает. Не утерпел хлебороб, доверил жене тайну свою. А хитрый враг своего не бросал, стал выпытывать и лукавством, и лестью, и угрозами, да подкупать пытался хлеборобову жену, чтобы та сказала, в чем сила ее мужа. Вот и сдалась она и выкрала меч-самобоец, отдала врагу, а мужу другой подложила. Но коня украсть не смогла: хлебороб берег его как зеницу ока, даже спал с ним вместе.

Начал тогда враг войну вновь. А хлебороб отправился защищать государство. Сел он на верного коня, взял меч и выехал навстречу вражеским войскам. И только туда приехал, сразу же крикнул:
— Меч-самобоец, дерись! – не дерется.
-Меч-самобоец, дерись! – и вновь не дерется.

Удивился хлебороб, а потом внимательно разглядел свой меч и понял, что это другой. Тут же и догадался, куда меч-самобоец делся, и горько заплакал. В то время меч-самобоец уже рубил его войско. Вот подлетел меч к хлеборобу и с одного маху отрубил ему голову. Тогда конь сильно рассердился, что убили его хозяина, начал лютовать, перебил все войско врага, а потом подошел к телу хлебороба, остановился и стоит. Царь перевез тело в город, и тут является старая такая старуха с иконкой и говорит:
-Пустите меня к хлеборобову телу.

Ее пустили. А старуха взяла иконку, погрузила ее в воду и полила тою водой хлебороба. Ожил хлебороб. И молвит ему старуха:
— Ишь, не послушался меня. Рассказал жене великую тайну и чуть было сам не погиб навеки. На, возьми опять меч, я его нашла, только не сказывай про великую тайну жене до семи лет и семи недель, а не то погибнешь!
Женился потом хлебороб на другой девушке, и живут они себе вместе. Живут, не горюют, не страдают, хлеба не покупают.

Есть в мире понятия, ценность которых вечна. К этим понятиям можно отнести и хлеб. Любви и уважению к хлебу нужно учить с детства, прививая детям эту любовь и в детском саду, и в школе, и дома.



Предлагаю также вам скачать тексты для улучшения техники чтения, развития речи, внимания и мышления ребенка.

Хорошая техника чтения и понимание прочитанного — залог успешной учёбы!

Профессиональный тренинг по скорочтению и развитию речи ребёнка. Задания тренинга великолепно работают и дают хорошие результаты.

Если вы УЧИТЕЛЬ, то у вас будет готовый комплект специальных текстов, заданий по скорочтению и развитию речи, отдельные странички которого удобно распечатывать.

Если вы РОДИТЕЛЬ, который очень хочет, чтобы его ребёнок повысил свою скорость чтения хотя бы в 2-3 раза, то тренинг поможет вам сделать это самостоятельно, не прибегая к помощи специалиста.

Желаемый результат — это не случайность, это итог правильных действий.

Ольга Наумова ТРЕНИНГ «Скорочтение и развитие речи» скачать

Регулярно грамотно проверяйте скорость чтения своего ребёнка. И помните, что регулярные ежедневные занятия дадут самый заметный результат. Желаю удачи!

С уважением, Ольга Наумова

Благодарю, что поделились статьей в социальных сетях!

Стихи о хлебе - Мой детский сад

Прислала заведующая детского сада “Сказка” Галина Голицина (г. Нарва, Эстония)

Стихи о хлебе

“Радо солнцу небушко, полюшко подсолнушку.
Рада скатерть хлебушку: он на ней как солнышко”.

(Г.Виеру).

“Хлеб ржаной, батоны, булки не добудешь на прогулке.
Люди хлеб в полях лелеют, сил для хлеба не жалеют”.

(Я.Аким).

“- Котик, кот, иди к доске, расскажи о колоске!
– Колосок, мои друзья, он усатенький, как я!”

(Г. Виеру).

“Испекла Таннюшка вкусные ватрушки.
В муке у Танюшки даже нос и ушки”.
“Тихо встала рожь на цыпочки, потянулась к небесам.
Лето пестрое рассыпалось по полям, по лесам.
Вот ромашки долговязые с кашкой шепчутся.
А вот незабудки синеглазые затевают хоровод.
Васильки, как капли брызнули, будто небо пролилось.
Набежала туча издали, промочила лес насквозь.
Солнце чертит в небе полосы, птицы песню завели┘
Созревай же, колос к колосу, сладкий хлеб моей земли!”

(Я. Дягутите).

“Вот он Хлебушек душистый,
Вот он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем – земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем…
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!”

(С. Погореловский)

“Гнули колос злые ветры, и дожди на колос шли,
Но сломить его за лето так они и не смогли.
Вот какой я! – он хвалился – с ветром справился, с водой!
До того он загордился, вырос кверху бородой.”

(С. Погореловский)

“Вот и лето пролетело, тянет холодом с реки.
Рожь поспела, пожелтела, наклонила колоски.
Два комбайна в поле ходят. Взад-вперед, из края в край.
Жнут – молотят, жнут – молотят, убирают урожай.
Утром рожь стеной стояла. К ночи – ржи как не бывало.
Только село солнышко, опустело зернышко.”

(Воронько)

“Вешний день, пахать пора. Вышли в поле трактора.
Их ведут отец мой с братом, по холмам ведут горбатым.
Я в вдогонку им спешу, покатать меня прошу.
А отец мне отвечает: – Трактор пашет, не катает!
Погоди-ка, подрастешь, сам такой же поведешь!”

(В. Воронько)

Так ли это?
Колоситься в парке рожь.
Это правда или ложь?
Ну, конечно это ложь.
Колоситься в поле РОЖЬ.

Считалки.

“Дождик, дождик, поливай – будет хлеба урожай.
Будут булки, будут сушки, будут вкусные ватрушки”.

“Катилася торба с высокого горба. В этой торбе хлеб, соль,пшеница.
С кем ты хочешь поделиться?”

Чистоговорки

Жок-жок-жок – это пирожок.

Шки-шки-шки – мама жарит пирожки.

Шки-шки-шки – мы любим пирожки.

Жок-жок-жок – кушай Женя пирожок.

Ач-ач-ач – вот калач.

Чи-чи-чи – пекуться в печке калачи.

Чи-чи-чи – мы любим калачи.

Чи-чи-чи – на праздник будут калачи.

Потешки о хлебе

В лесочке, в лесочке избушка на кочке.
Блинами обита, оладьями покрыта,
Ограда кругом – пироги с творогом.
Сидит кошка у окошка, ежик Антошка
Пряники жует, песенки поет.

(Можно провести лепку “Оладушки”).

Пекла кошка колобок, подрумянился уж бок.
Лист из печки вынула – на пол опрокинула.
Покатился колобок прямо к мышке под порог.
Мышка Прасковья пищит из подполья:
– Катись, колобок, на мышиный зубок!
Мышка – то рада, а кошке досада.

(Можно провести лепку “Колобок”).

Кот на печку пошел – горшок каши нашел.
На печи калачи, как огонь горячи.
Пряники пекутся, коту в лапы не даются.
(Можно провести лепку “Пряники”).

Пословицы о хлебе

Лежа хлеба не добудешь.

Летний день год кормит.

Летний день за зимнюю неделю.

Человек трудиться – земля не лениться.

Человек лениться – земля не трудиться.

Человеку по работе честь воздается.

Хочешь есть калачи – не сиди на печи.

Пахать – так не зевать.

Ржаной хлебушко пшеничному калачу дедушка.

Что посеешь, то и пожнешь.

Труд – отец, а земля – мать.

Загадки о хлебе

“Отгадать легко и быстро: мягкий, пышный и душистый,
Он и черный, он и белый, а бывает подгорелый”.
(Хлеб)

“Вырос в поле дом. Полон дом зерном. Стены позолочены. Ставни заколочены.
Ходит дом ходуном на столбе золотом”
(Зерно)

“Корабль-великан не по морю плывет.
Корабль-великан по земле идет.
Поле пройдет – урожай соберет”.
(Комбайн)

“Ты не клюй меня, дружок, голосистый петушок.
В землю теплую уйду, к солнцу колосом взойду.
В нем тогда, таких как я, будет целая семья”.
(Зерно)

“Ходит полем из края в край, режет черный каравай”.
(Плуг)

“Птица Юрица на ветер глядит, крыльями машет, сама ни с места”.
(Ветряная мельница)

“Всем нужен, а не всякий сделает”
(Хлеб)

“Месяц-новец днем на поле блестел, к ночи на небо слетел”.
(Серп)

“Ясный месячек ночью в небушке висит,
Днем во полюшке блестит”. (Серп)

“Овсом не кормят, кнутом не гонят, а как пашет, семь плугов тащит”.
(Трактор)

“На соломинке – дом сто ребяток в нем.
Ты не клюй меня, дружок, голосистый петушок.
В землю теплую уйду, к солнцу колосом взойду.
В нем тогда таких, как я, будет целая семья”
(Зерно)

Как прослушанное стихотворение "Хлеб и голод" связано с раскулачиванием?Пожалуйста

ервого столбца подберите соответствующий элемент из второго столбца. ВЕЩЕСТВО ПРИМЕНЕНИЕ А) серная кислота Б) хлорид калия В) алюминий Г) водород 1) … в авиации в составе лёгких сплавов 2) в автомобильных аккумуляторах 3) в качестве удобрения 4) средство для мытья посуды 5) топливо в ракетных двигателях Запишите в ответ цифры, расположив их в порядке, соответствующем буквам: А Б В Г

Всем приветПожалуйста помагитеЕсли кто-то будет отвечать вот так:ововововововововТаму отправлю бан​

живопись, чувства, настроение, мысли Каким общим словом можно всё это заменить?​

3. Человек, без которого мы ели бы только кашу из семян. 4. Тот, кто вспахал землю.​

Сочинение-раздум (начальная часть - 1 предложения, основная часть - 7-8 предложений, конечная - 2 предложения) Тема: "ЧЕЛОВЕК - ЭТО ПРИРОДА"Условия:1) … Без орфографических ошибок2) Спам, Копия, Неполный - будут удаленны3) Решать желательно вежливому и умному человекуЗа верный ответ:1) 29 балов + 14 балов (если лучший)2) Вежливое "спасибо"3) 5 звезд!За плохой ответ:1) Удаления ответа2) Предупреждения3) Может быть бан

Я НА СТОЛЬКО ЛЕНИВЫЙ, ЧТО МНЕ ЛЕНЬ ДУМАТЬ, ПОМОГИТЕ!!! 30 БАЛЛОВ, СРОЧНО!!!Поставь знак ударения во всех словах. Баловать, бомбардировать, группироват … ь, забронировать (покрыть броней), забронировать (закрепить), запломбировать, запрудить, заржaвeть, захламить, кашлянуть, лакировать, морщить (лицо), морщить (об одежде), набаловать, наперчить, облегчить, озорничать, опошлить, осведомить, перекроить, плесневеть, предвосхитить, раскошелиться, уведомить, углубить, ходатайствовать, черкать, брало, взяло, гнало, занять, начать, принять, занял, начал, начала, поднял, понял, поняла, принял, приняла, заняло, подняло, поняло, подняли, приняли, заняли, взобрался, взобралась, родились, родилась, звонишь, кроишь, кроит, звонят, звоните, кроим, напоит, напоишь, повторишь, повторим, камбала, каучук, кета, кетовый, кухонный, констатировать, компрометировать, казаки, занятой (человек), занятый (чем-либо), иначе, искра, исподволь, исчерпать, обеспечение, опека, оптовый, откупорить, петля, плато, премировать, пригоршня, приданое, принудить, приструнить, ракушка, статуя, танцовщица, угля (Pп, ед ч), углей (Рп, мн ч), феномен, хаос (в мифологии), хаос (беспорядок), хвоя, шасси, эскурс, эксперт, языковая (система), языковая (колбаса).​

Сделать транскрипцию слов Транспорт Машина Инопланетянин

Объясните значение слова нога в отношении моллюсков​

помогите пожалуйста с заданием 2, который идёт после текста ​

Ребята, мне надо написать сочинение,я написал половину, а дальше не могу придумать ничего,помогите пожалуйста ,извиняете за почерк,сочинение на тему ч … то такое сила духа

Стих про урожай для детей

Дождик, дождик, поливай,
Будет хлеба... (каравай).
Плох обед,
Коли хлеба... (нет).
Из земли взошел —
К нам на стол... (пришел).
У хлеба, булки есть верхушка,
И мы зовем ее... (горбушка).
Воровала синица
В амбаре... (пшеницу).
Зимой не будет горюшка,
Коль всё убрали... (полюшко).
На соломинке — дом,
Зерна спрятаны... (в нем).
Ветер ходит в поле,
Как волна на...(море).

2

До чего же вкусен хлеб,
Хлеб водой запил - обед,
А на ужин две горбушки
С молоком по полной кружке,
Что осталось, всё в ладошку,
Птицам кинуть на дорожку.

3

Из чего печётся хлеб,
Что едим мы на обед?
Хлеб печётся из муки,
Что дают нам колоски.

4

С белым хлебом положили
Чёрный хлеб мне на обед.
Удивить меня решили?
Чёрный? В чём его секрет?
Видно, пекарь с неохотой
Пёк и хлеб в печи забыл?
Или же перед работой
Чисто руки не помыл?
Мама тут же объяснила,
Что мука ржаная есть:
«Черный хлеб прибавит силы».
Съел. И завтра буду есть!

5

Справедливость — это хлеб народа.
Иногда его хватает, а иногда его мало.
Иногда он вкусен, иногда в рот не возьмешь.
Если мало хлеба, то правит голод,
Если хлеб плох, вспыхивает недовольство:
Долой негодную справедливость!
Она выпечена неумело, она замешана бездарно.
Она без пряностей, с черной коркой.
Зачерствела справедливость, поздно она к нам пришла

6

Хлеба да соли,
Добра без условий,
Чистой и радостной, благостной доли.

Счастья и радости всем без границ,
Красиво заполненных жизни страниц,
В колесах судьбы золотых ярких спиц.

Щедрости, воли,
Широких раздолий,
А если короче, счастливой вам роли

В жизни, в любви, в делах, и всегда.
Счастья и радости вечной, друзья.

7

И хлебороб, перед священным хлебом,
Своим потомкам вымолвит слова:
«Запомните: под этим синим небом
Хлеб – завсегда и всюду голова!».

Стих о хлебе для детей

В формы тесто помещаем,
Пусть немного постоит.
В печке жару прибавляем -
Веселей огонь горит!
Ещё нужно подождать –
Подрастёт… и в печь сажать.

9

“Вот он Хлебушек душистый,
Вот он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем – земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем…
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!”

10

Растите хлеб!
Выращивайте хлеб!
Он – смех детей,
Он – радость мирных дней.
Он наших городов и сёл мечта,
Он - пенье птиц.
Он памятником стал
Всем тем, кто жизни за него отдал.
Растите хлеб! Мы за него страдали,
И долгими ночами на полях,
Как мать над сыном,
Мы над ним не спали.
Растите хлеб- Историю страны.
Растите хлеб- Грядущую опору.
Дороже он, чем всех сокровищ горы.
Он - наша жизнь,
А жизни нет цены.

11

Положит в землю Человек зерно,
Прольётся Дождь- зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.

12

Хлеб зреет на земле, где солнце и прохлада,
Где звонкие дожди и щебет птиц в кустах.
А под землей, внизу, поближе к недрам ада
Железо улеглось в заржавленных пластах.

Благословляем хлеб! Он — наша жизнь и пища,
Но как не проклинать ту сталь, что наповал
Укладывает нас в подземные жилища? .
Пшеницу сеял бог. Железо черт ковал!

13

Ломоть хлеба
Хлеба мягкого ломоть,
Свежего, пшеничного –
Хлеба белого ломоть,
Что в нем необычного?
Дело, может быть, простое –
Белых хлебушек испечь.
Тесто замесить крутое
И его поставить в печь.
Но сначала, дети, нужно
В поле вырастить зерно,
Летним днем трудиться дружно,
Чтобы налилось оно.
Чтоб поднялся колос спелый,
Полон зерен, золотой,
Чтоб пшеница зазвенела
На ветру тугой струной.
Надо в срок убрать пшеницу
И зерно в муку смолоть,
Чтобы мог на свет родиться
Хлеба белого ломоть.

14

Хлеб-это труд, пот и кровь…
Хлеб-это собрание хороших человеческих качеств.
Хлеб заставляет людей трудиться и помогает выживать.
Не зря хлеб является святым в христианстве.
Берегите хлеб!!!!!!!!!

15

Только снег сошел в апреле,
Как поля зазеленели
Мы говорим: “Хлеб”.
Золотой простор бескрайний,
Там работают комбайны.
Мы говорим: “Хлеб”.
Вот зерно течет рекой,
Чтобы сделаться мукой.
Мы говорим: “Хлеб”.
Тесто тужится в квашне,
Запекается в огне.
Мы говорим: “Хлеб”.
Ешь его, расти и помни:
В мире нет труда огромней,
Чтоб на стол к тебе явился
Свежий хлеб.

16

Самый вкусный, несравненный,
Всем знакомый с детских лет -
Это наш обыкновенный
И любимый русский хлеб:
Каравай пахучий, знатный,
Кренделя и калачи,
Бублик с маком ароматный,
А на Пасху куличи.
Можно с мёдом есть и с маслом,
С сыром, рыбой, ветчиной
И с икрой, кружком колбасным
Белый хлеб или ржаной.
Пироги же - хлеб особый,
Их на праздник подают,
А готовят всё со сдобой
И с начинкою пекут.
Пышки, пончики, ватрушки
Спрыгнуть с противня хотят -
Это хлебные игрушки,
В праздник радость для ребят.
Или пряники, печенье -
То, что мама испечёт,
Для детишек объеденье,
Разевай пошире рот!

17

Справедливость — это хлеб народа.
Иногда его хватает, а иногда его мало.
Иногда он вкусен, иногда в рот не возьмешь.
Если мало хлеба, то правит голод,
Если хлеб плох, вспыхивает недовольство:
Долой негодную справедливость!
Она выпечена неумело, она замешана бездарно.
Она без пряностей, с черной коркой.
Зачерствела справедливость, поздно она к нам пришла!

Стихи о питании детей

«Золото, золото падает с неба!» —
Дети кричат и бегут за дождем...
— Полноте, дети, его мы сберем,
Только сберем золотистым зерном
В полных амбарах душистого хлеба!

19

Хлеб ржаной, батоны, булки
Не добудешь на прогулке.
Люди хлеб в полях лелеют,
Сил для хлеба не жалеют.

20

Тонкой струйкой сытной
Змеится теплый запах по углам.
Вдыхаю мир отрадный, самобытный
С любовью и слезами пополам.
Как просто пониманье Мирозданья,
Когда, проснувшись по утру в тепле,
Под солнечное лучика лобзанье,
Домашний хлеб увидишь на столе.

21

Не напрасно народ
С давних пор и поныне
Хлеб насущный зовет
Самой первой святыней.
Золотые слова
Забывать мы не вправе:
«Хлеб всему голова!» —
В поле, в доме, в державе!

22

Рожь, пшеница в век из века
Щедро кормят человека.
Плюшки с маком, кекс сметанный,
Чёрный с тмином, пеклеванный,
Калачи, батоны, халы…
Хлеб для маленьких и старых,
Для Танюшек и Наташ.
Добрый хлеб – кормилец наш!

23

Вешний день, пахать пора.
Вышли в поле трактора.
Их ведут отец мой с братом,
по холмам ведут горбатым.
Я в вдогонку им спешу,
покатать меня прошу.
А отец мне отвечает: -
Трактор пашет, не катает!
Погоди-ка, подрастешь,
сам такой же поведешь!

24

Зернышко-крошку всю зиму хранил,
В рыхлую землю весной посадил.
Чудо случилось, наверное, с ним.
Зернышко стало живым и большим.
Зернышко-крошка лежало в земле,
Лежало, согрелось, разбухло в тепле.
Сначала разбухло, потом проросло.
Тонким росточком на грядке взошло.
Чубик завил этот слабый росток,
Выкинул перышки нежный листок.
Ну, разве не чудо, что чубик такой
Пробился, прорвался сквозь слой земляной?!
Он землю буравил, он лез напролом,
Он к свету и солнцу пробился с трудом.
А над землею – опять чудеса:
Что-то растет не по дням – по часам.
Зернышка нет и в помине давно.
Не угадаешь, чем стало оно?

25

Запомните как дважды два
Народной мудрости слова:
Кто хлебушком не дорожит,
Тот мимо жизни пробежит.

Вы вспомните мои слова,
Проснувшись утром на рассвете.
Ведь ничего дороже в жизни нет,
Чем свежий хлеб на этом белом свете.

И, если каждый из вас не глух, не слеп.
Цените родной народный хлеб.
Ведь прав был пекарь – мудрый человек -
Дороже хлеба в жизни нет!

Стихи для детей о хлебе


Стихи о хлебе для детей можно разделить на несколько категорий: стихотворения, посвященные возникновению хлеба и стихотворения о ценности и важности данного продукта и необходимости беречь и ценить его.   Стихи о хлебе    помогут детям узнать о том, что представляет из себя хлеб, как он возникает, как рождается из зернышка, сколько любви и человеческого труда вкладывается в него. Помимо этого, стихотворения приучают детей любить хлеб – главную пищу   человека, ценить его, не тратить понапрасну и уже тем более – не выкидывать.

В каждом зёрнышке пшеницы

 Летом и зимой,

 Сила солнышка хранится

 И земли родной.

 И расти под небом светлым,

 Строен и высок,

 Словно Родина бессмертный,

 Хлебный колосок.

  В. Орлов

Пшеница

 Положит в землю Человек зерно,

 Прольётся дождь — зерно орошено.

 Крутая Борозда и мягкий Снег

 Зерно укроют на зиму от всех.

 Весною Солнце выплывет в зенит,

 И новый колосок позолотит.

 Колосьев много в урожайный год,

 И человек их с поля уберёт.

 И золотые руки Пекарей

 Румяный хлеб замесят поскорей.

 А женщина на краешке доски

 Готовый хлеб разрежет на куски.

 Всем, кто лелеял хлебный колосок,

 На совести достанется кусок.

 Я. Аким

Зёрна наших дней, светитесь

Позолотою резной!

 Говорим мы: «Берегите.

 Берегите Хлеб родной…

 Не мечтали мы о чуде.

 К нам с полей живая речь:

 «Берегите хлеб, вы – люди!

 Научитесь хлеб беречь».

 Н Тихонов.

Хлеб ржаной, батоны, булки не добудешь на прогулке.

 Люди хлеб в полях лелеют, сил для хлеба не жалеют.

Я. Аким

 Васильки, как капли брызнули, будто небо пролилось.

 Набежала туча издали, промочила лес насквозь.

 Солнце чертит в небе полосы, птицы песню завели-

 Созревай же, колос к колосу, сладкий хлеб моей земли!

  Я. Дягутите

 Вот он Хлебушек душистый,

 Вот он, теплый, золотистый.

 В каждый дом, на каждый стол,

Он пожаловал, пришел.

 В нем здоровье наша, сила,

В  нем чудесное тепло.

Сколько рук его растило,

Охраняло, берегло.

В нем — земли родимой соки,

Солнца свет веселый в нем…

Уплетай за обе щеки, 

Вырастай богатырем!

 С. Погореловский

 Гнули колос  злые ветры, и дожди на колос  шли,

 Но сломить его за лето так они и не смогли.

 Вот какой я! — он хвалился — с ветром справился,  с водой!

 До того он загордился, вырос кверху бородой.

  С. Погореловский

Вот и лето пролетело, тянет холодом  с  реки.

 Рожь поспела, пожелтела, наклонила колоски.

 Два комбайна в поле ходят. Взад-вперед,  из края в край.

 Жнут — молотят, жнут — молотят, убирают урожай.

 Утром рожь стеной стояла. К ночи — ржи как не бывало.

 Только село солнышко, опустело зернышко.

 В. Воронько

Вешний день, пахать пора. Вышли в поле трактора.

 Их ведут отец мой с братом, по холмам ведут горбатым.

 Я в вдогонку им спешу, покатать меня прошу.

 А отец мне отвечает: — Трактор пашет, не катает!

 Погоди-ка, подрастешь, сам такой же поведешь!

  В. Воронько

Пахнет хлебом

 На пустых полях стерня

 Жухнет и сереет.

 Солнце только среди дня

 Светит, но не греет.

 По утрам седой туман

 Бродит по болотам,

 То ли что-то прячет там,

 Толи ищет что-то.

 После сумрачных ночей

 Выцветает небо.....

 А в деревне из печей

 Тянет свежим хлебом....

 Пахнет домом хлеб ржаной,

 Маминым буфетом,

 Ветерком земли родной,

 Солнышком и летом.

 Нож поточен о брусочек.

 -Папа, дай кусочек!

  Перевод И. Токмаковой

 На столе краюшка хлеба

 Мягкого, душистого,

 Сверху корочка хрустит

 Цвета золотистого.

 Если ломоть мы отрежем,

 И намажем маслом свежим,

 То получим бутерброд

 И отправим прямо в рот.

 Я. Коваль

 С белым хлебом положили

 Чёрный хлеб мне на обед.

 Удивить меня решили?

 Чёрный? В чём его секрет?

 Видно, пекарь с неохотой

 Пёк и хлеб в печи забыл?

 Или же перед работой

 Чисто руки не помыл?

 Мама тут же объяснила,

 Что мука ржаная есть:

 «Черный хлеб прибавит силы».

Съел. И завтра буду есть!

 Г. Стеценко

 Самый вкусный, несравненный,

 Всем знакомый с детских лет -

 Это наш обыкновенный

 И любимый русский хлеб:

 Каравай пахучий, знатный,

 Кренделя и калачи,

 Бублик с маком ароматный,

 А на Пасху куличи.

 Можно с мёдом есть и с маслом,

 С сыром, рыбой, ветчиной

 И с икрой, кружком колбасным

 Белый хлеб или ржаной.

 Пироги же - хлеб особый,

 Их на праздник подают,

 А готовят всё со сдобой

 И с начинкою пекут.

 Пышки, пончики, ватрушки

 Спрыгнуть с противня хотят -

 Это хлебные игрушки,

 В праздник радость для ребят.

 Или пряники, печенье -

 То, что мама испечёт,

 Для детишек объеденье,

 Разевай пошире рот!

И. Коньков

 Я сегодня хлеб не ел,

 В лупу на него смотрел.

 Весь он в дырочках узорных…

 В ямках – белый, в ямках – черный.

 Посмотрю в бараночке,

 В булке… Тоже – ямочки.

 Я у бабушки спросил:

 - И пирог дырявым был?

 Засмеялась бабушка:

 - И блины-оладушки!

 Что же это за секрет?

 Надо в тесто посмотреть.

 Мама тесто замесила,

 Набирало тесто силу!

 Круглой шапкой поднялось,

 Разрослось и расползлось.

 Край из миски выпадал…

 Кто же вверх его толкал?

 - Мама, в лупу посмотри!

 Выползают пузыри!

 Что же прячут пузыри?

 Воздух! Он у них внутри.

 Вот откуда в хлебе ямки,

 Вот откуда в хлебе дырки!

 Потому что там,  внутри,

 Пузыри-богатыри!

Нина  Детская

Руки человека

 Склонила тяжелую голову рожь.

“Спасибо вам, солнце и ласковый дождь!

Спасибо земле,

Что была моим домом,

И сильным рукам,

Моим старым знакомым.

 Я помню, как руки трудились упорно,

Чтоб в землю посеять янтарные зерна,

А нынче они урожай уберут.

Спасибо вам, руки,

За добрый ваш труд!

 Я долгую зиму в земле пролежала,

Ютилась под снегом,

От стужи дрожала,

Но солнце меня отогрело давно,

И я принесла золотое зерно.

 Кто хочет, отведайте хлеба ржаного!

А если меня вы посеете снова,

Я снова под снегом дорогу найду

И колосом стану,

И к людям приду”.

 Янина Дягутите

Хлеб

Прожить не трудно без котлет,

Кисель не часто нужен,

Но плохо, если хлеба нет

В обед, на завтрак, в ужин.

Он – царь еды, хоть скромен вид.

От древности доныне

Средь блюд различных хлеб стоит

В почете посредине.

Ему десятки тысяч лет.

Веками бились люди,

Пока не стал таким наш хлеб,

Каким лежит на блюде.

Его найдешь ты на столе

У римлян и у грека,

В войну, в годину лютых бед,

Спасал хлеб человека.

И ныне кормит хлеб людей -

Врачей, солдат, рабочих.

И этот дар земли своей

Должны беречь мы очень!

 Ольга Стратонович

Булка

Три паренька по переулку,

Играя будто бы в футбол,

Туда-сюда гоняли булку

И забивали ею гол.

Шел мимо незнакомый дядя,

Остановился и вздохнул

И, на ребят почти не глядя,

К той булке руку протянул.

Потом, насупившись сердито,

Он долго пыль с нее сдувал

И вдруг спокойно и открыто

При всех ее поцеловал.

- Вы кто такой?- спросили дети,

Забыв на время про футбол.

- Я пекарь!- человек ил

И с булкой медленно ушел.

И это слово пахло хлебом

И той особой теплотой,

Которой налиты под небом

Моря пшеницы золотой.

Сергей Михалков

А бабушка сушила сухари,

И понимала, что сушить не надо.

Но за ее спиной была блокада,

И бабушка сушила сухари.

И над собой посмеивалась часто:

Ведь нет войны, какое это счастье,

И хлебный рядом, прямо за углом…

Но по ночам одно ей только снилось –

Как солнце над ее землей затмилось,

И горе, не стучась, ворвалось в дом.

Блокадный ветер надрывался жутко,

И остывала в памяти «буржуйка»…

И бабушка рассказывала мне,

Как обжигала радостью Победа.

Воякой в шутку называла деда,

Который был сапером на войне.

А дед сердился: «Сушит сухари!

И складывает в наволочку белую.

Когда ж тебя сознательной я сделаю?»

А бабушка сушила сухари.

Она ушла морозною зимой.

Блокадный ветер долетел сквозь годы.

Зашлась голодным плачем непогода

Над белой и промерзшею землей.

«Под девяносто, что ни говори.

И столько пережить, и столько вынести».

Не поднялась рука из дома вынести

Тяжелые ржаные сухари.

Ян Бруштейн

Даже стены тут приятно

Пахнут хлебом ароматным:

Много дружных пекарей

Хлеб пекут здесь на заре.

А потом его –

В машины

И развозят в магазины.

Вот откуда к нам на стол

Теплый, вкусный хлеб

Пришел!

В.Пальчинскайте

Рождение караваев 

Бабушка нá ночь

Муку и закваску

Теплой водою

В квашне развела…

Артёмка смеется:

Он вспомнил,

Как в сказке

Бабка живой колобок

Испекла!

Назавтра Артёмка

Встал спозаранку,

Видит: и бабушка

Тоже не спит.

Квашня, как и прежде,

Стоит на лежанке,

А тесто шумит,

Вылезает, пыхтит…

Бабушка

Тесто катала,

Месила

И на лопате

Отправила в печь.

Плотной заслонкой

Топку закрыла,

Чтобы получше испечь –

Не поджечь.

По дому запах

Поплыл ароматный.

Бабушка

Печь не спеша

Открывает

И достает

Деревянной лопатой

Четыре румяных

Больших каравая.

 Г. Ладонщиков

Стих про хлеб для детей


Положит в землю Человек зерно,
Прольётся дождь — зерно орошено.
Крутая Борозда и мягкий Снег
Зерно укроют на зиму от всех.
Весною Солнце выплывет в зенит,
И новый колосок позолотит.
Колосьев много в урожайный год,
И человек их с поля уберёт.
И золотые руки Пекарей
Румяный хлеб замесят поскорей.
А женщина на краешке доски
Готовый хлеб разрежет на куски.
Всем, кто лелеял хлебный колосок,
На совести достанется кусок.

2

Зёрна наших дней, светитесь
Позолотою резной!
Говорим мы: «Берегите.
Берегите Хлеб родной…
Не мечтали мы о чуде.
К нам с полей живая речь:
«Берегите хлеб, вы – люди!
Научитесь хлеб беречь».

3

Васильки, как капли брызнули, будто небо пролилось.
Набежала туча издали, промочила лес насквозь.
Солнце чертит в небе полосы, птицы песню завели-
Созревай же, колос к колосу, сладкий хлеб моей земли!

4

Вот он Хлебушек душистый,
Вот он, теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
Он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила,
В нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило,
Охраняло, берегло.
В нем — земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем…
Уплетай за обе щеки,
Вырастай богатырем!

5

Гнули колос злые ветры, и дожди на колос шли,
Но сломить его за лето так они и не смогли.
Вот какой я! — он хвалился — с ветром справился, с водой!
До того он загордился, вырос кверху бородой.

6

Вот и лето пролетело, тянет холодом с реки.
Рожь поспела, пожелтела, наклонила колоски.
Два комбайна в поле ходят. Взад-вперед, из края в край.
Жнут — молотят, жнут — молотят, убирают урожай.
Утром рожь стеной стояла. К ночи — ржи как не бывало.
Только село солнышко, опустело зернышко.

7

Вешний день, пахать пора. Вышли в поле трактора.
Их ведут отец мой с братом, по холмам ведут горбатым.
Я в вдогонку им спешу, покатать меня прошу.
А отец мне отвечает: — Трактор пашет, не катает!
Погоди-ка, подрастешь, сам такой же поведешь!

8

Вот он Хлебушек душистый,
Вт он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем — земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем...
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!

9

Ушел — не ем:
Пуст — хлеба вкус.
Всё — мел.
За чем ни потянусь.

...Мне хлебом был,
И снегом был.
И снег не бел,
И хлеб не мил.

10

С белым хлебом положили
Чёрный хлеб мне на обед.
Удивить меня решили?
Чёрный? В чём его секрет?
Видно, пекарь с неохотой
Пёк и хлеб в печи забыл?
Или же перед работой
Чисто руки не помыл?
Мама тут же объяснила,
Что мука ржаная есть:
"Черный хлеб прибавит силы".
Съел. И завтра буду есть!

11

Хлеб зреет на земле, где солнце и прохлада,
Где звонкие дожди и щебет птиц в кустах.
А под землей, внизу, поближе к недрам ада
Железо улеглось в заржавленных пластах.

Благословляем хлеб! Он — наша жизнь и пища,
Но как не проклинать ту сталь, что наповал
Укладывает нас в подземные жилища?..
Пшеницу сеял бог. Железо черт ковал!

12

Из чего печётся хлеб,
Что едим мы на обед?
Хлеб печётся из муки,
Что дают нам колоски.
Рожь, пшеница в век из века
Щедро кормят человека.
Плюшки с маком, кекс сметанный,
Чёрный с тмином, пеклеванный,
Калачи, батоны, халы...
Хлеб для маленьких и старых,
Для Танюшек и Наташ.
Добрый хлеб – кормилец наш!

13

Вот он Хлебушек душистый,
Вт он теплый, золотистый.
В каждый дом, на каждый стол,
он пожаловал, пришел.
В нем здоровье наша, сила, в нем чудесное тепло.
Сколько рук его растило, охраняло, берегло.
В нем — земли родимой соки,
Солнца свет веселый в нем…
Уплетай за обе щеки, вырастай богатырем!

14

Зёрна наших дней, светитесь
Позолотою резной!
Говорим мы: «Берегите.
Берегите Хлеб родной...
Не мечтали мы о чуде.
К нам с полей живая речь:
«Берегите хлеб, вы –люди!
Научитесь хлеб беречь».

15

Пахнет хлебом
На пустых полях стерня
Жухнет и сереет.
Солнце только среди дня
Светит, но не греет.
По утрам седой туман
Бродит по болотам,
То ли что-то прячет там,
Толи ищет что-то.
После сумрачных ночей
Выцветает небо.....
А в деревне из печей
Тянет свежим хлебом....
Пахнет домом хлеб ржаной,
Маминым буфетом,
Ветерком земли родной,
Солнышком и летом.
Нож поточен о брусочек.
-Папа, дай кусочек!

Хлеб Камау Братвейт | Фонд Поэзии

Медленно оживает белая мечта

руки формируют соль и иностранные нивы

холодное мясо, разминаемое пальцами

готов к углю для черной жены

тепла лет зеленого сна в вулкане.

мечта становится жестче.принимает форму

как лягушка-бык. восход солнца и электроны

потрогай это. стены тают в коричневый цвет. становится хрустящим и хрустящим

дышащий край ножа духовки.

шум магазина. шум фермера. рынок.

на этой плите лорда. на этом столе с клеенкой

на этом жертвеннике из кости. эта жертва

Исаака.теплый мертвец. теплый товар. изношенный товар

жизнь

сам. мечта о самой земле

плоть бога ты сломаешь. мир твоим губам. раздор

из множества людей, которые весь день воют о своем спасителе

кому нужна ее крошка как рыба. мерцающие сквозь их зеленый элемент

нужна широкая стеклянная мудрость

чтобы сохранить их стоны живыми

и вот эта буханка.жизнь

теперь остановился. все больше и больше воды -

itive. сон менее ясен. почва более дальняя

его молитва стола. благословение губ. более труднодоступный с пенни-

е. нож

это должно было сократить его. руки, которые должны были открыть его победу

корок на горле. Наблюдение за Валаамом с красной утечкой

глаза. крысы

найти только эту молодую пустую шелуху

Sharp-

их трещотки.ваша жена

выходя на улицу. поиск поиск

ее ноги стучат. фары мотора -

автомобили смотрят наблюдают кругом -

придавая форму пояса. ее спина голая

Скатился в ночь в ночь без утра

скатился в мертвый в мертвый без видения

воплотился в жизнь без мечты

Хлебная поэзия - Люк Джеррам

Инициированный Люком Джеррамом, Bread Poetry - это результат сотрудничества художника, поэтов со всей Великобритании и пекарни Hobbs House.

Каждую субботу на как минимум 200 буханках дикого белого хлеба будут выпекать разные стихотворения и продавать их в пяти пекарнях на западе страны. По результатам открытого конкурса было отобрано 10 поэтов, и художественный проект будет работать не менее 10 недель с 18 января по март 2020 года.

Поэзия печатается на небольших листах съедобной рисовой бумаги и запекается на нижней стороне каждого белого хлеба. Каждую субботу отмечается «Поэт недели», и за ту же цену, что и за стандартный хлеб, публика может читать, делиться, созерцать и переваривать это уникальное произведение искусства.

Bread Poetry объединяет в себе заинтересованность Люка Джеррама в предоставлении людям возможности для творческого самовыражения и объединении людей - в данном случае вокруг простого акта обмена хлебом и стихами.

Проект «Путешествие искусства»
В ноябре 2019 года мы провели открытый конкурс стихов для проекта, на который было подано 237 заявок! Поэт-лауреат из Бристоля Ванесса Кисууле помогла студии Люка Джеррама подготовить и отобрать 10 стихотворений. С некоторыми удивительными предложениями как от любителей, так и от профессиональных поэтов со всей Великобритании, составление коротких списков оказалось сложной задачей.Мы больше не занимаемся сбором стихов для проекта!

Освещение в прессе
BBC Radio Bristol Listen

10 лучших и лучшие из остальных
С таким количеством замечательных стихов, присланных для этого художественного проекта, действительно было стыдно не поделиться лучшими из тех, которые не вошли в окончательный вариант. Вот лучшие из остальных.

Поэт недели (10 неделя)
Эмма Робинсон - «Поэт недели» на этой неделе, а вот ее стихотворение!

Эмма Робинсон - автор пяти романов и родительского блога «Материнство для бездельников», а также преподаватель английского языка и мать двоих детей младшего возраста.Это стихотворение навеяно неожиданным днем, проведенным вместе дома из-за сильного снегопада. Он передает это ощущение нереальности дня вдали от обычной рутины и контраст между холодом снаружи и теплым уютом внутри.

Поэт недели (9 неделя)
Сара Уэсткотт - «Поэт недели» на этой неделе, а вот ее стихотворение!

Первый сборник Сары Уэсткотт Slant Light издается издательством Pavilion Poetry, и ее брошюра Inklings была выбрана Обществом поэтических книг.Ее стихи появлялись в журналах, включая Poetry Review, POEM и Magma, на пивных циновках, рекламных щитах и ​​бортах автобусов, а также в антологиях, включая Best British Poetry. Недавние награды - поэтическая премия Лондонского журнала и премия Манчестерского собора.

Сара выросла в северном Девоне, на окраине Эксмура, и очень интересуется миром природы. Она преподает поэзию в лондонском City Lit и живет со своей семьей в графстве Кент.

Поэт недели (8-я неделя)
Алан Шеперд - «Поэт недели» на этой неделе, а вот его стихотворение!

Я начал писать и исполнять стихи в Западном Корнуолле и его окрестностях в 2008 году и проводил еженедельные музыкальные вечера в The Crown в Пензансе.Если вам посчастливилось приехать пораньше и занять место, недостатком будет то, что вы услышите пару моих стихов, чтобы начать ночь. Большинство людей не против. Я всю жизнь бегал - и многие из моих стихов зарождаются, когда я бегаю по буксам в Годреви. Однако жизнь конечна, как и суставы и мышцы. Это стихотворение об увиливании и нехватке времени.

Поэт недели (7-я неделя)
Фатима Захра - «Поэт недели» на этой неделе, а вот ее стихотворение!

Я индийский поэт из Эссекса.Я - выпускница Барбаканского коллектива молодых поэтов и поэтов Roundhouse. В своей работе я исследую жизнь диаспоры и то, что для нас значит принадлежность. Рамадан в 2019 году - это дань уважения месяцам поста, которые я наблюдал, когда рос в Джидде, и заразительному чувству общности в эти месяцы.

Поэт недели (6 неделя)

Келли Дэвис - «Поэт недели» на этой неделе, а вот ее стихотворение!

Я родился в Лондоне, а сейчас живу в Мэрипорте, на побережье Камбрии, где работаю из дома внештатным редактором.Мои стихи были опубликованы в Mslexia и The Journal и нескольких антологиях, в том числе Write to Be Count (The Book Mill), Dusk (Arachne Press), Out of Context (Gray Hen Press) и Это место, которое я знаю: новая антология камбрийской поэзии (Handstand Press).

Шоу, упомянутое в моем стихотворении, называется Не хлебом единым . Его разработала и руководила Адина Тал, некоторые отрывки можно увидеть на http: // adinatal.ru / videos /

Поэт недели (неделя 5)

Шарлотта Бартлетт (12 лет) - «Поэт недели» на этой неделе, а вот ее стихотворение!

Привет, я Шарлотта и мне 12 лет. Я живу в Дорсете с моими родителями, сестрой-близнецом, младшей сестрой и множеством сумасшедших животных. Я написал это стихотворение, чтобы привлечь внимание людей к тому, что мы делаем с окружающей средой, чтобы мы все могли внести изменения, пока не стало слишком поздно.

Поэт недели! (неделя 4)
Лиззи Лоуренс - «Поэт недели» на этой неделе, а вот ее стихотворение!

Мое стихотворение о трудностях, связанных с необходимостью обеспечивать и выжить в качестве молодой матери-одиночки.Хотя сейчас я прошел через другую сторону, в моем стихотворении говорится о тяжелой работе, которая потребовалась, чтобы достичь этого, и о жертвах, которые учитель приносит за счет собственных детей и благополучия. Я хотел осветить эти проблемы и развеять мифы о мамах-подростках и о пособиях. В названии используется метафора для предоставления - а также ссылки на буханку хлеба - это также символизирует трудное время для меня, когда я не мог позволить себе поесть.

Поэт недели! (неделя 3)
Шерил Пирсон - «Поэт недели» на этой неделе, а вот ее стихотворение!

Мой первый сборник стихов «Oysterlight» был опубликован в 2017 году, и в настоящее время я работаю над сборником рассказов, основанных на традиционных сказках.Специально для этого проекта я написал свое стихотворение «Синий час»; Мне интересно исследовать различные виды творчества, и меня особенно привлекает практическое творчество, такое как выпечка и вязание. Многие мои стихи касаются того, откуда мы пришли и что передаем, не только генетически, но и практически - в данном случае рецепт, ремесло. Поэма состоит из тринадцати строк и представляет дюжину пекаря.

Поэт недели! (2 неделя)

Каришма Сангтани - «Поэт недели» на этой неделе, а вот ее стихотворение!

Каришма Сангтани - поэт из Лондона и Дарема.В настоящее время она учится на последнем курсе по английской литературе в Даремском университете и написала это стихотворение, размышляя о своем пребывании там. Она посвящает это стихотворение определенной группе женщин, которые стали одними из ее самых близких друзей за последние три года. В частности, это стихотворение навеяно ритуалом покупки ингредиентов и готовки для этих друзей как формы выражения ее глубокой благодарности и любви к ним.

Поэт недели! (1 неделя)

Спайки Тим из Бристоля был нашим первым поэтом недели, а вот его стихотворение!

Меня зовут Тим ​​Воспер (сценическое имя Спайки Тим), я бристольский поэт-перформанс.Меня описывали как «анархичного и комедийного», «харизматичного и энергичного». Я выступаю для всех возрастов, и мне очень нравится увлекать детей переживанием, сочинением и исполнением стихов.

Я являюсь частью музыкально-поэтического коллектива «Echoes & Edges», провожу детские поэтические мастер-классы, а также исполняю стихи и рассказы на детских праздниках. Мои стихи охватывают такие темы, как мой невероятный батут, когда меня сбивает собака, и мои неудачные попытки покататься на лыжах.

Хлеб и пирожные Кевина Прюфера - Стихи

 Старый кот умирал в кустах.Его дыхание было медленным, медленным,
                                          И еще
он смотрел на сладкую лужайку за домом,
покачивание высокой травы на горячем ветру,
как солнечный свет согревает мусорное ведро
сверкающая крышка.
                   Он закрыл свои горячие глаза,
затем снова попытался открыть их.

+

Собаки дружно объяснились
к проезжающему грузовому поезду.

+

Я не знаю, куда он делся,
ее муж сказал, не отрываясь от газеты

пока она стояла на заднем крыльце, тряся миску с едой,
называя одно из его имен.+

Все это наблюдал умирающий старый кот
из-под кустов его голова
боком в траве, мокрый мех там, где собака
поймал его зубами.

+

А теперь еще один поезд,
и собаки снова объясняются.

+

Еда издает искрящийся звук в металлической миске.
и кошка пытается оторвать свое тело от травы

но это чувство опустошено, пусто и странно
как будто он плывет прямо над кончиками травы,
как будто его лапы едва касаются богатых кончиков лезвий.+

Иногда собаки объясняются друг другу,
или проезжающим машинам, но в основном они обращаются к поездам.
Говорят, мы сильные собаки,
                                            но мы тоже хороши,
пока дети на велосипедах, пока бегуны,
в то время как огромные таинственные поезда
                                              пройти мимо них.

+

Кот все еще плывет над кончиками травы,
и солнце такое яркое, что двор сверкает,

и как бы хорошо там отдохнуть на горячей крышке мусорного бака,
там у растения в горшке, там на капоте машины?

Но он хочет, чтобы в металлической миске сияла пища,
пища, которая также дрейфует над кончиками травы.+

И тогда кот по рельсам плывет,
длинный звонок поезда свист в голове.

+

И собаки объясняют это,
мы хорошие собаки, хорошие собаки,
                                        как кошка растет
невозможно далеко, мы хорошие собаки,
как кошка - это почти воспоминание,
   
едва ли есть привкус во рту
одного из хора. 

Bread Loaf Awards 2020 Поэзия и художественная литература

Поздравляем победителей Премии Роберта Хайдуке 2020 года: первое место Мариэлла Сааведра Каркин за стихотворение «подожди», Триш Догерти на втором месте за стихотворение «Читая Уолта Уитмена». и Сюй Ли на третьем месте за свое стихотворение «Во время социального дистанцирования во время пандемии 2020 года Вивиан снова звонит мне.Лауреатом премии 2020 года в области фантастики стал Джон Леман за его рассказ «Люди казу».

Kazoo People


от Джона Лемана

Мой дорогой ослиный муж,

Позвольте мне предварить то, что я собираюсь сказать, сказав, что я люблю вас - так сильно. Не знаю почему. Я ничего не могу с собой поделать. Никто никогда не говорит о том, что такое безусловная любовь на самом деле. Не может быть условий, потому что оно рождается в месте, где условий не существует, и никто не хочет признавать что-то настолько важное, и он может продолжать жить, только если мы оставим это глубоко и одиноко в канализации внутри нас.Вот почему я все еще могу любить тебя, даже если я кое-что натворил. Потому что не знаю почему.

Иногда ты действительно можешь быть таким упрямым. Вы милы, и вам не все равно, но вы не знаете, что вас волнует. Внутри вас есть большое, чистое, пустое пространство, больше и темнее, чем все, о чем я когда-либо слышал, и когда появляется что-то реальное, вы прячетесь там. Вы действительно думаете, что имеете дело с вещами, и вы думаете, что тоже разговаривали со мной все эти годы. Но мой голос никогда не доходил до вас.Вы кричите и вопите в этом пустом пространстве внутри, и когда эхо возвращается, вы говорите себе, что это мой голос. Вот почему ты никогда не сможешь получить то, что мне нужно.

Надеюсь, на этот раз все будет по-другому. Я уже несколько месяцев копаю секретный ход в твое пустое место. Не скажу как. Это слишком ужасно. Думаю, я сделал это. Туннель, который я проложил, слишком мал для меня, но, возможно, этот посланник дойдет до вас.

Однажды я рассказал вам, как застал своего брата. Через несколько лет после ее смерти он был в комнате моей старшей сестры с коробкой ее вещей.Я сказал тебе, что тогда был третьеклассником, а он учился в колледже, и ты спросила, любит ли он ее. Но я пытался сказать еще кое-что, и вы остановили поток. На этот раз ты не можешь перебивать. Может, ты не поверишь тому, что я тебе говорю. Большую часть времени я сам стараюсь не верить в это. Тем не менее, я надеюсь, что дополнительные сведения помогут вам понять, почему вернуться к вам нельзя. Еще нет.

Я зашел к нему тем утром. Мне показалось, что я слышал, как кто-то плачет, но это был просто мой брат, и он никогда не плакал.Вы уже знаете, что он делал. Я видел его, и он видел меня. Он всегда был для меня странным, но в тот день я понял, что что-то не так. Свет был выключен, а на полу валялись использованные салфетки. Наши взгляды встретились. Он не двигался и ничего не говорил, но его глаза стали холоднее, чернее и тяжелее, чем когда-либо. Каким-то образом он затащил меня внутрь, показывая две мокрые дыры для глаз, по которым ужасные твари ползали и скользили в густой лужице желе. Я мог видеть свет коридора, тускло сияющий от тел в его глазах, и одно из безликих существ поднялось и начало толкать внутреннюю часть левого глаза, пульсируя свой путь через его зрачок в комнату.Что-то еще в комнате издало сосущий звук, и краем глаза я заметил, что оно движется ко мне на четвереньках. Я убежал, и голосом не смеялся мой брат.

Я пошел в свою комнату, запер дверь и залез под кровать. Моя голова была похожа на лопнувший воздушный шар, а легкие - на колючие мешковины. Мои пальцы впились в ковер, и я заснул прямо здесь, как будто сон был частью плана, а не моим собственным.

Я проснулась от прикосновения юбки кровати к моему лицу.Все мое тело болело, и мне очень хотелось принять душ, но я не двигалась. Я слышал приближающиеся шаги, как будто издалека, и голоса, становившиеся громче. Они звучали так, словно маленькие дети болтали и скулили друг на друга через казу.

«Иди найди ее», - приказал высокий голос. «Мы знаем, что она здесь».

«Но где?» - пожаловался второй голос.

«Под одеялом» сказал третий.

«Подождите, - сказал четвертый голос. "Смотреть."

Маленькая рука с подсветкой приподняла юбки кровати: «Ха, тебе не сбежать от нас, девочка.”

Еще более маленькие руки схватили меня за волосы, рубашку, руки, уши, вытаскивая меня из-под кровати в лужу лунного света. Я валялся на полу в окружении человечков, по крайней мере, я думал, что это мужчины. Они не напугали меня так, как следовало бы. Меня больше беспокоило то, как наступила ночь и насколько холодным лунный свет ощущался на моей коже.

Я мог видеть восемь или девять фигур. Все они были ростом ниже двух футов, в красных костюмах и белых туфлях.Их лица тоже были белыми, как гипсовые маски, но губы были черными, как зачесанные назад волосы. Один прыгал, как маньяк, другой обнюхивал землю у моих ног. Позади меня кто-то пробегал крошечными пальцами по моим волосам. Остальные стояли у моего лица, смотрели на меня, скрестив руки.

«Слышал когда-нибудь о зубной фее, малыш?» - сказал один, прикоснувшись к своему белоснежному носу. Он был длинным и коническим, как рожок мороженого.

«Тихо. Сегодня я пресс-секретарь, - прохрипел другой, неотличимый от остальных.«Маленькая девочка», - сказала пресс-секретарь. «Когда-нибудь мы окажем вам услугу. Большое одолжение ».

«Мы едим жевательную резинку на ужин там, где мы родом», - прошептал мне в ухо голос казу.

«Жевательная резинка и подливка!» - крикнула прыгающая фигура, хихикая.

«Шшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшш», - прервали несколько человек.

«Ты собираешься для нас что-нибудь закопать, девочка. Что-то очень важное », - продолжила пресс-секретарь. «Пора, люди! Давай сделаемся в тени! "

Все человечки гусиным шагом выстроились передо мной рядами.Я не мог сказать, сколько. Их глаза широко распахнулись, они поджали свои черные губы и массировали щеки кулаками, выталкивая бесцветное вещество изо рта, как говядину из мясорубки.

Я сел и стал смотреть. Они раскачивались и напевали мелодию, пока работали. Их песня казалась мне знакомой, и от нее я чувствовал себя все тяжелее и тяжелее. Вскоре у каждой фигуры образовалась куча мусора до колен, и мне так захотелось залезть в свою кровать и заснуть по-настоящему.

"Вот и все!" крикнул резкий голос.Это разбудило мою опущенную голову.

Я ахнул. Моя сестра лежала передо мной на земле, прекрасная, как день, когда мы нашли ее мертвой.

«Мы сделали ее для вас, чтобы вы могли решить нашу маленькую проблему. Разве она не похожа на твою сестру? - сказала пресс-секретарь, поправляя двубортный пиджак.

«Что тебе от меня нужно?» Я сказал.

«Она говорит! Она говорит!" несколько голосов закричали, смеясь.

«Тихо», - приказала пресс-секретарь, и голоса казу заворчали.«Ты собираешься бросить ее в землю. Запри ее для нас.

Я покачал головой и начал вставать, но казуисты закричали, вскочили и повалили меня на пол.

«Тебе нравится жевательная резинка?» - хихикнул мне в ухо голос.

«Итак? Что ты говоришь? Вы нам поможете? » спросила представительница.

Многие руки схватили меня за волосы и заставили кивнуть.

«Хорошо. Поехали. Да, и этого не забывай. Если вы не решите за нас нашу проблему до восхода солнца, что ж, мы не будем очень счастливы.Пока-пока."

Исчезло множество мелких тел. Я лежал неподвижно на ковре с закрытыми глазами, вдыхал и выдыхал, успокаивая кровь, непрерывно циркулирующую по моему телу. Снова один, мой мир был моим.

Но мое облегчение было недолгим. Я почти не заметил, как медленные руки, человеческие руки, мертвые руки моей сестры легли на меня и повернулись. Я почувствовал, как мой подбородок мягко приподнят, и безвольные руки потянулись к моей шее. Прежде чем я это понял, меня приколол. Я боролся с этими руками, но они цеплялись, сцеплялись вместе, как звенья в холодном ожерелья из плоти.

Тогда случился настоящий ужас. Все, что происходило раньше, было слишком странным, слишком запутанным для моего тринадцатилетнего ума. Теперь я могла плакать и долго кричала на ковер, но не могла оставаться там вечно. Я знал, чего требовали казуисты.

Я попытался встать с трупом моей старшей сестры, свисавшим с моей шеи, и потерпел неудачу. Затем я перевернул ее тело на спину и встал на четвереньки. Я так медленно пополз через комнату к двери. В доме было тихо, коридор был черным, и я спустился по лестнице на животе.

Достигнув площадки на первом этаже, я потянулся, чтобы повернуть ручку, и обнаружил, что она заблокирована изнутри.

«Тебе нужен ключ», - сказал влажный голос.

"Кто там?"

«Я». Это был труп.

«Ты умеешь говорить?»

«Время от времени. Вытащи ключ из моего рта ».

Я потянулся назад и обнаружил, что ключ торчит из сухих губ трупа. Ручка повернулась с ключом в ней, и подул дождливый порыв ветра. Я заколебался, но ничего не поделаешь.Я вылез через парадную дверь во двор, ключ все еще был в замке.

Трава была такой приятной под моими ладонями и коленями после тонких ковров в доме, а летний дождь ощущался прохладным на моих голых руках и ногах. Мне хотелось остаться там, в сырой траве, просто повалиться на бок, тело моей сестры обнимало меня сзади и позволяло траве расти над нами вместе навсегда.

«Я не твоя сестра», - прервал его труп.

"Кто ты тогда?" Я спросил.

«Если ты еще не знаешь, никогда не узнаешь.Найдите место, где я могу спать.

Я рухнул на бок у рододендронов не для отдыха, а для того, чтобы освободить правую руку. Я работал пальцами под плотно прилегающими каменными плитами перед входной дорожкой, толкал и тянул, пока земля не высыпала длинный кусок сланца. Он перевернулся и разбился о другие камни. Земля внизу была слишком тверда для моих пальцев. Я использовал один из осколков камня как лопату.

Не знаю, как долго я копался там под дождем, наполовину задыхаясь от тела на спине.Чем больше я царапал, тем грязнее становилась земля, пока дыра, которую я проделывал, не превратилась в лужу глубиной в несколько дюймов. Я отбросил камень в сторону, закрыл глаза и начал копать пальцами, стараясь не думать о том, чтобы бросить тело в такую ​​грязную безымянную могилу.

Копать стало легче, когда я проехал слой гравийной почвы. Я нашел ритм, поднимающий отстой со дна лужи на траву, пока не почувствовал, как длинные волокна текут вверх и вокруг моих пальцев.Я ощупал дно, вода дошла до моего плеча, и прикоснулся к тому, что могло быть только чьей-то скальпом. От моего прикосновения затопленная голова затряслась и поднялась, а ее тело последовало за мной. Следующее, что я помню, меня бросило на спину, труп подо мной, и, как грязный пловец, вылезающий из ужасного пруда, чтобы кричать на буйных детей, мокрый человек навис надо мной. Поддержанный двумя руками и кашляющей грязью, он сказал: «Оставь меня в покое, к черту».

При этом грязный человек плюхнулся обратно в яму и больше не всплывал.

Труп заговорил мне на ухо. «Если он здесь, будут и другие. Попробуй во двор через улицу ».

Отчаяние помогло мне перекинуть труп через плечо и босиком выбраться из дома моей семьи на улицу. Асфальт был теплым на ощупь, уличные фонари не отбрасывали теней, и пока я переходил дорогу, никогда еще дорога не казалась мне такой медленной рекой, рекой, замерзшей людьми, покрытой твердыми камнями и смолой. Тем не менее, я чувствовал, как он течет подо мной, чуть-чуть продвигаясь своим неизбежным путем со всеми другими реками к морю.

Соседский двор через дорогу тоже не заработал. Я хромал по подъездной дорожке, но когда я подошел к кованым воротам, я посмотрел вверх и увидел бледные фигуры, смотрящие на меня сверху вниз с гранитных стен, бегающие взад и вперед, крича и беззвучно насмехаясь, делая грубые жесты и бросая невидимых камни на меня. Я знал, что они не смогут помешать мне войти, если я попытаюсь, но, глядя в их слабые лица, я видел боль под их смятыми взглядами. Маленький мальчик открыто плакал, прыгая, и махал мне рукой, ни разу не выпуская из рук матери.

«Не здесь», - сказал труп.

Я согласился. Я повернулся и пошел по улице. У меня была идея. К этому времени дождь начал утихать, и теперь я мог сказать, что стекает по моей спине, а что было дождем.

«Что это за маленькие люди-казу?» - громко спросил я, пока тащился. Я не ожидал ответа.

«Они все», - сказал труп.

«Все? Что вы имеете в виду, все? " Я спросил.

Как будто на репетиции, в нем говорилось: «Это ветер, змей в деревьях, и электричество в проводах.Это моряки в океане и рыбы, плавающие в каждой голове. Они строят империю, которая просуществует тысячу лет, и они сокрушат любого, кто встанет у них на пути ».

«И они имеют какое-то отношение к моему брату?»

«Да, они сделали меня из жевательной резинки и подливки, и он их марионетка».

Мысль о том, что мой брат не был его личностью, успокаивала. Может быть, когда-то он был кем-то, но теперь он был ртом и руками для чего-то другого. Я не могу выразить, насколько меня утешало все эти годы знать, что он - никто.Он даже не прихвостень. Он как молоток, просто объект, и я не разделяю гены с теми, кто использует его, чтобы разбить мир. Может быть, поэтому в какой-то мере мне все еще нравится идея моего брата, даже если его не существует.

Прошёл час или больше, прежде чем я добрался до места, которое искал. Была тропинка в лес. Обычно это была десятиминутная прогулка, максимум, но время шло не так, и в какой-то момент ночи я наступил на что-то острое и порезал себе ногу.Я испугался, когда впервые увидел темные пятна, показывающие каждый мой шаг. Еще хуже было знать, что, если было достаточно света, чтобы увидеть мои следы, рассвет не мог быть далеким. Как я мог выкопать могилу за такое короткое время?

Я бросился так быстро, как мог, во мрак под деревьями. Ковер из сосновых иголок ужалил мою раненую ногу, но облегчал ходьбу. Как только я достиг высокого камня, на котором мы с сестрой иногда играли, я упал на колени и стал метаться в поисках мягкой земли.

«Вот, - сказал труп. Он освободил одну руку от моей шеи, указывая на небольшой круг камней, которые мы с сестрой сложили однажды несколько лет назад. Я перетащил себя и труп на нашу игровую площадку, и там была только что вырытая яма глубиной не менее шести футов. Внизу была длинная коробка. Пахло кедром.

«Никаких моль, которые съедят твои свитера», - сказал я.

Труп не ответил, но соскользнул с моей спины и с грохотом упал в гроб.

«Просто запри дверь, когда закроешь», - сказал труп.

«Заблокировать? С чем?" Я спросил.

«Ключ».

«Но я оставил это у себя дома, у входной двери!»

Труп вздохнул, и при этом его плоть начала проседать, а затем потечь. Вскоре это была лужа дерьма, а в центре был розовый червяк, слегка дрожавший, как будто ему было холодно и одиноко.

Все, что я мог придумать, это разбить крышку и столкнуть камни, которые мы с сестрой однажды собрали на ящик. Они издавали ужасный звук, стуча по дереву, и я надеялся, что не испортил деревянную раму или не проявил неуважение к могиле, но я должен был убедиться, что гроб не откроется.Может быть, я смогу вернуться в другую ночь с ключом.

Затем я толкнул влажную кучу земли рядом с ямой и топнул здоровой ногой по земле, пока она не стала твердой. Это было лучшее, что я мог сделать.

Я шел домой под восходящим солнцем. Я был в беспорядке, но меня никто не видел. Мне нужно было поспать и принять душ, а также, наверное, наложить много швов. Что бы сказали мои родители? Что бы сделал мой брат?

Вернувшись домой, я миновал лужу, которую выкопал перед домом.Входная дверь все еще была незаперта, но ключа не было. Мне хотелось броситься на землю и заплакать, но я был слишком напуган, слишком подавлен. Я чувствовал, как недовольны мной казуисты. Это было хуже стыда или вины, это был ужас. Они отомстят, и что я могу сделать, чтобы сопротивляться? Как я мог бороться с тем, о чем даже не подозревал? Единственным выходом для меня было пройти через все движения, оцепенеть, притвориться, будто я не знаю того, что я знаю, усомниться в своей тени.

С тех пор меня не оставляют в покое.Не совсем. После той ночи люди казу всегда наблюдали за мной. Больше они никогда не открывались мне. Со мной они тоже никогда не разговаривали, но я чувствовал их взгляды в школе и когда я играл на пианино. Иногда я мог видеть, как они двигаются в уголках моих глаз, или, если бы я был быстрым, я мог бы заметить, как худощавый человек скрывается из виду. Иногда я тоже слышал их голоса, а когда я видел своего брата, он понимающе улыбался мне.

Затем я встретил тебя, и это было похоже на чудо.Они оставили меня одного надолго. Я думал, что, начав с тобой новую жизнь, я оставил все это позади. Закройте и заприте дверь в ту прошлую жизнь, но я просто забаррикадировал ее, и когда мне пришло время принимать решение, когда вы поехали на север по делам, и я сказал, что сделал операцию, я не сделал этого » т пойти в клинику. Я пошел к брату. Я пошел к ним.

Я бросил его в гроб той ночью, пока тебя не было. Он кричал и плакал, и это разбило мне сердце. Я вернулся к вам, но ящик все еще не был заперт.Я делал вид, будто все хорошо, но не все. Они снова наблюдали за мной, ожидая подходящего момента. Это было так ужасно, и я боялась, что они тебя поймают. Вот почему мне пришлось уйти от вас. Вот почему я не могу вернуться. Не раньше, чем я снова найду ключ. Не раньше, чем я запру дверь.

Однажды, я обещаю, найду ключ и поверну его в замке. Тогда я могу вернуться к вам, и вы получите меня, и я буду иметь вас, и мы сможем начать настоящую жизнь вместе.

Ваша,

К

ждать


Мариэлла Сааведра Каркин

сделай себя меньше, сказали они

ну прямо не сказали

Понижайте голос, когда говорите на улице

в ресторанах, в магазинах сказали

за исключением того, что они на самом деле этого не говорили

, хотя их голоса поглотили / воздух, комната

, потому что мы, конечно, хотели знать / что они говорили

впишется в ваше пространство, ваша будка

ваш дом, они сказали

за исключением того, что они на самом деле не говорили

но потом один раз / один сказал:

не могли бы вы подождать, чтобы двое женщин позади вас могли уйти?

то, что он не сказал, было:

….так что две белые женщины могут уйти?

и вы, застигнутые врасплох [это не ваша вина], сказали:

мм, хорошо, я думаю, я не….

отлично! он сказал

, и вы смотрели, как они вошли, прежде чем вы

в момент ожидания вы задались вопросом

почему ваше время значит меньше или

почему время белых женщин значит больше

, но ожидание только усугубляет

вы чувствуете, как ваш гнев поднимается к вашему горлу

ты хочешь кричать / подпрыгивать на месте

вы хотите сказать, но не можете:

почему вы меня об этом спросили?

и он, дверной контролер, улыбается, наблюдая за вами / ждать

смотрит, но не видит как вы

уплыть над собой / хотя бы подождать

в место, где ваше время имеет значение / Богу, который говорит:

Подождите со мной / пока остальные не поймут

Подожди со мной / чтобы не провалиться сквозь пол

Оставив после себя лужу

голос дверного контролера / встряхивает в ответ / радостным голосом:

твоя очередь.

ты слова в голове крутишь

твоя очередь.

твоя очередь была 2 белых женщины назад.

ваша очередь, вы думаете / будет, когда вам не понадобится

снова парить / оставаться на земле на земле.

Чтение Уолта Уитмена


для D.J.D. 1926-2019
Триш Догерти

Я не прошу вашего благословения, я благословляю.

Совершено с несоответствиями, ошибочностью, неправильным произношением,

Сильный и довольный, я сижу у твоей кровати и читаю тебе Уитмена.

Уитмен был медведем человека, сильнее жизненных невзгод.

Его слова несут меня, и я крепко держусь

Твоя теплая рука, тоже можешь унести.

Много стихов, которые я мог бы читать сейчас, много поэтов, много стихов.

Мое доверие к нему уводит нас от этой белой больничной койки,

В гостях и в широкое окно

- Уведите нас, сэр, заглушите шипение кислородных баллонов,

Поднимите нас за пределы методичной прокачки ужасной трубки для кормления, наполните нас радостью.

Поэма блуждает туда-сюда.

Дорога, которую он вызывает, ведет назад к рождению и в небо;

Стихи - это булыжник на каждый момент между ними, и больше всего на этот момент.

Я думаю о вечных моментах, сохраненных с абсолютной ясностью

в глубине души, этот момент присоединяется к ним.

Теперь вы максимально далеки от идеального здоровья, от совершенного счастья;

Но вы также приближаетесь к самому совершенному здоровью и счастью, которые вы когда-либо знали.

Я пишу быстро, пока помню это уродство,

Некоторые дороги растворяются в лесу, тают среди деревьев.

Некоторые стихи доходят до последнего стиха и преодолевают метр, превращаясь в тишину.

Теперь, если возникнет идеальная тишина, меня это не удивит,

Теперь, если шипение и насос прекратятся, это меня не удивит,

Теперь я вижу дорогу и то, что она не заканчивается.

Теперь я пересматриваю все предыдущие соображения,

Каждое решение, принятое без полного знания

О том, как именно течет солнечный свет.

Вот это знание,

Вот человек подсчитанный - он растет и простирается, как тень вечером,

Прошлое, будущее, благодать, солнечный свет - он купается в них и окрашивает их обратно.

Вот все, что имеет значение, эти руки переплелись

Вы знаете, что будет дальше?

Ты знаешь, что я буду скучать по тебе?

Мы никогда не говорили о Уитмане,

Теперь уже поздно.

Он сейчас говорит со мной,

Не псалмы в цветах, но славный конец трудной дороги.

Это конец, который вам был обещан:

Отец, я протягиваю тебе руку. Я отдаю тебе свою любовь,

Я даю вам Уитмена, говорящего все, что мы хотим сказать сейчас и навсегда.

Поэма недели: Хлеб детства Игоря Павлюка | Поэзия

Хлеб детства

Бабушкины пирогидные вишни, почва
Весной благоухают,
Это вышитые сердца воспоминания
Тронутые криком
Журавля.

Сижу под елками и вспоминаю
Священные деревенские вечера
Дедушка мне говорил.
«Они были действительно богаты», - сказал он.

«Что-то хорошее потеряно с древних времен. Но что?
Песня? Кольцо серпа,
Жизнь катилась, как круглая буханка, пока время не укусило
В нее… »

Сумерки сгущаются.
Я ухожу из леса во сне.
Журавли кажутся
Танцевать на лугу, детство мое
Изящно вышито
Стеблями пшеницы.

Перевод Стива Комарницкого

* Пирогий - в украинской области поэта пироги - это пироги, а не пельмени

Игорь Павлюк - лауреат премии поэт из Волыни, на северо-западе Украины. Полесье, где он провел свое детство, - это регион, который он особенно прославляет и изыскивает в своей книге «Полет над Черным морем: избранные стихи» (Waterloo Press) - и читать эти ритмичные английские переводы Стива Комарницкого - значит путешествовать.

Один из возможных этимологических корней слова «Украина», как сообщает Википедия, переводится как «пограничье». Пристальное внимание Павлюка к месту сосуществует с интерпретацией границ как магически проницаемых. Хлеб детства привлек меня с первого знакомства, потому что он делает прошлое полностью настоящим. Говорящий, кажется, не просто вспоминает детство, но снова входит в него, как будто ступает на волшебную поляну в лесу, где внезапно становятся доступны все острые чувства ребенка.

Вкус вишневого пирога и запах весенней оттепели почвы зажигают метафору, превращаясь в «вышитые воспоминания сердца / Тронутые криком / Журавли». Синестетическое воображение связывает крик журавля с «прикосновением»: более очевидное прочтение, что крик птицы касается сердца говорящего, усложняется изображением «вышитых воспоминаний», так что сам крик превращается в колющую иглу. Бледное тесто и темно-красная вишня добавляют контрастных красок образу «вышивки».Павлюк здесь ссылается на одно из основных декоративно-прикладных искусств в Украине и настаивает на его важности. Это не просто утерянный народный обычай, но живое искусство, и вышивка самого стихотворения служит примером этой техники.

«Вечера священной деревни» второй строфы принадлежат не говорящему, а воспоминанию деда. Внук вспоминает их, как если бы он присутствовал, хотя он помнит воображаемую картину, которую он создал. Возможно, эти «деревенские вечера» «священны» для деда, потому что они отмечают конец рабочего дня, время особого духа товарищества и освобождения.Для поэта они олицетворяют прошлое, которое он так глубоко ценит. Такие социальные ритуалы могут больше не иметь большого значения в деревенской жизни. Поэма просто делает их присутствующими, без особых мольб или ностальгии, и поэтому эффект очерчивания границ снова смягчается.

Ностальгия сообщает дедовскому восприятию, но он пытается допросить его. Он заходит так далеко, что утверждает: «Что-то хорошее было потеряно с древних времен» - а затем он делает паузу и неожиданно спрашивает: «Но что?» Его ответом, кажется, была не песня, а ритмы дня, символизируемые серпом и развивающиеся в чудесном сравнении: «Жизнь катилась, как круглая буханка, пока время не укусило / В нее».Эту буханку также можно отождествить с «хлебом детства».

Когда говорящий покидает лес, его видение во сне остается неизменным. Нас приглашают изобразить почти волшебную реалистичную сцену с журавлями, на этот раз стайкой, танцующими на лугу. Также возвращается изображение вышивки, на этот раз олицетворяющее само детство. Узор подчеркивается красивой особенной деталью - «стеблями пшеницы». Тема питания сохраняется, хлеб и вышитая ткань подпитывают воображение.

Пейзаж, история и культура взаимосвязаны в видении Павлюка. Политические аспекты - национальный, региональный, экологический - подразумеваются и глубоко ощущаются, но никогда не навязываются поверхностно. Когда мы путешествуем по Украине, наши чувства всегда пробуждаются и задействуются первыми.

Ghazal Bread - Bowery Poetry

В эти дни карантина, когда прикосновение - это волна на расстоянии шести футов в маске, мы снова обращаемся к языку, к сути языка, к искусству языка, к поэзии.

The «Поэзия как хлеб» Ghazal - это совместная поэма, созданная миром поэтов, чтобы питать всех нас во время пандемии и представить мир после. Мы черпаем вдохновение у Пабло Неруды: «На нашей земле, до изобретения письма, до изобретения печатного станка, поэзия процветала. Вот почему мы знаем, что поэзия подобна хлебу, ее должны разделять все, ученые и крестьяне, вся наша огромная, невероятная, необычная человеческая семья ». Это совместное стихотворение было создано с идеей, что уникальный голос каждого поэта будет объединен в единое целое, и что результат будет доступен всем.Нет более подходящей для этого поэтической формы, чем газель.

«Поэзия как хлеб» Газель.

Если, как думал Неруда, поэзия хлеба,
Тогда пусть заквасит это темное время и станет моим хлебом . [Кристофер Меррилл]

Борьба (и поражение) в этой антипоэме, призрачная нить,
Намазывание холодного масла, сладкое варенье на поджаренный домашний хлеб . [Боб Холман]

Никто не ждет, чтобы простить мертвых
не прощайте ни грязи, ни псалмов, это празднование хлеба [Mahogany L.Браун]

Отвлеченный взрывными сроками и демонстрациями,
я не смог удовлетворить вашу просьбу о мирном хлебе . [Сандра Сиснерос]

Полицейские начали бить по головам, потому что еще один человек несправедливо мертв,
И даже во время беспокойства о вирусных вещах, это так же мрачно знакомо, как Wonder Bread. [Рик Муди]

Цепляясь за жизнь, наполненный ужасом, питаемый роями нежити
Кто ест мою плоть, грызет мои кости, как будто для них это свято хлеб [Чарльз Бернштейн]

Избегайте покупать вкусное кусочки застенчивого и находящегося под угрозой исчезновения панголина, чтобы уменьшить распространение вируса,
и следить за ученым, зараженным летучими мышами, который отравил наш ежедневный хлеб .[Джанет Хэмилл]

Пока кладовая пустеет, воображение насыщается,
Наслаждаясь ароматом хлеба прошлой недели. [Дана Джоя]

Наша мачта разбита, корабль не пилотируется,
мы преклоняем колени, просим у шторма наш ежедневный хлеб . [Мэрилин Нельсон]

Мои дети сидят и спрашивают, что будет дальше
, и я говорю им, что мы накроем стол, нарежем хлеб . [Idra Novey]

Древнее зерно сохраняется в мертвом воздухе новых веков,
оно поднимается все выше и выше, предлагая свой долговечный хлеб . [Данте Мишо]

Изолированный и изгнанный из дома, я испек сплющенный хлеб -
Я хлебал хлеб и призывал стихи, чтобы поддержать нас, как хлеб . [Эдвард Хирш]

Un platito de pan прошел ко мне через усадьбу
mi pana, как бы говоря, с кем я преломляю хлеб [Карл Майкл Иглесиас]

пожарная полиция / падение тела / протест / слава отвлекает
яркий свет / золото дураков / проданные души / крошки плесени / никогда не стоит хлеба [Джайв]

Хотя безумная от власти корона кричит своим красным ревербератором
Для синей славы сердца было сладкое слово , порожденное .[Хизер МакХью]

Чернила Гестетнера на твоем теле и голове
дали мне силы поделиться своим хлебом . [Андрей Кодреску]

«Все это потерянное время, - жаловалась она, - мне скучно до смерти».
"Тот единственный ответ", - ответил он. Замес теста для хлеба . [Форрест Гандер]

Я рад, что я не мертв из-за Covid 19.
Так я могу пить свою жидкость хлеб . [Бернадетт Майер]

но Любовь ждет в зелени, там, где изгибаются оливковые деревья.
Любовь сформировала вас из масла, грязи и ребер. Вы начали как хлеб [Кики Петросино]

Желание месить до тех пор, пока не исчезнет потребность
в человеческом прикосновении, рождает самый мягкий хлеб . [Нина Мюррей]

На моем родном языке слово «боль» переводится как хлеб.
Я плачу о детях, чьей ежедневной болью является выпрашивание хлеба. [Laure-Anne Bosselaar]

Еще не все.

Почему начинать каждый день со стихотворения «необходимо, как хлеб»

В течение последних 8 лет каждое утро мне звонит друг, или я звоню ему, чтобы начать день со стихотворения.Эта удивительно стойкая практика возникла в результате публикации «Импровизированной жизни» под названием «Что НЕ случилось?» о том, что НЕ нужно вскакивать с кровати, чтобы проверить электронную почту или прочитать новости утром. Вместо этого начните с нескольких минут чтения чего-то действительно ВЕЛИКОГО… всего, что напоминает вам о возможностях, других способах мышления, укрепляет вас. Мой друг сказал: Почему мы не делаем это каждое утро?

Мы обнаружили, что чтение - или прослушивание - стихотворения имеет эффект погружения нас прямо в данный момент, проливая много света на вещи, часто принося природу прямо в наши дома и головы.

Ведь стихи - это не слова, а огонь для холода, веревки, опущенные заблудшим, что-то необходимое, как хлеб в карманах голодных…

Мэри Оливер

Часто мы оставляем книгу открытой на день, чтобы мы могли легко вернуться к ней и позволить ей продолжить свои чары

Салли Шнайдер

У каждого из нас есть стопка книг рядом с диванами, с которых мы читаем; некоторые из этих книг лежали в стопке годами.Мы позволяем книге открываться наугад, а не последовательно. Случайный выбор никогда не перестает попадать в цель, как раз на данный момент, с идеальной одновременностью.

Вот несколько фаворитов:

Несколько лет назад легендарная поэтесса Мэри Оливер составила антологию своих любимых стихотворений «Посвящения». Это находка и выгодная сделка. Открывайте где угодно.

Ежедневно
Я вижу или слышу
что-то
что более или менее

убивает меня с

Когда мой друг недавно был помещен в карантин на 3 месяца вдали от дома, у него был только один сборник стихов: «Избранные стихи Су Дун-по», китайской почты XI века.Хотя он читал одни и те же стихи несколько раз за время своего пребывания, всегда казалось, что он слышит их впервые. Су Дун Пхо, казалось, каждую ночь писал новое стихотворение.

Цветки груши бледно-белые, ивы темно-зеленые -
Когда разлетается пух ивы, город заполняется опадающими цветами.
Снежные сучья у восточного частокола заставили задуматься -
за всю жизнь, сколько родников мы видим?

Оды чилийского поэта Пабло Неруды предлагают яркое представление о повседневных вещах - от лимона до слов «Спасибо».Все оды - сокровище.

чашка желтая
с чудесами,
грудь и сосок
благоухающий землей;
мигающий плод,
миниатюрный огонь планеты

amazon.com

Мы не пришли в W.S. Мервин еще пару лет назад. А потом было «Боже, какая поэзия!» и сразу вложились в двухтомник Собрание стихотворений У.С. Мервин. Если бы нам пришлось выбирать один, мы бы купили более поздний объем, охватывающий 1996–2011 годы.

Как время исчезает
пока мы живем под
большим деревом.

Салли Шнайдер

Мы нашли много сокровищ в «Просветленном сердце: антология священной поэзии». Я не уверен, что «священное» описывает подборку стихов. Редактор книг Стивен Митчелл называет их «стихами исполнения». Да это оно.

Вот отличный, маленький от Issa:

В оттенке цветущей сакуры
нет
чужого.

… И очень «импровизированная жизнь» Эмили Дикинсон, которую также можно найти в карманной книге библиотеки обывателя, прекрасный подарок. В то утро, когда мы его нашли, мы, должно быть, прочитали друг другу десять стихотворений…

Я живу в возможности -
Дом более справедливый, чем проза -
Окна более многочисленны -
Улучшенные - для дверей -

Камер как кедры -
Неуязвимые для глаз -
И вечные Крыша
Небесные игры -

Посетителей - прекраснейшие -
Для занятий - Это -
Широко раскинувшиеся мои узкие Руки
Собирать рай -

Фотография кубинского фотографа Джиджи де ла Торре (вверху) суммирует любопытное сочетание книги и природы, внутреннего и внешнего, поэзии и практичности, которые используются в нашей повседневной практике.

Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *